:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Кузьмина О.В. Концепция состязательности в российской правовой мысли


Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)
оглавление


2007, СПб, , , Кузьмина Ольга Владимировна, 



Кузьмина Ольга Владимировна, декан юридического факультета Ивановского государственного университета, зав.кафедрой уголовного права и процесса, кандидат юридических наук, доцент

КОНЦЕПЦИЯ СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ МЫСЛИ


           
Законодательное закрепление состязательности (ч.3 ст.123 Конституции РФ, ст.15 УПК РФ) делает необходимым дальнейшую теоретическую разработку и практическое осуществление мер, которые позволили бы полностью использовать заложенные в таком построении процесса потенциальные возможности, сделали бы состязательность действительно работающей, эффективной. Цивилизованное судопроизводство невозможно без его состязательного построения. Именно состязательность определяет природу уголовного процесса [1].  Это понятие в разные эпохи имело различный смысл. Более чем тысячелетия история развития состязательности наглядно демонстрирует общие закономерности становления правовых систем, их связь с демократическими формами политического устройства общественных структур, являясь главным инструментом как защиты справедливости в суде, так и обеспечения народовластия.

            Разным этапам исторического развития присущи свой масштаб и своя мера формального равенства, свой круг субъектов и отношений, свое содержание состязательности. В самом общем виде можно сказать, что состязательность как способ организации процесса всецело зависела от меры признанности и защищенности прав человека в том или ином обществе, от ступени общецивилизованного развития, социально-экономической организации и степени гуманизации и либерализации.

            Каждой ступени в историческом развитии общества присуща своя юридическая концепция о способах разрешения конфликтов внутри общества. И.Я.Фойницкий писал: «История уголовного процесса начинается господством в нем частного начала… Мало-помалу выясняется и постепенно развивается публичное начало уголовного процесса; он становится делом общественным, государственным»[2].  Появляются разнообразные формы разбирательства криминальных конфликтов. На первоначальном этапе они носили розыскной характер, а впоследствии в процедуру рассмотрения дел постепенно стали вводиться элементы состязательного процесса.

            Господство в России на протяжении многих столетий деспотичной системы власти, бесправное положение подавляющего большинства населения, отсутствие гарантий прав и свобод личности, утверждение бюрократически-централизованной системы управления предопределили застойный характер политической, экономической и правовой жизни страны. Необходимость преодоления этой отсталости осознавалась передовыми представителями российского общества. Это обеспечило проведение судебной реформы 1864 года. Страна стала постепенно входить в романо-германскую правовую систему, заимствуя многое в римском праве и странах континентальной Европы, придерживающихся романской системы [3].

            Научное обеспечение современной судебной реформы не сводится лишь к участию правоведов в подготовке и обсуждении законопроектов, а предполагает выработку предложений и идей, направленных на совершенствование всей правоохранительной деятельности. Многие критические оценки действующего российского законодательства в сфере судопроизводства связаны с толкованием принципа состязательности. Отсутствие единства в научных взглядах на вопросы о природе состязательности как формы и принципа построения процесса, о способности суда обеспечить справедливость правосудия, и в этой связи о способах обеспечения эффективности состязательной деятельности, представляет собой одно из главных препятствий на пути реализации концепции состязательного судопроизводства.

            Исследование теоретических основ учения о состязательности в российской правовой мысли дореволюционного периода имеет несомненную актуальность, поскольку позволяет сопоставить с ними и более глубоко оценить предлагаемые в настоящее время концепции осуществления в Российской Федерации преобразований в сфере правосудия. Разрешая проблемы, связанные с реализацией в современной России идеи построения судопроизводства по состязательной модели, полезно обратиться к опыту правовых дискуссий, сопровождавших судебную реформу 1864 года, в ходе которой  впервые в истории российского права было наиболее полно и последовательно закреплено и реализовано состязательное начало в качестве основы осуществления правосудия в дореволюционной России.

            Сегодня, как и в конце XIX-начале XX века, юристы вновь ведут споры о том, обеспечивает ли состязательный процесс справедливость правосудия; о том, должна ли противопоставляться активная роль суда в процессе состязательному началу его осуществления; о том, как обеспечить реальное равноправие сторон в процессе, а также о необходимости достижения истины в ходе производства по конкретному делу.

            Анализ юридических изысканий указанного периода обладает значительным потенциалом для разрешения этих вопросов в настоящее время.

            Примечательно, что проблема типа судопроизводства рассматривалась большинством дореволюционных авторов в неразрывной связи с проблемой соотношения личного и общественного интереса, имеющей помимо правового также общефилософское и этическое значение. Сам термин «состязательность» в многочисленных работах указанного периода использовался достаточно широко, и зачастую служил символом демократизма ( в широком понимании этого слова) в сфере судопроизводства. Так, по мнению В.К.Случевского, «состязательное начало составляет душу современных как гражданского, так и уголовного процессов, а потому мера развития в том и другом процессе состязательного или противополагающего ему следственного начала есть вопрос политики права» [4].

            Также понятие состязательности обозначало одну из форм (один из типов) процесса как социального института, обусловленного особенностями исторического развития того или иного государства, которая предопределяет источник движения уголовного и гражданского судопроизводства и основы процессуального положения (статуса) его участников. Именно с тех пор в российской правовой науке различают три исторические типа процесса: инквизиционный (следственный, розыскной), состязательный и смешанный.

            Развитие учения о формах (типах) процесса подтвердило верность подхода ученых дореволюционного периода в определении критерия, с помощью которого и сегодня проводится разграничение состязательного и следственного порядков судопроизводства. Таким критерием является наличие спора равноправных сторон перед независимым судом с разделением основных процессуальных функций: обвинения (уголовного преследования), защиты и рассмотрения и разрешения уголовного дела (правосудия).

            Базируясь на теории типов процесса в их исторической ретроспективе, созданной А.Х.Гольмстеном, К.И.Малышевым, С.В.Познышевым, Н.Н.Розиным, В.К.Случевским, И.Я.Фойницким, современные ученые также принимают за основание типологии процесса соотношение интересов автономной личности и государства [5].

            Блестящий анализ типа процесса в зависимости от соотношения частного (личного, индивидуального) начала и публичного (государственного) начала представлен в работах И.Я.Фойницкого. Критикуя дореформенный розыскной порядок судопроизводства, он указывал, что сущность его заключена в поглощении интересов личности интересами государства, «права личности отрицаются в обвиняемом, который становится предметом исследования, подлежащим экспериментам суровым во имя государственного интереса; отрицаются эти права в обвинителе, которого заменяет безличная воля закона, наперед стремящаяся определить движение процесса; отрицается и в судьях, которые связываются формальной теорией доказательств…; понятие сторон изгоняется из процесса; последний перестает быть живым судебным спором их и превращается в безличное исследование…»[6].

            Состязательность рассматривалась не только как историческая форма судопроизводства, но и как его принцип (начало).

            Традиционно признано, что основное содержание состязательности составляют независимость суда и равноправие сторон, которые с древнеримских времен известны как neto judex in re sua – никто не может быть судьей в своем собственном деле, и audiatur et altera pars – да будет выслушана противная сторона. Развивая эти положения, дореволюционная теория считала необходимыми признаками состязательности в уголовном процессе: 1) наличие в процессе сторон с противоположными материально-правовыми интересами, стоящих отдельно от суда; 2) процессуальное равноправие сторон, участвующих в деле; 3)освобождение суда от тех процессуальных функций, которые выполняются в процессе сторонами [7].

            Большинство авторов рассматривали состязательность с позиции не только деятельности сторон, но также роли и функций суда в процессе, в том числе в вопросах руководства материальной стороной процесса (отыскание и собирание доказательств по делу). Широкое понимание состязательности в дореволюционной гражданско-процессуальной доктрине повлекло за собой необходимость в уголовно-процессуальном учении отстаивать обоснованность применения в уголовном судопроизводстве состязательного начала с позиций соответствия его принципу публичности. В этой связи в трудах многих правоведов того времени можно встретить рассуждения о роли суда в уголовном и гражданском процессах. Так, С.В.Познышев считал, что поскольку уголовный процесс отправляется в интересах общегосударственных, то и «уголовный суд более активен, он может в большей степени участвовать в собирании доказательств», чем суд гражданский[8].

            А.Х.Гольмстен отрицал саму возможность построения уголовного процесса на началах состязательности и полагал, что суд решает дело только на основании того, что выяснено сторонами [9].

            Некоторые авторы усматривали проблему в несоответствии пассивной роли суда, которую они считали неотъемлемым признаком состязательного процесса, целям и задачам уголовного и гражданского судопроизводства[10].         Более категоричен в своих высказываниях был Н.Д.Сергеевский, который в зависимости от роли суда проводил отличие между следственным и состязательным началами: следственный процесс предполагает, что «инициатива и ведение процесса передаются в руки суда», тогда как состязательная форма заключается в «таком порядке процесса, в котором каждый момент зависит от произвола стороны» [11].

И.Я.Фойницкий, не усматривая противоречия между принципами состязательности и публичности в деятельности суда при рассмотрении уголовного дела, писал, что «состязательный порядок отнюдь не колеблет официального начала, и принимаемое им отделение сторон от суда имеет задачей лишь лучшее обеспечение успеха правосудия» [12]. Признавая же за уголовным процессом служение не частным, а государственным интересам, И.Я.Фойницкий утверждал: «Активность суда есть следствие публичности, которая по определению свойственна состязательному типу уголовного процесса»[13]. Он отмечал, что уголовный суд обязан «давать ответ, соответствующий объективной, действительной и материальной истине, и отнюдь не требует, чтобы он довольствовался истиною формальной, как ее понимают и устанавливают стороны»[14]. Поэтому состязательность процесса не делает роль судьи исключительно пассивной. Он обязан применить все средства для полного разъяснения дела.

            Представляется, что именно И.Я.Фойницкий нашел наиболее верное соотношение принципов публичности и состязательности при производстве по уголовным делам, а его аргументы в защиту своей позиции не были убедительно опровергнуты ни его современниками, ни учеными нашего времени.

            Общим для гражданско-процессуальной и уголовно-процессуальной доктрины конца XIX - начала XX века является непризнание состязательности « в чистом виде». Большинством ученых признавалась необходимость дополнить современное или российское законодательство о судопроизводстве элементами материальной активности суда, ввести следственные элементы в состязательность для устранения ее недостатков, вызванных труднодостижимостью реального равноправия сторон, участвующих в деле, и стремлением суда к установлению истины по делу как необходимого условия правильности судебного решения при отсутствии у суда возможностей участвовать в формировании доказательственного материала.

            История состязательности демонстрирует обусловленность становления демократических форм политического устройства общественных структур развитием состязательной организации процесса, являющейся главным инструментом защиты в суде справедливости. В правовой теории дореволюционного периода прослеживается направление, сочетающее состязательность процесса с принципом публичности и с достижением объективной истины, и наделяющее суд соответственно умеренно активным положением в процессе. При этом в состязательности усматривали средство, с помощью которого достигаются цели процесса. В результате концепция состязательности, по своему содержанию, значительно обогатилась с формированием юридических норм и конструкций в области прав и свобод человека, и получила признание универсального способа организации судебного процесса и защиты прав личности.

            В наше время исторический анализ проблемы состязательности судопроизводства представляется весьма важным, поскольку он позволяет оценить предлагаемые в настоящее время концепции и проводимые в соответствии с ними реформы. То, что было сделано в теории права и законодательстве дореволюционной России, несомненно, имеет ценность и сегодня, служит своего рода базой для рассмотрения проблем, стоящих перед теорией и практикой современного судопроизводства.

__________________________________________


[1] См.:Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т.1.С.149.

[2] Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. 3-е изд. СПб., 1902. Т.1.С.143.

[3]См.: Давид Рене. Основные правовые системы современности (сравнительное право). М., 1967. С.167-169.

[4]  Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. СПб.,1913.С.65.

[5]  См.:Калиновский К.Б. Законность и типы уголовного процесса. Дисс…канд.юр..наук СПб, 1999; Лотыгин Т.А. Принцип состязательности и гарантии его обеспечения в уголовном судопроизводстве. Дисс…канд.юр.наук.М.,2003. Смирнов А.В. Состязательный процесс. СПб.,2001; Судебная власть /Под ред. И.Л.Петрухина. М.,2003; Шестакова С.Д. Проблемы состязательности в российском уголовном процессе. Дисс… канд.юр.наук.СПб.,1998.

[6]  Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства.  СПб.,1996.Т.1. С.17-40, 60-62.

[7]См.:Духовской М.В. Русский уголовный процесс. М.,1905.С.45; Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1910.С.56; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб.,1996.Т.1.С.63.

[8]  См.:Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М., 1913. С.17.

[9]  См.:Гольмстен А.Х. Юридические исследования и статьи. СПб.,1894. С.413.

[10]  См., например, Тальберг Д.Г. Русское уголовное судопроизводство. Т.1. Киев, 1889. С.49.

[11] Сергеевский Н.Д. Основные начала и формы уголовного процесса.М.,1874.С.9.

[12]  Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996.Т.1.   С.64.

[13]  Там же. С.61.

[14]  Там же. С.64.


: 13/10/2007
: 3076
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта