:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Башинская И.Г. Разграничение компетенции органов следствия и дознания в свете последних изменений УПК РФ

Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


оглавление




2007, СПб, , , Башинская И.Г., 
Башинская И.Г. преподаватель кафедры предварительного расследования Краснодарского университета МВД России, к.ю.н.

 

РАЗГРАНИЧЕНИЕ КОМПЕТЕНЦИИ ОРГАНОВ СЛЕДСТВИЯ И ДОЗНАНИЯ В СВЕТЕ ПОСЛЕДНИХ ИЗМЕНЕНИЙ УПК РФ

 

В правовом регулировании защиты конституционных прав и свобод личности в российском судопроизводстве по уголовным делам немаловажное значение имеет совершенствование досудеб­ного производства: процедур расследования и органов, его осуществляющих.

 Совершенствование процедуры расследования  представляет собой систему взаимосвязанных концепций: оптимизации[1], эффективности[2], рационализации[3], процессуальной экономии[4], ускорения[5], упрощения[6] и умножения субъектов, умножения процедур, умножения информационных источников[7].

Реализация некоторых из этих концепций нашла отражение в УПК РФ 2001г., направив уголовно-процессуальную политику предварительного расследования в сторону рационального, экономичного по срокам и себестоимости уголовного судопроизводства, осуществляемого за счет перераспределения компетенции между органами следствия и дознания. Закон позволил варьировать подследственностью преступлений небольшой и средней тяжести между органами следствия и дознания, представив дознание простой формой расследования очевидных преступ­лений определенной категории, с обязательным ус­ловием возбуждения уголовного дела в отношении кон­кретного лица.

Распределение компетенции, таким образом, вызвало серьезные нарекания со  стороны практиков. Увеличение перечня преступлений подследственных дознавателям, повлекло увеличение их нагрузки по расследованию уголовных дел.  В то же время следователям,  стали подследственны уголовные дела о преступлениях компетенции дознавателей, но совершенные неустановленными лицами, а по указанию прокурора для производства предварительного следствия им могли быть переданы и другие уголовные дела, компетенции дознания (как правило:  сложные в расследовании, общественно значимые, либо  сроки производства по которым  истекли). Этот процесс передачи уголовных дел сотрудниками следственных аппаратов расценивался как «перекидывание “неудоб­ных” уголовных дел из дознания – следователям»[8].

Комментируя сложившееся положение Н.В. Мишанина указывает «такое положение дел дестабилизирует строгое соблюдение предусмотренных УПК РФ правил подследственности, нарушает баланс расстановки сил внутри уголовно-процессуального механизма, вследствие чего на органы предварительного следствия ложится дополнительная нагрузка, а органы дознания не выполняют поставленные перед ними задачи»[9].

Оперируя абсолютными цифрами, ученые и практики указывали на большое количество уголовных дел, передаваемых из органа дознания в орган предварительного следствия. Однако они не упоминали о том, что это лишь часть из тех преступлений, которая ранее (согласно УПК РСФСР) относилась к подследственности следователей и расследовалась вместе с остальными в полном объеме, в сроки, трижды превышающие дознание (которые в случае необходимости могли быть еще и продлены).

Так, И.С. Семьянова указывает, что «в июле–декабре 2002 г. для производства предварительного следствия было передано прокурором из органов дознания 3098, или 30,7% от общего количества находящихся в производстве дел в отношении несовершеннолетних, то в январе – июне 2003г. – 8184 дела, или 36,4%»[10].

Конечно, с одной стороны цифры свидетельствуют о большом количестве передаваемых уголовных дел в органы предварительного следствия, но с другой – ранее эти преступления в 100% объеме расследовались следователями, т. е. орган дознания фактически разгрузил следователей на 60–70% от этих преступлений.

Таким образом, вследствие изменения уголовно-процессуальной политики ежегодно (по стране) более чем на 20 тысяч уголовных дел расследовалось органом дознания в сокращенные сроки. Об этом свидетельствует сравнительный анализ деятельности органов предварительного расследования по стране за последние пять лет[11].

УПК РФ (до июня 2007г.) предусматривал разгрузку органа предварительного следствия за счет возрастания нагрузки на орган дознания, заранее учитывая возможность подмены его следователями (так как они правомочны были производить дознание), а также передачу (точнее, возврат) части дел компетенции дознания для предварительного следствия (как правило, переданных в период либерализации УК). При этом совокупная нагрузка по расследованию уголовных дел правоохранительных органов не изменялась (а поэтому и оргштатных изменений не требовала).

Сотрудники следствия и дознания не смогли адаптироваться к «новым условиям» уголовно-процессуальной политики,  им не удалось преодолеть психологический барьер открытой границы процессуальной компетенции, избавиться от «дележки» преступлений на «свои» и «чужие».

До настоящего времени барьером в восприятии единства цели борьбы с преступностью между следователями и дознавателям (органом дознания) является разделение статистической отчетности ( от цифр которой зависят материальные блага сотрудников: оклад, надбавки к за­работной плате, продвижение по службе и т. д.). Негативно сказывается тот факт, что показатели работы ОВД подразделяются на два блока: криминальной милиции и милиции общественной безопасности, которые представляют результаты деятельности следователей, дознавателей (органов дознания) соответственно.

Подобное разграничение  отчетности создало ситуацию, при которой каждый орган предварительного расследования ведет борьбу «со своими» преступлениями, а поэтому все идеи взаимодействия носят формальный характер (воспринимаются как неучтенная деятельность на общественных началах).

Споры по поводу разграничения компетенции между органами следствия и дознания породили призывы вернуться к прежней схеме дознания, преду­смотренной УПК РСФСР[12].

И хотя имевшая место модель дознания (по УПК РСФСР) была небезгрешна ( что свидетель­ствует о несовершенстве положенной в ее основу теории), законодатель учел интересы лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство (но не интересы судопроизводства!) и ФЗ № 90 от  06.06.07г. «О внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс РФ» приблизил  модель дознания к ранее существовавшей.

На сегодняшний день в форме дознания расследуются все преступления указанные в ч. 3 ст. 150 УПК РФ (включая уголовные дела возбужденные в отношении неустановленных лиц), срок производства увеличен, предусмотрена возможность его продления в два, три и более раз.  Таким образом, дознание не является упрощенной формой производства, поскольку практически перестало отличаться от предварительного следствия, что приводит к выводу о существовании двух параллельных форм расследования.

Таким образом, уголовный процесс в России продолжает оставаться «одним из самых сложных в мире, все уголовное судопроизводство его предельно заформализовано»[13], его необоснованная сложность является одной из причин чрезмерно длительных сроков предварительного расследования, а «следствие остается крайне громоздким и превращается в образец волокиты даже по несложным делам»[14].

Выход из создавшейся ситуации мы видим в реформировании органов предварительного расследования.

Поддерживая идею слияния органов предварительного следствия и специализированных подразделений дознания, связываем реформирование института подследственности с ликвидацией последних и соответственно – с упразднением дознавателя как субъекта уголовного судопроизводства при условии сохранения дознания как формы предварительного расследования, и как деятельности органа предшествующей предварительному следствию. Считаем, что на подразделения органов дознания следует возложить: «оперативно-розыскные и неотложные следственные действия по предупреждению, пресечению преступлений, ликвидации причин, их порождающих, по обнаружению преступлений и установлению виновных лиц, по собиранию доказательств в установленных законом формах»[15], а также выполнение поручений следователя.

Что же касается расследования уголовных дел в форме дознания, то его следует поручить следователям, так же как и производство предварительного следствия, а возникшую в связи с этим, необходимость укрепления их штата рационально произвести за счет упраздненных дознавателей.

Можно рассчитывать, что объединение устранит не­гативные стороны параллелизма, повысит уровень взаимодействия след­ственных подразделений с оперативными службами при раскрытии и расследовании преступлений, а сотрудники органа дознания, занятые в сфере обеспечения общественной безопасности, избавятся от объема процессуальной работы, что будет способствовать концентрации их усилий на оперативно-разыскной и административно-юрисдикционной деятельности.

 

 



[1] См: Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия.- Алма-Ата, 1984. -С. 205., Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России.: Дисс…канд. юрид. наук.–Омск. 1998.– С. 41. и др.

[2]См: Фаткуллин Ф.Н. Актуальные вопросы эффективности советского уголовного процесса// Вопросы эффективности советского уголовного процесса.–Казань, 1976.–С. 13.; Бойков А.Д. К изучению эффективности уголовно-процессуального закона //Эффективность применения уголовного закона.–М. 1973.–С.165.; Петрухин И.П., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы эффективности правосудия.–М., 1979.– С.168–177; Михайлов А.И. исследование проблем эффективности предварительного следствия // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. –М. 1973.– С. 26. и др.

[3]См.:Великий Д.П.Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы: история, современность, перспективы: Дис…канд. юрид. наук.–М.2001.–С.59.; Сереброва С.П. Проблемы рационализации досудебного производства: Дис…канд. юрид. наук.– Н.Новгород,1995. – С. 98.;         Власова Н.А. Из выступления на научно-практической и криминологической конференции «Правовая оценка нового УПК РФ» // Государство и право. – 2002. – № 10. – С.  52–55. и др.

[4] См: Порубов Н.И. Научная организация труда следователя. – Минск, 1970.– С. 200-201;Чернов Ю.И. соотношение уголовного судопроизводства с процессуальной формой административной ответственности: Автореф. дисс…канд. юрид. наук. – Волгоград, 2002. – С. 16;. и др.

[5] См: Сокол П.Я. Процессуальные гарантии быстроты предварительного расследования: Автореф. дис …канд юрид. наук. – М., 1990. – С.10.; Бажанов С.В. Стоимость уголовного процесса: Дисс…докт. юрид. наук .– Н.Новгород, 2002. – С. 4–9. и др.

[6] Сереброва С.П. Проблемы рационализации досудебного производства: Дис…канд. юрид. наук. – Н.Новгород, 1995.–С.98.; Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. – М.: Юрид.лит., 1984. – С. 40-41; Аширов Р.Д. Институт ускоренного производства как средство повышения эффективности советского уголовного процесса // Вопросы эффективности советского уголовного процесса –Казань: ЮГУ, 1976.–С. 62; Рустамов Х.У. Дифференциация форм уголовного процесса (современные тенденции и проблемы совершенствования): Дис…канд. юрид. наук.– М.1997.–      С. 143; и др.

[7] Томин В.Т., Пояков М.П., Попов А.П. Очерки теории эффективного уголовного процесса.– Пятигорск, 2000. – С. 121.

[8] Кравчук А.Р., Кравчук Л.А., Ретюнских И.А. Вопросы совершенствования дознания сквозь призму следствия // Следователь.– 2004. – № 12.– С. 13-14.

             [9]См.:Мишанина Н.В. Органы предварительного следствия в уголовно- процессуальном механизме государства: Дис...канд. юрид. наук.–СПб., 2003.– С. 76.

[10] Семьянова И.С. Проблемы совершенствования расследования преступлений несовершеннолетних (организационно-правовой аспект): Автореф. дисс…канд. юрид. наук.–Омск, 2004.– С. 8.

[11] Указаны результаты анализа отчетов формы «1-Е» утвержденного постановлением Госкомстата России от 20.04.2000г. № 31.

[12]См. например: Химичева Г.П. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования процессуальной деятельности: Дис…докт. юрид. наук.– М. 2003.– С. 20.

[13]См.: Волженкина В.М. Европейская Конвенция о защите прав человека и российский уголовный процесс.– СПб., 1998. – С. 24; 30.

[14] Щадин Ю. Почему ухудшается качество следствия // Законность.– 1995.– № 6.– С. 33–34.

[15] Коврига З.Ф. Дознание, проводимое органами милиции, в советском уголовном процессе: Дис…канд юрид. наук.– Воронеж, 1964.– С. 77. Подобная точка зрения представлена и др. авторами. См:  М.С. Строгович Курс советского уголовного процесса. – М., Т.2. 1970. – С. 27; Ларин А.М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. – М.1970.– С. 14; Семенов В.М. Суд и правосудие в СССР. – М. 1984. -С. 253. и др.


: 23/10/2007
: 5196
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта