:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Эволюция уголовного судопроизвоства на постсоветском пространстве
Материалы международной научно-практической конференции. Киев, 2006

Особый порядок вынесения приговора при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением – «Сделка о признании вины»?
Роговая С.А.
аспирант Кафедры Уголовно-процессуальных дисциплин
Северо-Кавказского Государственного Технического Университета
 

Особый порядок вынесения приговора при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением – «Сделка о признании вины»?
 

Исследование посвящено новому институту уголовного процессуального права Российской Федерации – особому порядку принятия судьей решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, и его соотношению с сокращенными формами уголовного судопроизводства других стран.

2006, Киев, , , Роговая С.А., 
 

Начиная с середины XX в. набирает силу международно-правовая унификация форм уголовного процесса. Ее лейтмотив — концепция прав человека. В целом ряде общепризнанных норм как договорного, так и общего международного права (международные стандарты) содержатся условия, процедуры и гарантии процессуальной деятельности, призванные обеспечить в этой сфере эффективную защиту гуманитарных прав. Посредством международного права складываются предпосылки для постепенного формирования некой универсальной исторической формы судопроизводства, интегрирующей лучшие достижения основных исторических форм и национальных судебных систем.
         В свете таких изменений особенный интерес представляет новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, который принципиально изменил назначение уголовного процесса  и предлагает правоприменителю целый ряд новелл, которые имеют своей целью обеспечить объективно назревшие потребности общества в демократических преобразованиях.
         В частности, повышенный интерес в научной литературе вызывает идея дифференциации уголовного процесса и правовая природа особого порядка принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением. Многие ученные сходятся в мнении о том, что российское уголовно-процессуальное законодательство восприняло опыт зарубежных стран в области исключения затягивания судебного производства по уголовному делу и повышения эффективности уголовного процесса в целом.
         Ученые сходятся в мнении, что сокращенные формы уголовного судопроизводства в современном мире практических во всех странах, совершенно обосновано занимают основополагающие позиции. Причиной тому является увеличения потоков информации и недостаток времени на ее качественное восприятие.
         В подобных случаях речь идет по сути о новой разновидности смешанного процесса, ибо обычно у обвиняемого сохраняется возможность воспользоваться квалифицированной юридической помощью, а также, как правило, заменить по своему усмотрению упрошенную процедуру полноценным состязательным производством. Причем “удельный вес” подобных процедур растет. Так, в современном германском уголовном процессе насчитывается 10 особых ускоренных форм.
В английской и американской литературе отмечается, что разрешение дел в стадии судебного разбирательства с применением развернутых состязательных процедур – это, скорее, исключение, чем правило, и решающее значение часто имеют отношения обвиняемого и полиции в самом начале процесса, что разрешение дел в судах фактически выглядит не столько как процесс противоборства сторон, сколько как сотрудничество, осуществляемое между ними в определенных пределах.
         Такие сокращенные формы уголовного судопроизводства закрепляются материально законодателями многих стран, избавив судебную практику от нарастающей лавины дел с помощью формальных сделок о признании, а себя от лишних проблем посредством  предустановленной силы доказательств, например, таких как заключения экспертов или даже протоколы полиции.
Как известно, по этой сокращенной форме судопроизводства, называемой соглашением (сделкой) о признании вины, в американских судах рассматривается подавляющее большинство уголовных дел. По свидетельству судей этой страны, отсутствие указанной формы судебного процесса привело бы к серьезным негативным последствиям, а именно: к неимоверному росту рабочей нагрузки на суды по рассмотрению дел, с которой они бы не справились.
Важное значение в американском уголовном процессе приобретает человеческий фактор, поскольку субъектами уголовного судопроизводства нормы материального права реализуются в достаточно условно ограниченных процессуальных рамках, в остальном участники уголовного процесса опираются на устоявшуюся в правоприменительной практике систему ценностей.  
         Характерным для классической модели является то, что соглашение между прокурором и обвиняемым, его защитником может быть как в устной, так и в письменной форме – существует даже оговоренная законом процедура оформления, которая реализуется клерком суда в присутствии федерального судьи, обвиняемого, его защитника и потерпевшего. Предлагаться сделка может любой стороной, в зависимости от собранных по делу доказательств, учитывая, что в американском уголовном процессе защитником полностью реализуется так называемое "параллельное расследование". При этом каждая сторона, оценивая свои шансы в суде, может отказаться от этой процедуры. Таким образом, идет своего рода "торг" между обвинителем и обвиняемым и его защитником – "торг", который может длиться достаточно долго в рамках одного уголовного дела. Кроме того в американском уголовном процессе более широкие временные рамки для заключения сделки и предусмотрено право обвиняемого отозвать свое признание вины на любом этапе до вынесения приговора.
         В американском уголовном процессе при осуществлении "сделки о признании вины" судья должен убедиться, что обвиняемый признает себя виновным не по причине угроз или обещаний. Как правило, он сам об этом прямо спрашивает обвиняемого. Результатом  выполнения данной процедуры является акт суда, констатирующий, что заявление о признании себя виновным обвиняемым сделано добровольно, с полным пониманием выдвинутых против него обвинений и последствий его заявления, а так же что заявление о признании вины вступает в силу.
         Таким образом, "сделка о признании вины" – это соглашение, посредством которого обвинение и защита приходят к договоренности о разрешении дела, включая аспекты обвинения, по которым обвиняемый признает себя виновным. Это часто приводит к тому, что обвиняемый признает себя виновным в менее тяжком преступлении или не по всем пунктам обвинительного акта.
         Следовательно, американская "классическая" форма "сделки  о признании вины" имеет место исключительно на стадии расследования, где в полной мере реализован принцип состязательности и стороны наделены равными правами и обязанностями, а судья действительно только заверяет достигнутое сторонами соглашение, а правильнее было бы сказать – договор о признании в совершении преступления.
         Таким образом, из всего выше сказанного, можно сделать вывод, что даже американский уголовный процесс, который, как принято считать, является родоначальником "классической" процедуры "сделки о признании вины", не вполне в чистом виде применяет рассматриваемое явление и доволен результатами такого применения.
Однако, необходимость введения сокращенных процедур в уголовное судопроизводство активно  обсуждается юристами-правоприменителями всех развитых стран, что объективно вызвано укрупнением потоков информации, свойственным современной реальности, и недостатком времени для их обработки и уяснении.
Уголовно-процессуальный кодекс РФ, вступивший в силу с 1 июля 2002 года, предусмотрел особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, суть которого заключается в том, что при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и "ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которое, предусмотренное Уголовным кодексом РФ, не превышает десяти лет лишения свободы".[1]
Основанием материализации в Уголовно-процессуальном кодексе РФ сокращенной формы судебного разбирательства явилось, очевидно, намерение законодателя повысить эффективность уголовного процесса в Российской Федерации.
         В общем плане эффективность уголовного судопроизводства можно определить как достижение цели уголовного процесса по каждому конкретному уголовному делу при минимуме ущемления законных интересов лиц, участвующих в уголовно-правовых отношениях.
Но, вместе с тем, процессуалисты в настоящее время активно  дискутируют вопрос о природе указанного института, о целесообразности его введения в правовое поле, условиях и порядке его применения.
         Следует отметить, что ни один из существовавших ранее в российском уголовном процессе сокращенных порядков не был связан с упрощенным порядком принятия судебного решения в связи с признанием обвиняемым предъявленного обвинения (за исключением, пожалуй, судебного приказа).
         Как верно отмечают Е.В. Осипова и В.В. Конин, применительно к российскому уголовному процессу с трудом можно употребить термин "сделка о признании вины", ведя речь об особом порядке судебного разбирательства. Это представляется не вполне верным и может породить некоторую путаницу в понимании этого института. УПК РФ ввел сокращение уголовной процедуры, которое более сравнимо со схожими сокращениями в некоторых европейских странах (например, Италии).[2]
         Непосредственно само понятие "сделка" предполагает договор между двумя противоположными сторонами, которые в той или иной степени заинтересованы непосредственно в заключении договора и в последствиях, вызванных этой сделкой.
         По нашему мнению, имеет смысл проанализировать особый порядок принятия решения в уголовном процессе Российской Федерации на предмет определения сторон предполагаемой "сделки" и желаемых последствий.
         Условно говоря, кому выгодно проводить судебное заседание по уголовному делу в особом порядке?  Предполагается, что целью введения законодателем в уголовный процесс Российской Федерации института особого порядка постановления приговора, в первую очередь, является стимулирование лиц, совершивших преступление, на активное сотрудничество с органами, производящими предварительное расследование, и судом. Обеспечивается эта цель законодательно закрепленной гарантией назначения наказания на срок, не превышающий две трети максимального размера наказания, предусмотренного за совершение конкретного преступления.
         Однако практика назначения наказания за совершения преступлений небольшой и средней тяжести в общем порядке судебного заседания показывает, что в 80 % случаев размер наказания, назначенного судом, не превышает  двух третей от максимально возможного. Оставшиеся 20 % уголовных дел, наказание по которым назначено, так сказать, "по максимуму", характеризуются скорее исключительными обстоятельствами, отягчающими вину осужденного.[3]
         Выходит, признавать вину и заявлять при ознакомлении с материалами дела ходатайство о проведении судебного заседания в особом порядке имеет смысл лишь 20 % обвиняемых, которые совершили преступления небольшой либо средней тяжести с определенными, отягчающими вину, обстоятельствами. Для остальных 80 % обвиняемых общий порядок проведения судебного разбирательства является предпочтительней, поскольку имеется возможность добиться оправдательного приговора и нет ограничений относительно оснований обжалования приговора.
         Подобная практика назначения наказания судами первой инстанции, очевидно, хорошо знакома адвокатам, практикующим в области уголовного процесса. Рекомендуя своим подзащитным заявить ходатайство о проведении особого порядка судебного разбирательства, адвокат имеет целью, в первую очередь, обеспечить наверняка назначение наказания в пределах двух третей от максимально возможного, а во-вторых, упростить процессуальную процедуру вынесения приговора, избежав хлопотных формальностей и разгрузив свое рабочее время.

<!--pagebreak-->
         Представляется сложным назвать такого рода основания выбора особого порядка постановки приговора, обеспечивающими соблюдение прав и свобод участников уголовного процесса, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения (например, потерпевшего).
         Отдельно, по нашему мнению, следует остановиться на органах предварительного расследования и их заинтересованности в рассмотрении уголовного дела в особом порядке.
         Учитывая современное состояние предварительного следствия и дознания, качества их работы, очевидна заинтересованность следователя, собравшего недостаточное количество доказательств, либо построившего обвинение исключительно на косвенных доказательствах, либо допустившего нарушения закона, влекущее признание доказательств недопустимыми, в проведении судебного заседания без изучения тех самых доказательств и с вынесением обвинительного приговора, пусть даже с ограничениями в сроках наказания, которые на показатели работы и раскрываемости не влияют. Обвинительный приговор же, напротив, является основной качественной характеристикой проведения предварительного расследования.
         В такой ситуации, по нашему мнению, не стоит исключать влияние следователя на обвиняемого на стадии ознакомления с материалами уголовного дела и заявления ходатайства о проведении особого порядка судебного разбирательства.
         Кроме того, по нашему мнению, следует учитывать, что если рассматривать особый порядок судебного разбирательства, закрепленный в УПК РФ, как классическую сделку о признании вины, то уместно было бы говорить о взаимодействии следователя и защитника. Но о каком договоре между защитником и следователем может идти речь, когда право заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке у обвиняемого появляется только на стадии ознакомления с материалами дела.
         Из этого следует, что законодатель прямо обязывает следователя или орган, производящий дознание, осуществлять досудебное производство по каждому уголовному делу в общем объеме без каких-либо исключений, связанных с признанием подозреваемым  или обвиняемым своей вины, проводить предварительное расследование и  в ходе доказывания собирать как доказательства, подтверждающие вину, так и доказательства ее исключающие, что определено двуедиными задачами уголовного процесса Российской Федерации, закрепленными в статье 6 УПК РФ.
         Очевидно, что законодатель, закрепляя материально порядок вынесения решения в уголовном процессе без проведения судебного разбирательства, не имел ввиду, что судья в таком порядке выступает в роли государственного клерка и заверяет договор между следственными органами и стороной защиты.
         Действительно,  в процедуре вынесения решения без проведения судебного разбирательства имеет место упрощение процессуального оформления постановления приговора, но это вовсе не значит, что наряду с упрощением порядка могут быть допущены предпосылки для создания благоприятных условий, способствующих самооговору лица, привлекаемого к уголовной ответственности, и низкому качеству проведения по делу предварительного следствия, либо дознания.
         Тем более, ошибочно было бы утверждать, что судья, при постановки приговора в особом порядке без проведения судебного разбирательства не вникает в суть дела и его полномочия ограничиваются проверкой соблюдения всех формальностей при признании обвиняемым своей вины и заявлении ходатайства о проведении судебного разбирательства в особом порядке. Дело в том, что Уголовно- процессуальный кодекс РФ не содержит нормы, которая бы исключала обязанность судьи выносить законный и обоснованный приговор, в каком бы порядке не проводилось судебное следствие.
         В основе введенной в УПК РФ сокращенной формы судопроизводства лежит главное - это согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением, что делает излишним исследование при судебном разбирательстве всех имеющихся в деле доказательств.
Однако это обстоятельство ни в коей мере не означает, что при такой форме уголовного процесса не действуют или действуют в усеченном виде принципы состязательности и равноправия сторон. Напротив, даже с учетом специфики особого порядка судебного разбирательства реализация в нем указанных принципов имеет не меньшее значение, чем при рассмотрении уголовных дел на общих основаниях.[4]
  Обязательное условие проведения судебного разбирательства в особом порядке – признание вины обвиняемым, а точнее, согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением, по нашему мнению, не является сущностной характеристикой рассматриваемого процесса, а определяет категорию уголовных дел, по которым законодатель допускает проведение упрощенного процессуально особого порядка вынесения решения без проведения судебного разбирательства, наряду с установленным ограничением по тяжести, допускаемых к такому рассмотрению, уголовных дел.        
На наш взгляд, достаточно очевидно, что российский институт особого порядка судебного разбирательства гораздо ближе к европейскому варианту сделки о согласии с обвинением, чем  к американской сделки о признании вины, хотя, безусловно, правовое регулирование подобных институтов в национальном законодательстве различных стран имеет свои специфические, присущие законодательству только данного государства, особенности, и поэтому говорить об отнесении конкретного вида упрощенного производства к тому или иному типу можно лишь с большой долей условности.
Итак, можно ли называть особый порядок принятия решения по уголовному делу при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, урегулированный УПК РФ, "сделкой о признании вины"?
Во-первых, по нашему мнению, понятие "сделка" негативно воспринимается в российском обществе, где возникают ассоциации с чем-то не вполне законным и аморальным. Например, одно и то же действо из области гражданского права, российский гражданин предпочтительней назовет "договором", нежели "сделкой". В связи с этим представляется необходимым отказаться от употребления в науке и практике уголовного процесса термина "сделка о признании вины", ввиду исключения негативной реакции общества, которое и так измучено коррупционными явлениями, столь распространенными в настоящее время в правоохранительных органах и, следовательно, в уголовно-процессуальном поле.
Во-вторых, тем более не следует называть особый порядок принятия решения по уголовному делу при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением "сделкой о признании вины", поскольку указанные правовые институты не идентичны и имеют разную правовую природу.
Сделка о признании вины имеет своей целью упростить процесс расследования уголовного дела и обоснования вины обвиняемого. В "классической" модели сделки о признании вины активными сторонами выступают обвинитель, который проводит предварительное расследование, и защитник. Судья выступает как гарант государственной воли в уголовном процессе.
В американском уголовном судопроизводстве на стадии расследования противоположные стороны по делу, обвинитель и защитник, в равной степени имеют право производить какие-либо процессуальные действия, направленные на формирование доказательств, соответственно обвинительных и оправдательных. Такая реализация принципа состязательности определяет сущность процесса "сделки о признании вины".
В российском уголовном процессе принцип состязательности в большей мере реализован лишь на стадии судебного разбирательства, что делает невозможным активное участие защитника в предварительном расследовании по уголовному делу. Таким образом, вводить "классическую" модель сделки о признании вины в уголовный процесс Российской Федерации невыполнимо, поскольку отсутствует практическая возможность реализации  такого механизма процессуального права.
Следовательно,  особый порядок принятия решения по уголовному делу при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, урегулированный разделом Х УПК РФ, представляет собой сокращение процедуры судебного разбирательства по определенной категории уголовных дел, направленное на повышение эффективности уголовного судопроизводства и избежание излишней формализованности уголовного процесса Российской Федерации.
Литература:
[1] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации,  часть 1 статьи 314.
[2]Осипова Е.В., Конин В.В. Особый порядок судебного разбирательства – "сделка" о признании вины? // Новое уголовно-процессуальное законодательство РФ: проблемы теории и практики. под ред. Т.С. Волчецкой С.103
[3]Автором были изучены и проанализированы 500 уголовных дел, рассмотренных городским судом в 2004- 2005 годах.
[4] Демидов В. Некоторые вопросы применения особого порядка судебного разбирательства // Российская юстиция 2003, № 5
 

 


: 30/06/2006
: 5508
:
Матрица уголовного судопроизводства [перезагрузка]
Особенности регламентации права на тайну телефонных переговоров в Конституциях государств Европы и особенности обеспечение данного права в уголовно- процессуальном законодательстве Российской Федерации.
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РЕФОРМИРОВАНИЯ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА БЕЛАРУСИ И РОССИИ
Прекращение уголовного преследования: понятие, сущность, значение
Процессуальная самостоятельность Следователя: миф или Реальность
Надзор в уголовном судопроизводстве России – время реформ.
ВОЗВРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОКУРОРУ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
Эволюция института задержания в уголовно-процессуальном законодательстве Беларуси: от советского периода до современности
Трепещи, Левиафан…
Международные стандарты деятельности защитников по уголовным делам

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта