:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Николюк В.В. Судебный контроль за исполнением приговора: правовые основы, формы осуществления, перспективы развития




Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)




2007, СПб, , , Николюк В.В., 
Николюк В.В., доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, (ВНИИ МВД России)


СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ПРИГОВОРА: ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ, ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ


1.  При исполнении  судебных приговоров (определений, постановлений) судьи  рассматривают  значительное число представлений  органов, исполняющих наказания, и ходатайств осужденных. В результате  принимаемых судьями решений правовое положение осужденных,  определенное вступившим в законную силу приговором  суда,  изменяется, порой существенно.

На 1 августа 2007 г. в России  функционируют 1057 учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, в которых  отбывало наказание  свыше 888 тыс. осужденных. Только за  один 2006 г.  судьями  рассмотрено  181,3 тыс.  ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении  (удовлетворено  129,6 тыс. или  71,4 %),  33,2 тыс. - о  досрочном освобождении от условного осуждения  (удовлетворено 31 тыс. или  93,4 %),  12,5 тыс.  -  о снятии судимости (удовлетворено 11 тыс. или  88,5 %),  2,4 тыс.  – об освобождении  от наказания по болезни  (удовлетворено 1,5 тыс.  или  62,6 %),  10,6 тыс. представлений  о замене неотбытого срока лишения свободы более мягким наказанием (удовлетворено 8 тыс. или 75,2 %),  55,3 тыс. -  об отмене условного  осуждения (удовлетворено 41,6 тыс. или  75,0 %),  72,3 тыс. – о продлении испытательного срока при условном осуждении  (удовлетворено  65,8 тыс. или 91,1 %).  Всего  в 2006 г.  судьями рассмотрено свыше 380 тыс. представлений и ходатайств по вопросам  исполнения  приговоров или  (за этот же период судами рассмотрено по существу 848, 7 тыс. уголовных дел).  

В этой связи представляется целесообраз­ным обсуждение проблемы судебного конт­роля применительно к стадии исполнения приговора, где осуществляется самостоятель­ное судопроизводство, разрешаются споры сторон, происходит судебная защита прав и свобод личности.

2.         В современной уголовно-процессуальной теории судебный контроль рассматривается одними авторами как особая форма реализации правосудия на досудебном этапе и в судебно-контрольных стадиях, а принимаемое по его результатам судебное решение  как акт правосудия (Н.Н. Ковтун, В.А., Лазарева, В.М. Лебедев, И.Г. Муратова), другими - как самостоятельная уголовно-процессуальная функция, осуществляемая за рамками собственно уголовного правосудия (Е.Б. Абросимова, В.А. Азаров, В.Н. Галузо, Л.Н. Масленникова, И.Ю, Таричко, О.В. Химичева, С.А. Шейфер, В..Я. Яблоков), третьими - как составная часть правосудия (В.М. Бозров) или один из его элементов (И.Л. Петрухин).

2.         Сторонники первой точки зрения полагают, что судебный контроль в уголовном судопроизводстве реализуется в двух основных формах: как контроль за действиями и решениями органа предварительного расследования и прокурора и как контроль за действиями и решениями нижестоящего суда. При этом при характеристике судебного контроля выделяют следующие качественные его признаки:

а)         это строго регламентированная законом уголовно-процессуальная деятельность суда, сущность которой составляет проверка законности и обоснованности определенных действий или решений органов и лиц, ведущих процесс;

б)         судебный контроль направлен на разрешение правового спора (конфликта) сторон по существу и имеет цель судебной защиты конституционных прав и свобод личности;

в)         инициатива к реализации той или иной формы судебного контроля исходит не от суда, а от заинтересованных в разрешении спора субъектов;

г)         результатом является вынесение общеобязательного, обеспеченного принудительной силой государства судебного акта, при­званного к правовому разрешению спора сторон.

 

3.         В рамках подхода к феномену судебного контроля как самостоятельной, не входящей в содержание правосудия функции его разработчики считают, что судебный контроль осуществляется в следующих формах:

а)         рассмотрение и разрешение ходатайств органов предварительного расследования о проведении следственных действий или применении мер процессуального принуждения, способных ограничить (нарушить) существенные конституционные права и свободы граждан;

б)         последующая проверка судом действий и решений дознавателя, следователя, прокурора, проводимых в случаях, не терпящих отлагательства без разрешения суда, на предмет их законности и обоснованности;

в)         рассмотрение судом жалоб на неправомерные действия властных субъектов уголовного процесса, а также суда в случае отказа в удовлетворении ходатайств о восстановлении пропущенного срока подачи жалобы;

г)          рассмотрение кассационных жалоб на решения суда, принятые в процессе реализации функции судебного контроля;

д)         контроль качества доказательств на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

4.         В многочисленных научных трудах, посвященных судебному контролю в уголовном судопроизводстве, обходится вниманием деятельность суда по разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора.

Известно, что в силу нечеткости законодательной регламентации предмета уголов­но-исполнительного судопроизводства в су­дебной практике, одобренной в свое время Пленумом Верховного суда СССР (имеется в виду его постановление от 22 декабря 1964 г.. «О не­которых процессуальных вопросах, возникающих в судебной практике при испол­нении приговоров»), суды первой инстанции в порядке исполнения приговора фактичес­ки корректировали вступившие в законную силу приговоры, определяя или заменяя вид исправительного учреждения осужденному, расширяя или сужая пределы наказания в виде конфискации имущества и др., т. е. осу­ществляли своеобразный контроль за приня­тыми ими же или равными им судами акта­ми правосудия. Частично такая практика сохранилась и в настоящее время. Так, на­пример, судья вправе отступить от резолю­тивной части уже вступившего в законную силу приговора и продлить испытательный срок при условном осуждении, рассрочить уплату штрафа на срок до трех лет.

5. Если в УПК РФ ничего не говорится об осуществлении судом контроля за испол­нением вынесенных им судебных решений по уголовному делу, то в ст. 20 УИК РФ «Су­дебный контроль» законодатель записал, что суд контролирует исполнение наказаний при решении вопросов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденно­го, об отсрочке отбывания наказания бере­менным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, а так­же об изменении вида исправительного уч­реждения. Поскольку деятельность суда по рассмотрению и разрешению вопросов, свя­занных с исполнением приговора, регулиру­ется уголовно-процессуальным законода­тельством и рассматривается в юридической литературе как самостоятельная стадия или особое производство в уголовном процессе, но в любом случае как его неотъемлемая, составная часть, то с учетом содержания ч. 1 ст. 20 УИК РФ имеются формально-юриди­ческие предпосылки к тому, чтобы говорить  об осуществлении судебного контроля за ис­полнением приговора.

6. В ст. 397 УПК РФ «Вопросы, подле­жащие рассмотрению судом при исполнении приговора» пределы судебной компетенции в сфере исполнения приговоров определены значительно шире в сравнении с ч. 1 ст. 20 УИК РФ. Дополнительно в ст. 397 УПК РФ названы также вопросы: о замене наказания в случае злостного уклонения от его отбыва­ния; об отмене условно-досрочного освобож­дения, условного осуждения или о продлении испытательного срока; об отмене либо о до­полнении возложенных на условно осу­жденного обязанностей; об освобождении от наказания или о смягчении наказания вслед­ствие издания уголовного закона, имеюще­го обратную силу; о снижении размера удер­жания из заработной платы осужденного к исправительным работам; об отмене отсроч­ки отбывания наказания беременным жен­щинам и женщинам, имеющим малолетних детей; о заключении под стражу осужден­ного, скрывшегося в целях уклонения от от­бывания наказания в виде штрафа, обяза­тельных работ, исправительных работ, либо ограничения свободы до рассмотрения воп­роса о замене наказания; о признании, по­рядке и об условиях исполнения приговора суда иностранного государства, которым осужден гражданин Российской Федерации, передаваемый в Российскую Федерацию для отбывания наказания.

Кроме того, к компетенции суда отне­сено и рассмотрение вопросов, связанных с исполнением других, кроме приговора, су­дебных решений. Так, судья решает вопро­сы о продлении, об изменении или прекра­щении применения принудительных мер ме­дицинского характера в соответствии со статьями 102 и 104 УК РФ, о продлении либо прекращении   срока   пребывания   не­совершеннолетнего осужденного в специ­альном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, переводе его в другое спе­циальное учебно-воспитательное учрежде­ние закрытого типа в соответствии с ч. 4 ст. 432 УПК РФ; об отмене назначенных судом несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия и направлении материалов прокурору для привлечения к уголовной ответственности.

7.         В правовой теории уголовно-процессуальная деятельность суда по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, не включается в содержание судебного контроля. В абсолютном большинстве научных работ, посвященных проблеме судебного контроля в уголовном процессе, деятельность суда в стадии исполнения приговора вообще не упоминается. Исключением в этом плане является докторская диссертация Н.Г Муратовой «Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики», защищенная ей в 2004 г. в Уральской юридической академии[1].

Автор рассматривает судебный конт­роль за исполнением приговора как важное средство укрепления законности в деятель­ности учреждений и органов, исполняющих наказание, называет следующие его формы:

рассмотрение ряда вопросов исполнения наказаний;

рассмотрение ряда жалоб осужденных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказание;

уведомление учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы суда, вынесшего приговор, о начале и месте отбывания наказания осужденным.

Одновременно Н.Г. Муратовой поддерживается уже неоднократно высказываемое на стра­ницах юридической печати (В.М. Зубенко, B.C. Епанешников, В.М. Лебедев, Вл. Руднев) предложение о введении в судебную систему должности пенитенциарного судьи, а в апел­ляционных и кассационных инстанциях - со­здании уголовно-исполнительной коллегии.

8.         Наши принципиальные соображения по проблеме судебного контроля при исполнении приговора сводятся к следующему.

а) будучи сторонником позиции, со­гласно которой судебный контроль являет­ся самостоятельной, наряду с правосудием по уголовным делам, судебной функцией, пола­гаю, что судебный контроль осуществляется и при рассмотрении судьей вопросов, пере­численных в ст. 397 УПК РФ и ч. 1 ст. 20 УИК РФ. Деятельность судьи по их рассмотрению и разрешению регламентируется уголовно-процессуальным законом, инициируется заинтересованными субъектами, протекает в соответствующих процессуальных формах (судебное заседание), завершается вынесени­ем соответствующего постановления, обес­печивает охрану прав и законных интересов личности.

б) рассмотрение судьей жалоб осужден­ных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих нака­зания, происходит за пределами уголовного судопроизводства, не по правилам, установленным ст. 125 УПК РФ. Порядок рассмот­рения жалоб граждан специально регламен­тируется Законом РФ от 27 апреля 1993г. «Об обжаловании в суд действий и решений, на­рушающих права и свободы граждан». Про­изводство в суде по жалобам осужденных на действия администрации учреждений и ор­ганов, исполняющих наказания, не носит уголовно-процессуального характера, яв­ляется по своей природе административ­ным. Поэтому оно не может входить в пред­мет судебного контроля, осуществляемого за исполнением приговора в уголовно-процес­суальных формах.

Аналогичная ситуация складывается и при уведомлении судов, вынесших приговор, администрацией учреждений и органов, ис­полняющих наказания, о начале и месте от­бывания осужденным наказания. Возникаю­щие при этом отношения судов и админист­рации учреждений и органов, исполняющих наказания, также не носят уголовно-процес­суального характера.

в) для установления четких границ судебного контроля в уголовном судопроизводстве требуется согласование текстов ст. 397 УПК РФ и ч. 1 ст. 20 УИК РФ, приведе­ние их в соответствие между собой;

г) нуждается в конкретизации право судей посещать без специального на то разрешения учреждения и органы, исполняющих наказания (п. «г» ч. 1 ст. 24 УИК РФ).

9. Обсуждаемые на страницах юридической печати предложения о введении в судебной системе должности пенитенциарного су­дьи, то они представляются, несмотря на их внешнюю привлекательность, слабо прора­ботанными, опирающимися на недостаточно изучен­ный соответствующий зарубежный опыт ре­шения подобных вопросов. Кроме того, они не учитывают российские реалии, в частности то, что учреждения и органы, участвующие в ис­полнении приговоров, рассредоточены по стране неравномерно, каждый субъект РФ объективно не в состоянии иметь хотя бы по одному пенитенциарному учреж­дению каждого вида и режима[2].

Для того чтобы на профессиональном уровне обсуждать возможные варианты со­здания в российской судебной системе пе­нитенциарных судов, целесообразно, как представляется, по аналогии с проблемой учреждения судов для несовершеннолетних (ювенальной юстиции) организовать целевое обсуждение соответствующего круга вопросов в рамках специальной научно-практической конференции, подготовить необходимые нормативные правовые доку­менты о проведении в отдельных регионах страны правового эксперимента (как это было с введением суда присяжных), осуще­ствить его мониторинг и в зависимости от его результатов внести предложения в законодательные органы.

Таким образом, в рамках уголовного судопроизводства осуществляется судебный контроль за исполнением приговоров путем рассмотрения в судебном заседании представлений учреждений и органов, исполняющих наказания, и ходатайств осужденных. Суд также контролирует исполнение приговора при рассмотрении жалоб осужденных и иных лиц на действия администрации учреждений и органов, исполняющих наказание. Однако в этом случае судебный контроль осуществляется не в уголовно-процессуальной форме, носит административный характер. Идея выделения в судах должности пенитенциарного судьи, а в апел­ляционных и кассационных инстанциях - со­здания уголовно-исполнительной коллегии, требует дополнительного обоснования, в современный период она практически не реализуема, не «вписывается» в сложившуюся в


[1] См.:  Муратова Н.Г, Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики: Автореф…дис. докт. юрид. наук. - Екатеринбург: Уральская государственная юридическая академия, 2004. С. 13, 39-41.
 

[2] Большинство из 1057 учреждений уголовно-исполнительной системы, исполняющих наказание в виде лишения свободы (исправительные и воспитательные колонии, следственные изоляторы, тюрьмы), сконцентрировано в северных, уральских и сибирских регионах России. На территории многих субъектов РФ нет таких учреждений уголовно-исполнительной системы как исправительные колонии особого режима (всего их в стране 30), для содержания лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы  (в стране только 5 таких колоний), для женщин (46 колоний) и для несовершеннолетних (62        воспитательные колонии), тюрьмы (их количество сократилось с 13 в 1999 г. до 7 в 2007г.)

: 07/10/2007
: 3660
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта