:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

Заключение эксперта как источник доказательств




2007, Современное состояние, проблемы и перспективы развития судебной экспертологии: Материалы международной научно-практической конференции. Симферополь, 20 – 21 сентября 2007 года. – Симферополь: КрымНИИСЭ, 2007. – С. 94 – 97., , , Титов Андрей Николаевич, к.ю.н., зам. декана юридического факультета Донецкого университета экономики и права; Титова Наталья Васильевна, зам. начальника СО Кировского РО ДГУ ГУМВД Украины в Донецкой обл., 


Вопрос о юридической природе заключения эксперта продолжительное время оставался спорным. В процессуальной литературе вывод эксперта определяется по-разному: источник доказательств, доказательство, средство доказывания [1, с. 92; 2, с. 41; 3, с. 21]. Кроме того, его нередко считают одновременно источником доказательств и средством доказывания [4, с. 91]; средством доказывания и доказательством [5, с. 137], источником доказательств и доказательством [6, с. 32].
Такое терминологическое разнообразие порождено неоднозначностью толкования понятия «судебное доказательство». Проблема сущности судебных доказательств давно является дискуссионной, несмотря на то, что в законе имеются нормы, содержащие определение доказательств (ст. 65 Уголовно-процессуального кодекса Украины, ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Украины, ст. 32 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, ст. 69 Кодекса административного судопроизводства Украины).
Доказательство должно отвечать таким признакам:
• это фактические данные;
• они имеют значение для дела, то есть являются относимыми;
• получены и исследованы в порядке, установленном процессуальным законом;
• выражены в средствах доказывания (т.е. в предусмотренной законом процессуальной форме), которые, в свою очередь, должны быть допустимыми.
Все перечисленные признаки должны присутствовать в совокупности, так как отсутствие хотя бы одного из них свидетельствует о невозможности использования определенных данных в качестве доказательства.
Таким образом, можно согласиться с понятием, данным М.К. Треушниковым: судебными доказательствами являются фактические данные (сведения), которые обладают свойством относимости, способны прямо или косвенно подтвердить факты, имеющие значение для правильного разрешения судебного дела, выражены в предусмотренной законом процессуальной форме (средствах доказывания), получены и исследованы в строго установленном процессуальным законом порядке [7, с. 75].
Кроме того, не следует смешивать понятия «средство доказывания» и «источник доказательств». Из источника доказательство «берется», чтобы потом «облачиться» в особую процессуальную форму – средство доказывания. Процессуальным источником доказательства является его носитель, который имеет определенный процессуальный статус (им может быть одна из сторон, третье лицо, эксперт и т.п.). Если речь идет о средствах доказывания как форме доказательства, то делается акцент на внешних способах выражения фактических данных, то есть на объяснениях сторон, третьих лиц, показаниях свидетелей, заключении эксперта. Говоря об источниках, акцент смещается на носителя: объяснение стороны, показания свидетеля, заключение эксперта (курсив наш – А.Т., Н.Т.) [8].
Источник доказательства как процессуальная категория важен для правильной квалификации судебного доказательства: если фактические данные получены из источника, не предусмотренного законом, то они не могут быть признаны доказательством.
Рассмотрим сущность заключения эксперта, опираясь на высказанные соображения.
Из изложенного очевидно, что заключение эксперта является средством доказывания, доказательством будут фактические данные, которые содержатся в нем, а источником доказательства – эксперт.
Заключением эксперта является документ, в котором эксперт фиксирует ход исследования и его итоги, а также результат исследования, то есть ответ эксперта на поставленные перед ним вопросы.
Итак, в заключении эксперта следует различать содержание (заключение, обоснованное проведенным исследованием, установлением и профессиональной оценкой экспертом фактов) и форму (заключение как акт). Они одинаково важны при определении доказательственной силы фактических данных, которые содержатся в заключении эксперта. Если заключение эксперта будет признано недостоверным, не основанным на научном исследовании, или не будет соблюдена процессуальная форма, несмотря на обоснованный и объективный вывод, то это сделает невозможным признание заключения эксперта средством доказывания, а фактических данных, которые составляют его содержание, – доказательством.
До сих пор в процессуальной науке нет единства взглядов по поводу фактических данных, которые являются доказательственным содержанием заключения эксперта. Одни ученые считают, что заключение – это только выводы эксперта, т.е. ответы на поставленные перед ним вопросы [9, с. 77]. Другие же настаивают на том, что доказательственную силу заключения определяют и выводы, и обстоятельства, выявленные во время исследования (промежуточные факты), профессиональная оценка которых и составляет выводы [2, с. 42]. Кое-кто предлагает использование промежуточных фактов как доказательств отдельно от выводов [10, с. 165].
На наш взгляд, более правильной является точка зрения, в соответствии с которой доказательственное содержание заключения эксперта включает как сведения об исследованных экспертом материальных явлениях, их важных признаках, свойствах и связях, так и выводы эксперта, которые содержат ответы на поставленные перед ним вопросы.
Выявление правовой природы заключения эксперта предполагает также разрешение вопроса о его месте в системе средств доказывания.
Специфика формирования и содержания заключения эксперта дала основание отдельным исследователям считать, что оно занимает особое, исключительное место [11, с. 57]. Такой взгляд справедливо был подвергнут критике учеными-процессуалистами [12, с. 136–137].
С другой стороны, результатом так называемой «перестройки» стало тотальное охаивание всего того, что так или иначе было связано с СССР. Так, было высказано мнение, что в связи с введением «судов троек» в 1937 г. судебные разбирательства длились по 10 – 15 минут, после чего заканчивались расстрелом. При этом, естественно, «ни о какой экспертизе за 10 – 15 минут не могло быть и речи» [13, с. 110–112]. Такой подход нельзя назвать научным. Известно, что еще 25 апреля 1925 года постановлением СНК УССР было утверждено новое «Положение о кабинетах научно-судебной экспертизы», которые должны были не только производить экспертизы, но и вести научно-исследовательскую работу. В октябре 1925 г. кабинеты научно-судебной экспертизы были переформированы в институты научно-судебной экспертизы. Именно во второй половине 30-х годов ХХ века были заложены научные основы судебной экспертизы.
Относительно особенностей заключения эксперта как средства доказывания необходимо заметить следующее. Заключение эксперта как средство доказывания характеризуют, во-первых, специфика формирования фактических данных во время специального исследования и их профессиональная оценка; во-вторых, соответствие порядка получение фактических данных требованиям процессуального законодательства. Определение способа проведения экспертизы относится исключительно к компетенции эксперта.
Однако заключение эксперта является равным среди равных, не имеет преимуществ перед другими средствами доказывания; оно также подлежит исследованию и проверке, а фактические данные, которые содержатся в нем, оцениваются судом по общим правилам.
Таким образом, сущность заключения эксперта состоит в том, что оно основано на заданиях, сформулированных в постановлении о назначении экспертизы, изложении экспертом фактических данных, имеющих значение для дела, установленных им на основании специальных знаний в ходе экспертного исследования.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Клименко Н.И. Гарантии достоверности заключения эксперта // Современные проблемы судебной экспертизы и пути повышения эффективности деятельности судебно-экспертных учреждений в борьбе с преступностью: Тез. респуб. науч. конф. – К., 1983.
2. Тертышник В.М., Слинько С.В. Теория доказательств. – Харьков, 1998.
3. Звягинцева Л.М., Плюхина М.А., Решетникова И.В. Доказывание в судебной практике по гражданским делам. – М., 1999.
4. Лисиченко В.К., Циркаль В.В. Использование специальных знаний в следственной и судебной практике. – К., 1987.
5. Цивільний процесуальний кодекс України: Науково-практичний коментар / За ред. В.В. Комарова. – Х., 2001.
6. Ковалев К.Н. Оформление заключения эксперта-почерковеда (к вопросу о его совершенствовании) // Сучасні проблеми судово-почеркознавчої експертизи та шляхи її вдосконалення: Тези доп. навч.-метод. семінару. – К., 2002.
7. Треушников М.К. Судебные доказательства. – М., 1997.
8. Бичкова С.С. Сутність висновку експерта // http://www.naiau.kiev.ua/tslc/pages/biblio/visnik/2003_2/_zmist_06/bichkova.htm.
9. Коваленко А.Г. Исследование средств доказывания в гражданском судопроизводстве. – Саратов, 1989.
10. Лилуашвили Т.А. Экспертиза в советском гражданском процессе. – Тбилиси, 1967.
11. Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. – М.–Л., 1950.
12. Ульянова Л.Т. Оценка доказательств судом первой инстанции. – М., 1959.
13. Кокорин П.А. Из истории судебной экспертизы (модель эксперта 37-го года) // Сибирский юридический вестник. – 2001. – № 4.


: 07/07/2009
: 2745
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта