:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса
Доклады и сообщения на конференции 30-31 октября 2009 года, г. Санкт-Петербург

Кудрявцев В.Л. Проблемы оказания квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве в контексте правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации

Конференция "Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса"







2009, Санкт-Петербург, , , Кудрявцев Владислав Леонидович, Кудрявцев Владислав Леонидович
Зав. каф. Права ЧФ МПГУ,
Доктор юридических наук, профессор


ПРОБЛЕМЫ ОКАЗАНИЯ КВАЛИФИЦИРОВАННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ В КОНТЕКСТЕ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Все проблемы оказания квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве рассматриваемые в правовых позициях Конституционного Суда РФ можно свести к трём основным: а) к субъектам квалифицированной юридической помощи, отвечающим определенным требованиям; б) к надлежащим условиям гражданам для реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи; в) к надлежащим условиям лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам - для эффективного осуществления их деятельности1.
Анализ правовых позиций Конституционного Суда РФ показывает, что самым тяжёлым и острым является вопрос о субъекте квалифицированной юридической помощи, остальные два – затрагиваются, но не так часто и в большей степени в контексте первого. Учитывая, что их рассмотрение займёт достаточно большой объём, то сосредоточим своё внимание только на первом, причём его самой дискуссионной части – таком субъекте квалифицированной юридической помощи как адвокате, участвующем в качестве защитника подозреваемого (обвиняемого)2.
Одним из первых вопрос о субъекте, оказания квалифицированной юридической помощи на досудебном производстве был поднят и разрешен в постановлении Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. № 2 – П «По делу о проверки конституционности части четвёртой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С. В. Абрамова». В этом постановлении Конституционный Суд РФ сформулировал свою правовую позицию таким образом, что возможность допуска в качестве защитника на предварительном следствии только лица, состоящего в коллегии адвокатов, соответствует Конституции РФ3. Ведь «… необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами, что, например, имеет место в уголовном судопроизводстве в отношении представителей обвиняемого (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 1997 года)»4.
На подобном выводе можно было бы остановиться, если бы Конституционный Суд РФ не высказал несколько иную правовую позицию по этому вопросу в ряде своих решений.
Согласно абз.4 п.2 Определения Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2002 г. № 105-О «По запросу Благовещенского городского суда Амурской области о проверке конституционности части четвёртой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР», «то обстоятельство, что статья 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации не называет другие, помимо адвокатов, категории лиц, помощью которых в качестве защитника вправе пользоваться задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, не исключает конкретизацию этой нормы путем закрепления в отраслевом (уголовно - процессуальном) законодательстве возможности допуска в качестве защитника обвиняемого по его просьбе лиц, не являющихся профессиональными адвокатами»5. В таком случае «только законодатель вправе при условии обеспечения каждому обвиняемому (подозреваемому) права на получение квалифицированной юридической помощи и в интересах правосудия в целом предусмотреть возможность допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц…»6. Ведь «сама Конституция Российской Федерации не содержит указаний на критерии, соблюдение которых свидетельствует о должном уровне квалификации лиц, оказывающих гражданам юридическую помощь; их определение для лиц, допускаемых к оказанию юридической помощи по уголовным делам в качестве защитника подозреваемых и обвиняемых…»7.
Позволю себе не согласиться с этим и разобраться в этой проблеме.
Полагаю, что ч. 2 ст. 48 Конституции РФ прямо называет критерий, соблюдение которого свидетельствует о должном уровне квалификации лица, оказывающего гражданам юридическую помощь и допускаемого к оказанию юридической помощи по уголовным делам в качестве защитника подозреваемого и обвиняемого – это критерий статус субъекта – статус адвоката, точнее его деятельности в качестве защитника. Адвокат – это субъект, отвечающий определённым квалификационным требованиям, связанным с качеством юридической помощи и защитой соответствующих публичных интересов.
Ведь именно адвокатская деятельностью согласно ч.1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», характеризуется как квалифицированная юридическая помощь. И это не случайно, поскольку именно в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» нашло отражение то, что «гарантируя право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство должно», согласно п.3 Постановления Конституционного Суд РФ от 28 января 1997 г. № 2 – П, «во-первых, обеспечить условия, способствующие подготовке квалифицированных юристов для оказания гражданам различных видов юридической помощи, в том числе в уголовном судопроизводстве, и, во-вторых, установить с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии»8. Так, развивая данную правовую позицию, Конституционный Суд РФ в своём постановлении уже от 16 июля 2004г. № 15-П в абз.5 п.2 указал, что: «Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" предусмотрено, что для приобретения статуса адвоката, дающего в том числе право участвовать в судопроизводстве в качестве представителя (защитника – разн. моя В.К.) доверителя, необходимы определенный уровень юридического образования, стаж работы по юридической специальности или стажировка в адвокатском образовании, положительное решение квалификационной комиссии, принимаемое после сдачи квалификационного экзамена, отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления (статья 9). Кроме того, в целях реализации конституционных прав граждан и их объединений, в частности права на судебную защиту и права на получение квалифицированной юридической помощи, названным Федеральным законом предусмотрены специальные требования к организации адвокатской деятельности и адвокатуры, а также комплекс правовых гарантий, обеспечивающих независимость адвоката при осуществлении им своих обязанностей, полноту и качество предоставляемых юридических услуг, страхование риска его ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения (статьи 3, 6 - 8, 13, 16 - 19)»9. И потом, на адвокатов «возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина (в том числе по назначению судов), гарантируя тем самым право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, что вытекает из статей 45 (часть 1) и 48 Конституции Российской Федерации»10.
Как указывает председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин, «Обычно Конституционный Суд формулирует правовую позицию путем перечисления ряда статей (положений) Конституции и (или) закона с указанием на их применение "во взаимосвязи" (разновидность: "в системной взаимосвязи", "по смыслу"). Далее излагается толкование, следующее, по мнению Суда, из такой взаимосвязи (смысла)»11.
Вот, например такая правовая позиция Конституционного Суда РФ, которую он формулирует в п.3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. № 446-О.
В ней он отмечает, что: «В соответствии со статьей 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1); каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) (часть 2).
Из приведенных конституционных норм в их взаимосвязи вытекает, в частности, что применительно к подозреваемым и обвиняемым Конституция Российской Федерации связывает реализацию права на получение квалифицированной юридической помощи именно с помощью адвоката. Данный подход нашел свое закрепление в статье 49 УПК Российской Федерации»12.
А вот и сформулированная несколько иным образом правовая позиция Конституционного Суда РФ, но с тем же смыслом. Как следует из абз. 3. п. 3 Определения Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. № 25-О, «Согласно статье 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В части 2 той же статьи указывается, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника). Таким образом, Конституция Российской Федерации гарантирует право на получение квалифицированной юридической помощи в лице адвоката для подозреваемых и обвиняемых, а не для иных участников уголовного судопроизводства, что нашло свое закрепление в статье 49 УПК Российской Федерации …; в качестве защитников допускаются адвокаты»13.
Из перечисленных правовых позиций Конституционного Суда РФ однозначно следует, что подозреваемые и обвиняемые вправе пользоваться помощью только адвоката, участвующего в качестве защитника на досудебном производстве и это положение в полной мере нашло своё отражение в ст. 49 УПК РФ. Из этого следует, чтобы произвести изменения в отраслевом (уголовно-процессуальном) законодательстве – ст. 49 УПК РФ, как указывалось выше в одной из перечисленных правовых позиций Конституционного Суда РФ в абз.4 п.2 Определения Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2002 г. № 105-О, необходимо вначале внести изменения в положения ч. 2 ст. 48 Конституции РФ, а уже потом и вносить изменения в отраслевом (уголовно-процессуальном) законодательстве.
Изменить же положения ч. 2 ст. 48 Конституции РФ, входящих в Главу 2 Конституции РФ, можно будет, только пересмотрев саму Конституции, разработав и приняв проект новой Конституции РФ в порядке особой процедуры, предусмотренной ст. 135 Конституции РФ. На это, безусловно, никто сегодня не пойдёт. Да, и время принятия новой Конституции РФ ещё не наступило. А раз нет изменений в Конституции РФ, значит, нет изменений и в УПК РФ.
Сама же по себе, приведённая выше правовая позиция Конституционного Суда РФ в абз. 4 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. № 2 – П, с возможностью допуска в качестве защитников иных, помимо адвокатов, избранных самим обвиняемым лиц будет означать, что государство тем самым, по существу, не предъявляет особых требований к качеству предоставляемой юридической помощи и, следовательно, не видит необходимости защиты соответствующих публичных интересов и, соответственно, не гарантирует ее надлежащий уровень, а потому не вправе возлагать обязанность выбирать в качестве защитников только адвокатов.
Тем не менее и это является превалирующим сегодня, «участие в качестве защитника в ходе предварительного расследования дела любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого, согласно п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. № 2 – П, может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь»14.
Подобная «двойственность» в правовых позициях Конституционного Суда РФ и не только в решении вопроса о субъекте квалифицированной юридической помощи приводит к спорам в литературе, открывает лазейку для возможных спекуляций со ссылкой на конкретное решение Конституционного Суда РФ, что явно не способствует его авторитету. Да и является своеобразной «ложкой дёгтя в бочке с мёдом». Это-то при огромной положительной роли Конституционного Суда РФ в становлении в России правового государства, осуществлении правовой реформы и т.п.
Решения Конституционного Суда РФ должны быть чётки, однозначны, без каких-либо намёков и условностей, в том числе и в его мотивировочной части.

1 Они следуют из анализа правовой позиции Конституционного Суда РФ, п. 3 Определения Конституционного Суда РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О "По жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 5. Ст. 633.
2 См. более подробно о проблемах оказания квалифицированной юридической помощи через анализ законодательства, правовые позиции КС РФ и теорию: Кудрявцев В.Л. Реализация конституционно-правового института квалифицированной юридической помощи в деятельности адвоката (защитника) в уголовном судопроизводстве / Под науч. ред. докт. юрид. наук, проф. В.Н. Григорьева. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2008.
3 Российская газета. 1997. 18 февр.
4 Абз. 6 П. 2 Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2004 N 15-П "По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 6.


5 Вестник Конституционного Суда РФ. 2002. № 6.
6 Абз. 4 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 28 января 1997 г. № 2 – П «По делу о проверки конституционности части четвёртой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С. В. Абрамова» // Российская газета. 1997. 18 февр.
7 П. 2.1. Определение Конституционного Суда РФ от 15.11.2007 N 928-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Зимичевой Веры Николаевны и Реканта Анатолия Абрамовича на нарушение их конституционных прав частью второй статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"//СПС Консультант плюс. Документ опубликован не был
8 Постановление Конституционный Суд РФ от 28 января 1997 г. № 2 – П «По делу о проверки конституционности части четвёртой статьи 47 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Б.В. Антипова, Р.Л. Гитиса и С. В. Абрамова» // Российская газета. 1997. 18 февр.
9 Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004г. № 15-П «По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного собрания – Курултая республики Башкортостан, губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан» // Российская газета. 2004. 27 июля.
10 Абз. 2 п.4 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 1999 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1,2, 4 и 6 Федерального закона от 4 января 1999 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный Фонд Российской Федерации, фонд Социального страхования Российской Федерации, Государственный Фонд занятости населения Российской Федерации и Фонды Обязательного медицинского страхования на 1999 год» и статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный Фонд Российской Федерации, фонд Социального страхования Российской Федерации, Государственный Фонд занятости населения Российской Федерации и Фонды Обязательного медицинского страхования на 1998 год» в связи с жалобами граждан, общественных организаций инвалидов и запросами судов» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 3. Ст.353
11 Зорькин В.Д. На вершине судебной власти // ЭЖ-Юрист. 2006. № 41.
12 П.3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2003 г. № 446-О «По жалобам граждан Л.Д. Вальдмана, С.М. Григорьева и региональной общественной организации «Объединение вкладчиков «МММ» на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 3.
13 Абз. 3. п. 3 Определения Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. № 25-О «По жалобе гражданки Ивкиной Валентины Оноприевны на нарушение её конституционных прав частью первой статьи 45 и статьёй 405 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант плюс»
14 Российская газета. 1997. 18 февр.



: 23/10/2009
: 2720
:
Белкин А.Р. Независимость суда и отказ прокурора от обвинения
Мартышкин В.Н., Кузьмичев О.П. Проблемы реализации в федеральных судах общей юрисдикции процессуальных требований безопасности о производстве допроса «скрытых» участников уголовного судопроизводства
Рагулин А.В. Проблемы обеспечения реализации права на рассмотрение дела беспристрастным судом в российском уголовном судопроизводстве
Рыжаков А.П. Расширение круга лиц, которые вправе ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, посредством использования идеи, изложенной в постановлении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года № 11-П
Вандышев В.В. Нормы Конституции России и деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по их защите и реализации
Чечетин А.Е. Конституционно-правовые проблемы задержания лиц, подлежащих экстрадиции
Якимович Ю.К. Роль Конституционного Суда в становлении и развитии современного уголовно-процессуального законодательства России
Зайцева Е.А. О влиянии решений Конституционного Суда Российской Федерации на нормативное регулирование уголовно-процессуальной деятельности
Карякин Е.А. Функциональное содержание принципа языка уголовного судопроизводства
Рябцева Е.В. Диссонанс теории и практики реализации конституционных принципов в деятельности суда

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта