:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Гаевой А.И. Современные информационные технологии, как средство обеспечения государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников в уголовном судопроизводстве


Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)



2007, СПб, , , Гаевой А.И., 

Доцент кафедры предварительного расследования Краснодарского университета МВД России, к. ю. н., доцент Гаевой А.И.


СОВРЕМЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ, КАК СРЕДСТВО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЫ ПОТЕРПЕВШИХ, СВИДЕТЕЛЕЙ И ИНЫХ УЧАСТНИКОВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ



Обеспечение государственной защиты участников уголовного процесса, является определяющим моментом в соблюдении конституционных прав и свобод граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство.

 Анализ  социально-политических и экономических процессов, происходящих в современном российском обществе, а также правоприменительной практики, обозначил масштабность  проблем безопасности  населения.

В рамках рассматриваемых вопросов, хотелось обратить внимание на некоторые из них:  во-первых,  на  многочисленные отказы и уклонения потерпевших (свидетелей)[1] от участия в уголовном судопроизводстве, по причине оказания на них физического или психического воздействия  лицами, входящими в организованные преступные группы; во-вторых,  на безнаказанность и уклонение от уголовной ответственности  лиц, оказывавших давление на участников уголовного процесса; в-третьих,  отсутствие должного опыта правоохранительных органов в обеспечении государственной защиты. Подавляющее большинство следователей, прокуроров, судей оказываются не в состоянии противостоять этому явлению в силу его активности, мощности и организованности. Нередко они сами становятся жертвами посягательств  со стороны преступников[2].  Что же касается мер, направленных на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства, принимаемых законодателем и правоохранительными органами, то они, были непоследовательными и  реализовывались крайне медленно и противоречиво. К примеру, законопроект  «О государственной защите свидетелей, потерпевших и других участников уголовного судопроизводства» был разработан и представлен на рассмотрение в Государственную Думу еще 1992 году, однако долго лоббировался и вступил в законную силу  только лишь  с 1 января 2005 году[3]. Все это не могло не отразиться негативно  на  отправлении правосудия. 

В целом, анализируя существующую нормативную базу, направленную на решение рассматриваемых проблем, можно  сделать вывод о том, что она, в настоящий момент, более чем достаточна. Вместе с тем,   практика зарубежных стран, в первую очередь  Западной Европы,   свидетельствует о том, что решение вопроса безопасности участников уголовного судопроизводства возможно только в использовании комплексного подхода (соответствующее нормативное регулирование, четкие и отлаженные действия правоохранительных органов и умелое использование всех возможных современных достижений науки и техники). К примеру, в Италии, суд, с целью обеспечения безопасности свидетелей, потерпевших и обвиняемых, изобличающих соучастников, вправе  провести допрос с использованием видеоконференцсвязи [4]. И этот опыт в развитых европейских государствах не является исключением. Аналогичные нормы, предусматриваются уголовно-процессуальным законодательством Франции, Бельгии и Латвии.

Законодатель Украины, следуя в ногу со временем,  пошел еще дальше и закрепил в ч. 4, ст. 303 УПК Украины возможность проведения дистанционного допроса с применением аудио- и видео-помех. Что само по себе вызвало  «бурю негодования» со стороны отдельных украинских ученых-процессуалистов. Так,  М.И. Смирнов  пишет:  «Вызывает недоумение не до конца продуманная аналогичная позиция законодателя (ст. 303 УПК), допускающего проведение дистанционного допроса с аудио- и видео-помехами, полностью исключающими идентификацию допрашиваемого[5].

В уголовном судопроизводстве России, после включения в УПК РФ ч.3, ст.376, сложилась своего рода уникальная ситуация. С одной стороны новые экономические условия хозяйствования  заставляют задумываться об эффективном расходовании денежных средств. С другой,  жесткие требования  закона, представляющие право суду, применять современные телекоммуникационные средства (видеоконференцсвязь), только в одном случае – при рассмотрении кассационных жалоб осужденных на приговор суда.

Уникальность данного новвоведения заключается в том, что судебным органам, тех регионов где оно уже применяется, удалось добиться достаточно весомых результатов в их деятельности.

Так,  существенно улучшилась  оперативность судопроизводства – то, что ранее выполнялось в течение нескольких месяцев,  сократилось до нескольких недель. Многократно снизились финансовые расходы, связанные с доставкой осужденных в залы суда.  И, наконец,  повысился уровень безопасности участников процесса.  Из практики этапирования  осужденных, находящихся  под стражей, были исключены случаи побегов  во время их конвоирования и захвата ими заложников.

В то же время применение высокотехнологичных средств в уголовном судопроизводстве, не разрешило всех его проблем,   неразрешенность  целого ряда вопросов и в первую очередь правового характера, вызвало среди ученых и юристов-практиков бурную дискуссию.

Так, В.А. Терехин  и А.Е. Федюнин отмечают: «Успешное применение видеоконференцсвязи  в уголовном судопроизводстве не должно быть ограничено лишь теми областями, которые сегодня указаны в уголовно-процессуальном законодательстве». Далее они отмечают, что в перспективе сфера ее использования может быть расширена, и следующим этапом внедрения видеоконференцсвязи должно стать юридическое закрепление возможности ее использования для получения свидетельских показаний по уголовным делам»[6].

Разделяя мнение данных авторов, полагаем, что рассмотрение  вопроса о возможном использовании видеоконференцсвязи на стадии предварительного следствия (при производстве допроса) давно назрел и его промедление лишь  искусственно тормозит процесс вхождения новых технологий в уголовное судопроизводство на более ранних его стадиях.

В то же время мы прекрасно понимаем, что этот процесс не может быть поспешным, поскольку  требует обстоятельного исследования  и уточнения целого ряда процессуальных  аспектов. И, в первую очередь, тех, которые связаны с защитой прав и законных интересов личности, а также признания результатов, полученных таким образом в качестве доказательств.

Развивая тезис о возможном расширении права применения видеоконференцсвязи, мы считаем, что оптимальным в данном случае будет являться производство трех следственных действий: допроса, очной ставки и предъявления для опознания (на стадии предварительного расследования), и,  допроса свидетеля (потерпевшего) и подсудимого (если он свидетельствует в отношении соучастников  совершенного ими преступления) – входе судебного следствия. 

Приведем несколько обстоятельств, которые, на наш взгляд, должны подтолкнуть законодателя к принятию соответствующего решения в этом направлении.

Во-первых,    предоставление возможности органам предварительного расследования использовать видеоконференцсвязь при допросе, очной ставке и при предъявлении для опознания, позволит им уже на стадии предварительного следствия существенно повысить эффективность мер безопасности, принимаемых по отношению к свидетелю (потерпевшему) и другим участникам уголовного процесса. По нашему убеждению это предаст им уверенности  в своей защищенности и устранит случаи отказа от участия в расследовании. Соответственно, исключит из практики многочисленные случаи физического и психического воздействия членов организованных преступных групп на добросовестных участников уголовного процесса.

Во-вторых, учитывая большую протяженность территории Российской Федерации и миграционную активность граждан не только внутри государства, но и зарубежом, органы предварительного расследования и суд,  смогут оперативно решать вопросы с проведением следственных и судебных действий без непосредственного участия свидетелей и существенно сократить финансовые затраты на судебные издержки.

 В-третьих, использование видеоконференцсвязи поможет органам предварительного следствия и суду решать оперативно свои проблемы с необходимостью допроса участников судопроизводства и в тех случаях, когда они по причине недоверия    правоохранительным органам запрашивающего государства, не желают покидать территорию страны, где в настоящее время находятся. В этой связи, вполне справедливо отмечает В.В. Милинчук, что главным препятствием для расследования дел, по которым необходимо получить показания свидетелей и экспертов, живущих зарубежом, является то обстоятельство, что эти лица по существующим международным документам могут быть вызваны повесткой, однако запрашивающее государство не вправе накладывать на них обязательства по явке в суд. Подобные решения не могут быть принудительно исполнены, поскольку не имеется соответствующих международных правовых механизмов[7].

В-четвертых,   использование современных средств телекоммуникации, поможет разрешить ряд проблем, возникающих при неявке свидетелей (потерпевших) к  следователю и в суд  по причине неудовлетворительного состоянию своего здоровья или материального положения,  затрудняющего переезд и  их проживание.

            Автор данной статьи выражает надежду на то, что высказанные им идеи с пониманием будут восприняты научной общественностью и смогут оказать положительное влияние на разрешение в скором времени процессуальных проблем  обеспечения государственной защиты участников уголовного судопроизводства.





[1]См.:  Государственная защита участников уголовного процесса. / О.А. Зайцев. – М.: Экзамен, 2001. С. 7.


[2] См.: там же. С. 8.
[3] Федеральный закон РФ от 20.08.04 №119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Постановление Правительства РФ от 10.04.06 г. №200 «Об утверждении государственной программы «обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 гг.». Постановление Правительства РФ от 27.10.06 г. « Об утверждении правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». 
[4] См: Борьба с преступностью за рубежом. – М., 1995 -№12, -с. 4-5; Законодательство Италии о борьбе с организованной преступностью // Законность. 1993. 1993.- №11.- с.34-38.

[5] Смирнов М.И. Дистанционное проведение допроса: перспективы развития// Материалы 4-й научно-практической студенческой конференции. Одесса, 20 апр. 2001 г. / Отв. ред.  М.О. Баймуратов. – Одесса: Юрид. лит-ра, 2001.  С. 181–189.

[6] Терехин В.А., Федюнин А.Е. Видеоконференцсвязь в современном судопроизводстве. // Рос.  юстиция, №1, 2006. с. 4 -5.

[7] См.: Милинчук В.В. Институт взаимной правовой помощи по уголовным делам. Действующая практика и перспективы развития. - М.: "Юрлитинформ", 2001.С. 128.


: 16/09/2007
: 2971
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта