:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ТАКТИКИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ
До настоящего времени в криминалистической науке идет непрекращающаяся дискуссия о месте тактики профессиональной защиты в уголовном судопроизводстве. Ряд авторов полагают, что тактика профессиональной защиты должна быть включена в раздел «Криминалистическая тактика», и приводят обоснованные доводы в подтверждение своей позиции.

2006, Воронежские криминалистические чтения: сборник научных трудов. Выпуск 7. Изд-во Воронежского гос. университета. Воронеж., , , Конин Владимир Владимирович,  Данная точка зрения вызвала оживленную научную дискуссию – от одобрения и поддержки, до полного неприятия от сторонников традиционной криминалистики, поскольку многие ученые из их числа полагают, что это невозможно, и в качестве подтверждения своих доводов ссылаются на определение криминалистики, данное Р.С. Белкиным.[1]
              Но, изучая работы Р.С. Белкина, хочется отметить следующее: оценивая те изменения в обществе, которые произошли в последние годы, он предвидел, что с развитием общества криминалистика не может остаться в стороне, она должна развиваться вместе с обществом, и поэтому он пришел к выводу, что криминалистика это наука не только о быстром и полном раскрытии преступления, изобличения виновного, грамотного поддержания обвинения в суде. Он сумел заметить, что эта наука еще и о «… собирании, исследовании, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных средствах и методах судебного исследования и предотвращения преступлений».[2] Складывается впечатление, что, оценивая развернувшуюся дискуссию вокруг проектов УПК РФ, Р.С. Белкин предвидел, что законодатель, развивая принцип состязательности, закрепленный в Конституции РФ, придет к выводу о необходимости равноправия сторон в процессе, и сделает адвоката-защитника субъектом доказывания в уголовном судопроизводстве. Именно поэтому, на наш взгляд, он, в своем предвидении и пришел к последней формулировке предмета криминалистики, в которой нашлось место не только стороне обвинения, но и стороне защиты. В своей последней работе Р.С. Белкин пришел к выводу, с которым невозможно не согласиться – о том, что нет никакой криминалистики обвинения, как и криминалистики защиты, а есть использование положений криминалистики участниками наиболее активными участниками уголовного судопроизводства – государственным обвинителем и защитником[3].  Анализируя различные точки зрения по поводу предмета криминалистики, мы остановимся на мнении, высказанном Т.С. Волчецкой, которая абсолютно правильно замечает, что вначале криминалистическая наука развивалась только в рамках уголовного процесса, но со временем возможности криминалистики с успехом использовались в рамках других правовых наук, в связи, с чем, Т.С. Волчецкая приходит к абсолютно обоснованному выводу о том, что «Расширение предмета криминалистики подведет методологическую базу под формирование целого ряда новых интересных и важных направлений криминалистических научных исследований».[4]   
              Вместе с тем, в ряд авторов последнее время в научной литературе, при рассмотрении проблем уголовного процесса и криминалистики, связанных с деятельностью защитника при осуществлении им своих функций в рамках уголовного судопроизводства, вновь стали призывать к созданию новой науки под рабочим названием «адвокатология». 
               Так, И. Румянцева пишет следующее: «Важно подчеркнуть, что тактика защиты, формирующаяся пока в рамках криминалистики, в будущем, на наш взгляд, должна развиваться в пределах науки об адвокатуре, на данном этапе рассматривающей только вопросы процессуальной деятельности защитника».[5] 
                Е. Карякин, рассматривая данный вопрос,  приходит к выводу о том, что необходимо создание новой науки, посвященной деятельности профессионального защитника, отдельной от криминалистики. Далее он делает следующий вывод: «Данная наука с рабочим названием «адвокатология» должна будет выработать определенные методики ведения дела, защиты или представительства применительно к конкретным следственным (судебным) ситуациям, аналогично курсу «Методика расследования отдельных видов преступлений» с той лишь разницей, что подчинена она будет не нуждам стороны обвинения, а стороны защиты в уголовном судопроизводстве».[6]  Исходя из этого высказывания, представляется, что Е. Карякин будущую науку «адвокатологию» видит только в виде методик осуществления защиты и представительства (вместе с тем полагаем необходимым заметить, что «Методика расследования отдельных видов преступлений» является составной частью криминалистики, наряду с теорией и методологией, криминалистической техникой и криминалистической тактикой). Имеет ли право на существование наука, не имеющая своей системы, и существующая только в виде методик? 
                О.В. Полстовалов предлагает включить тактику и методику защиты в процессуально-криминалистическую специальность в ранге отдельной отрасли знаний как судебная экспертиза или оперативно-розыскная деятельность.[7]   
                Возражая уважаемым авторам, полагаем необходимым отметить следующее: адвокат, это в первую очередь профессия. И прежде чем рассуждать о необходимости создания «адвокатологии», стоит задуматься: нужны ли науки о конкретных профессиях? Есть ли наука о слесарях – «слесарология»? Есть ли наука о штурманах, как морских, так и воздушных – «штурманология»? Есть ли наука о рыбаках – «рыбакология»? О дворниках – «дворникология»? Что является предметом, объектом  этих наук? Какова их система, и что в нее входит?  
                 Полагаем, что т.н. «науки» о конкретных профессиях, будь то «адвокатология» или иные, не имеют право называться науками. Для подтверждения правоты выдвинутого нами довода, полагаем необходимым сослаться на мнение авторитетных ученых-криминалистов. Так, Т.С. Волчецкая абсолютно верно приходит к выводу о том, что «… на современном этапе тактические основы защиты и обвинения должны рассматриваться в рамках криминалистической тактики»[8].
                 В чем причина спора о месте тактики профессиональной защиты? На наш взгляд, причины для спора отсутствуют. Вернее, новый УПК РФ их устранил. Адвокат, как защитник, участвует в уголовном судопроизводстве в качестве самостоятельного процессуального лица. Новый УПК РФ, реализуя закрепленный в Конституции РФ принцип состязательности уголовного судопроизводства, наделил адвоката-защитника равными правами со стороной обвинения, и сделал его субъектом доказывания. Ему противостоит сторона обвинения, перед которой стоит задача защиты прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений, защита интересов общества (принцип публичности по каким-то причинам в УПК РФ не упомянут в перечне принципов уголовного процесса, и, тем не менее, этот принцип продолжает действовать, поскольку, на наш взгляд, это основополагающий принцип уголовного судопроизводства) путем раскрытия преступлений, и изобличения лиц, их совершивших, и назначения им должного наказания. В то же время, задача, стоящая перед защитником – защита лица от незаконного и необоснованного обвинения. Для реализации стоящей перед адвокатом–защитником задачи законодатель наделил его определенными полномочиями по сбору и предоставлению доказательств, т.е. сделал субъектом доказывания. Давайте задумаемся: а так ли уж редко в следственной практике встречается незаконное или необоснованное обвинение? К сожалению, очень часто. Как показывает анализ практики, в погоне за показателями раскрываемости правоохранительные органы зачастую завышают предъявленное обвинение. Статистика судов и статистика правоохранительных органов существенно расходится, и для кого не является секретом, что зачастую государственному обвинителю в судебном заседании приходится отказываться от предъявленного обвинения, и переходить на обвинение в признании подсудимого виновным в совершении менее тяжкого преступления.  
              И здесь встает вопрос: является ли субъект доказывания в уголовном судопроизводстве субъектом криминалистической тактики?
               На этот вопрос сторонники традиционной криминалистики отвечают положительно, если это субъект со стороны обвинения, и отрицательно, если это адвокат-защитник, также являющийся субъектом доказывания, поскольку старое определение предмета криминалистики не предусматривает места для адвоката защитника. В то же время, некоторые авторы, из числа традиционных криминалистов, понимая, что время на месте не стоит, а следовательно развивается и наука, предполагают, что возможно изменение понятие предмета криминалистики. Так, А.А. Эксархопуло, полемизируя с Г.А. Зориным, возражая против расширения предметной области криминалистики, критикуя предложения по введению «новых криминалистик» – в том числе т.н. «банковской криминалистики», все же вынужден был заметить, что «С развитием криминалистики меняется не предмет науки, а наши знания о об этом предмете, постоянно расширяясь и углубляясь, что, собственно и находит свое выражение в разнообразии формулировок предполагаемых определений предмета криминалистики, которые на соответствующих этапах развития криминалистической науки признаются или отвергаются учеными, отражая, таким образом, существенное в наших знаниях о нем в конкретный исторический период времени».[9] Исходя из этого высказывания, можно предположить, что возможно на сегодняшний день наши знания о предмете криминалистики не совсем полные, и естественно, что в связи с развитием общественных отношений, развитием научных знаний, предмет криминалистики будет дополнен. И тактика профессиональной защиты займет свое место в рамках криминалистической науки.
               Изменения, внесенные в УПК РФ должны вызвать и изменения в криминалистике. Именно это предвидел Р.С.Белкин, давая свое определение предмету криминалистики. Он предвидел предстоящий уход от розыскной криминалистики (криминалистика есть наука о технике, тактике и методике расследования преступлений[10]) к криминалистике состязательной. И именно в этом стоит главная проблема криминалистики сегодняшнего дня. В настоящее время в разделе «Криминалистическая тактика» мы наблюдаем нелепый, искусственный разрыв единого целого. Тактика, используемая стороной обвинения – это криминалистическая тактика. Тактика защиты от необоснованного и незаконного обвинения – не криминалистическая тактика, и ее место в т.н. науке «адвокатологии». Однако, тактика стороны обвинения и стороны защиты взаимосвязана. В состязательном процессе стороны  равны. Почему криминалистика – это только обвинение? А защита от незаконного и необоснованного обвинения?
              Исходя из вышеизложенного, мы приходим к выводу: вместо дискуссии о возникновении и развитии новой науки – т.н. «адвокатологии» необходимо лишь только дополнить раздел «криминалистическая тактика» подразделом «тактика защиты».[11]      


[1] См. Белкин Р.С. Курс криминалистики: в 3 томах. Том 1. М. 1997. С. 112.

[2] См. Белкин Р.С. Там же.

[3] См. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. М., 2001. С. 87

[4] См. Волчецкая Т.С. Развитие криминалистической науки и предмет криминалистики // 50 лет криминалистике: К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина: материалы международной научно-практической конференции . Воронеж, 24-25 июня 2002 г. Воронеж. 2002. С. 63, 66.

[5] См. Румянцева И.В. Перспективы развития судебного следствия в криминалистической науке// Актуальные проблемы права: материалы XVI межвузовской научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава 25 января 2005 г. Калининград. КПИ ФСБ РФ. 2005; С. 61

[6] См. Карякин Е.А. Деятельность адвоката-защитника и предмет науки криминалистики // Проблемы противодействия преступности в современных условиях: материалы международной научно-практической конференции 16 – 17 октября 2003 г. Ч. .3.- Уфа: РИО БашГУ, 2004. Цитируется по: http://kalinovsky-k.narod.ru/bufa20041/karjkin.htm
[7] См. Полстовалов О.В. Уголовноый процесс и криминалистическая тактика: новые точки соприкосновения // Проблемы противодействия преступности в современных условиях: материалы международной научно-практической конференции 16 – 17 октября 2003 г. Ч. .3.- Уфа: РИО БашГУ, 2004. Цитируется по: http://kalinovsky-k.narod.ru/bufa20034/42.htm

[8] См. 50 лет в криминалистике. К 80 – летию со дня рождения Р.С. Белкина. Материалы международной научной конференции. С. 51-52.

[9] См. А.А. Эксархопуло. Предмет и система криминалистики: проблемы развития на рубеже XX-XXI веков.- СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2004. С. 7.
[10] См. Криминалистика: Техника и тактика расследования преступлений // под ред. А.Я. Вышинского. М., 1938. С. 3.

[11] Об этом также: Карагодин В.Н. Криминалистическое исследование профессиональной деятельности адвокатов // Профессиональная деятельность адвокатов как объект криминалистического исследования. Екатеринбург: Изд-во «Чароид», 2002, С. 16.


: 01/08/2006
: 2517
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта