Зуев С.В. Цифровая среда уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы

Рассматриваются вопросы развития информационных технологий в уголовном судопроизводстве. Утверждается, что век цифровых технологий неумолимо распространяется на все стороны жизнедеятельности человека. Не может оставаться в стороне и уголовный процесс. В настоящее время информационные технологии проникают в отдельные его институты, к примеру: изъятие электронных носителей при проведении следственных действий; применение видеоконференц-связи в судебных заседаниях различных инстанций; подача ходатайств, заявлений и жалоб в электронном виде. Однако этого явно недостаточно. Многие страны ушли в этом вопросе далеко вперед. Это относится к Саудовской Аравии, Южной Кореи, Республике Казахстан и другим. Обосновывается, что на сегодня требуется создание единой цифровой среды уголовного судопроизводства, включающей в себя переход на фиксацию хода процессуальных, в том числе следственных, действий с помощью технических средств и сохранение результатов в электронном виде; использование электронного документооборота между государственными органами и должностными лицами в рамках уголовно-процессуальных отношений; разработка пилотного проекта «Электронное уголовное дело» и апробация его в отдельных субъектах Российской Федерации; широкое применение дистанционных форм проведения процессуальных действий на любой стадии уголовного судопроизводства, включая участие в судебных заседаниях всех заинтересованных лиц; предоставление потерпевшему в режиме онлайн через Интернет возможности отслеживать движение уголовного дела от подачи заявления в электронном форме до вынесения приговора; внедрение в уголовно-процессуальную материю удобную и надежную технологию удостоверения процессуального документа любым участником уголовного процесса вместо его обычной подписи; использование электронного помощника судьи для оценки фактических данных, имеющихся в уголовном деле, а также при назначении научно обоснованного и соразмерного совершенному противоправному деянию наказания.

 
Зуев С.В. Цифровая среда уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Сибирский юридический вестник. 2018. № 4. С. 118-123.
 
 
Проблемы использования электронных (цифровых) средств в уголовном судопроизводстве стали предметом научных исследований не так давно. Первые работы об этом в отечественной науке появились в начале 2000-х годов. Здесь примечательна статья Калиновского К.Б., Маркеловой Т.Ю. «Доказательственное значение «электронной» информации в уголовном процессе», в которой авторы отметили, что «электронная» информация стала широко использоваться во всех областях человеческой жизни, в том числе и криминальной. Не только преступления в сфере компьютерной информации (предусмотренные ст. 272-274 УК РФ) но и многие «традиционные» общественно опасные деяния оставляют после себя электронные следы в компьютерных сетях, на магнитных или оптических носителях, экранах мониторов. В связи с этим возникает практическая проблема использования данных следов в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела [1]. 
Одновременно в криминалистике информационные технологии все чаще становятся предметов научных изысканий. Среди ученых, которые проводили свои исследования в сфере мобильной связи, телекоммуникационных и компьютерных преступлений, можно выделить такие имена, как Н.А. Архипов, В.Б. Вехов, Г.В. Семенов, В.В. Поляков, А.В. Шебалин. В уголовном процессе эти вопросы подхватили В.Г. Болычев, В.Ф. Васюков, Р.Н. Вязовцев, Р.Г-В Локк.
В последние годы научная общественность уголовного процесса существенно активизировалась в данном направлении. Появились работы монографического уровня и диссертационные исследования в данной области исследования. Исследования, посвященные информационным технологиям в уголовном судопроизводстве можно условно представить в трех основных направлениях: 1) разработка теоретических основ и научного обоснования системы информационного обеспечение уголовного процесса; 2) внедрение в классическую модель уголовно-процессуальных средств доказывания «электронных доказательств»; 3) технико-криминалистическое обеспечение использования информационных технологий в уголовно-процессуальной деятельности.
Первое направление «Разработка теоретических основ и научного обоснования системы информационного обеспечение уголовного процесс» отражено, например, в таких диссертационных работах, как: Зуев С.В. Информационное обеспечение уголовного процесса. 2002; Усманов Р. А. Информационное обеспечение деятельности органов внутренних дел: криминалистическая регистрация. 2002; Яковенко И.Н. Современное состояние и перспективы использования информационных технологий в раскрытии и расследовании преступлений. 2005; Белов О.А. Информационное обеспечение раскрытия и расследования преступлений. 2007; Ищенко П.П. Информационное обеспечение следственной деятельности. 2009; Воротов И.А. Информационно-аналитическое обеспечение раскрытия террористической деятельности. 2009.
Второе направление «Внедрение в классическую модель уголовно-процессуальных средств доказывания «электронных доказательств» поддержано такими, к примеру, диссертационными исследованиями: Зигура Н.А. Компьютерная информация как вид доказательств в уголовном процессе России. 2010, Пастухов П.С. Модернизация уголовно-процессуального доказывания в условиях информационного общества. 2015, Кувычков С.И. Использование в доказывании по уголовным делам информации, представленной в электронном виде: кандидатская диссертация. 2016; Оконенко Р.И. Электронные доказательства» и проблемы обеспечения прав граждан на защиту тайны личной жизни в уголовном процессе: сравнительный анализ законодательства Соединенных Штатов Америки и Российской Федерации. 2016.
Третье направление «Технико-криминалистическое обеспечение использования информационных технологий в уголовно-процессуальной деятельности» находит отражение в таких, например, диссертациях: Соколов Ю.Н. Электронное наблюдение в уголовном судопроизводстве и оперативно-разыскной деятельности. 2006; Вехов В.Б. Криминалистическое учение о компьютерной информации и средствах   ее обработки. 2008; Дусева Н.Ю. Технико-криминалистические основы использования глобальной навигационной системы в расследовании и предупреждении преступлений. 2015; Казначей И.В. Использование технических средств коммуникации в уголовном судопроизводстве (пути совершенствования). 2015; Кравец Е.Г. Информационно-коммуникационные технологии как элемент технико-криминалистического обеспечения расследования преступлений. 2016. Волгоград.
Информационные технологии активно развиваются и все больше проникают в правовую материю, в том числе, во многие институты уголовно-процессуального права. Нет смысла отрицать необходимость внедрения в уголовный процесс электронный документооборот, широко применение дистанционных форм взаимодействия участников уголовно-процессуальных отношений, создания «Электронного уголовного дела» и т.п. Однако в некоторых случаях, наблюдаются, так сказать, «перегибы на местах». Так, С.В. Власова считает, что в перспективе робот успешно заменит следователя. Вот, что по этому поводу пишет сам автор: «Поскольку «информационные преступления» оставляют информационные следы – следовать по ним (расследовать их) может специалист по информационным технологиям. Вместо следователя, сыщика, в традиционном  смысле, субъектом расследования может быть программист, специалист по информационной безопасности (профессиональный «анти-хакер»), а также «робот» (компьютер)» [2].
Попытки применения робота в ходе допроса следователя действительно имеют место быть. Однако в большинстве своем ученые убеждены, что робот это лишь инструмент в руках опытного следователя, который может быть использован в решении отдельных задач. В частности, это относится к допросу парализованных людей и пациентов с шизофренией [3].
Представляется, что сегодня требуется больше конструктивных и конкретных предложений. Вряд ли можно согласиться с отрицанием необходимости дальнейшего совершенствования двух относительно автономных, но важных познавательных приемов: изъятие электронных носителей и копирование электронной информации абсолютно бессмысленно. Вместе с тем, вызывает сомнение в продуктивности предложение включить в УПК РФ такое следственное действие, как получение «Получение цифровой информации» [4]. Поскольку это, скорее всего, структурный элемент информационного обеспечения уголовного процесса, который включает получение, проверку и оценку информации. Аналогично выглядят собирание, проверка и оценка доказательств как структурные элементы доказывания. И даже появившееся нововведение в ст. 6 Федерального закона «Об Оперативно-розыскной деятельности» такого оперативно-розыскного мероприятия как  «Получение компьютерной информации» [5], не придает этому правовому явлению свойства завершенности. Уголовно-процессуальный кодекс отличается от другого закона, прежде всего, своей процессуальностью, то есть детальной регламентацией порядка производства выполняемых субъектами доказывания действий. Одного упоминания наименования чего-то, тем более в собирательной (образной) форме, явно недостаточно и даже вредно, так как это дает слишком широкие возможности по применению усмотрения правоприменителя, легко переходящее в неправомерные действия.
На сегодня наиболее перспективными направлениями в развитии информационных технологий в уголовном судопроизводстве представляется следующее:
1) переход на фиксацию хода процессуальных, в том числе следственных, действий с помощью технических средств и сохранение результатов в электронном виде;
2) внедрение в уголовно-процессуальную материю удобную и надежную технологию удостоверения процессуального документа любым участником уголовного процесса вместо его обычной подписи;
3) разработка пилотного проекта «Электронное уголовное дело» и апробация его в отдельных субъектах Российской Федерации;
4) широкое применение дистанционных форм проведения процессуальных действий на любой стадии уголовного судопроизводства, включая участие в судебных заседаниях всех заинтересованных лиц;
5) предоставление потерпевшему в режиме онлайн через Интернет возможности отслеживать движение уголовного дела от подачи заявления в электронном форме до вынесения приговора;
6) использование электронного помощника судьи для оценки фактических данных, имеющихся в уголовном деле, а также при назначении научно обоснованного и соразмерного совершенному противоправному деянию наказания.
Безусловно, перечисленные направления являются примерными, и их перечень может быть дополнен. Для осмысления предложенного требуется некоторый комментарий.
В настоящее время приоритетным способом фиксации хода процессуальных, в том числе следственных, действий является составление бумажных протоколов. Технические средства выполняются факультативную роль. Высказаться в пользу перехода на электронный способ отображения процессуальной деятельности можно, воспользовавшись аргументами других авторов. Так, например, есть мнение, что это позволит оптимизировать работу участников уголовного процесса, повысить качество выполнения поставленных задач [6]. В перспективе технические средства копирования, хранения, передачи электронной информации сделают ненужными бумажные уголовно-процессуальные документы, то есть возможен переход исключительно на электронный документооборот [7].
В этой связи, следует согласиться с тем, что необходимо регулирование, в первую очередь, основных начал проведения следственных действий и иной деятельности с использованием информационных технологий и электронных документов путем формулирования норм о гарантиях подлинности электронных доказательств, например, о ее неизменности, защите от возможных посягательств и доступности для последующего изучения, депонировании электронных копий, обязательном участии специалиста при проведении следственных или судебных действий, связанных с копированием, депонированием, осмотром, изъятием электронной информации [8].
Формирование материалов дела не только в бумажном виде, но и в форме электронного уголовного дела, несомненного упростит реализацию ст. 158.1. УПК РФ, в соответствии с которой восстановление утраченного уголовного дела либо его материалов производится по постановлению руководителя следственного органа, начальника органа дознания, а в случае утраты уголовного дела или материалов в ходе судебного производства – по решению суда, направляемому руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для исполнения. Это, в свою очередь, позволит не прибегать к применению ч. 4 ст. 158.1. УПК РФ, а именно не освобождать обвиняемого в случае, если по утраченному уголовному делу истек предельный срок содержания под стражей [9].
В.В. Зозуля предлагает на законодательном уровне предусмотреть возможность осуществления видеозаписи при проведении следственных действий с автоматической системой видеозаписи в служебных помещениях органов предварительного расследования в уведомительном порядке [10].
В связи с этим считаем, что бумажный тип документирования в уголовном процессе следует признать не иначе, как архетипом.

Положение п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2012 года № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» определяет: при наличии технической возможности судам надлежит осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств, а в случае недостаточной вместимости зала судебного заседания, в котором проводится слушание дела, осуществлять в здании суда трансляцию хода судебного заседания в режиме реального времени с использованием технических средств. Материалы фиксации хода судебного разбирательства, осуществляемого судом (например, носитель аудиозаписи), приобщаются к делу [11].

Согласно ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 06.04.2011 года № 63-ФЗ «Об электронной подписи» информация в электронной форме, подписанная простой электронной подписью или неквалифицированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, в случаях, установленных федеральными законами, принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами или соглашением между участниками электронного взаимодействия [12].
Внедрение в уголовно-процессуальную материю технологию удостоверения процессуального документа любым участником уголовного процесса вместо его обычной подписи позволит в режиме онлайн осуществлять процессуальные действия и подтверждать их. Это дает широкие возможности по дистанционному обеспечению прав и законных интересов участников.
Многие страны уже ушли далеко вперед. 
В Великобритании впервые в истории состоялся полностью виртуальный судебный процесс, в котором судья, истец и представитель ответчика общались между собой через специальную «закрытую» сеть, разработанную по заказу Минюста Соединенного королевства [13].
В 2011–2012 годах в Казахстане была внедрена электронная регистрация всех заявлений и сообщений о преступлениях (КУЗ). С 2015-го заработал Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР). Сегодня регистрация в нем служит началом уголовного процесса. Прокуратурой пилотный проект «Е-уголовное дело» запущен по линии Комитета государственных доходов в Астане и Карагандинской области. При этом особое внимание было уделено информационной безопасности новых систем [14] .
В Саудовской Аравии расследование большинства дел заканчивается в течение двух дней. В этой стране перешли на электронные уголовные дела 9 лет назад, при этом сократили сроки расследования на 80%.
В УПК Азербайджанской Республики регламентирован порядок производства «электронного уголовного дела». В Российской Федерации этот вопрос остается пока открытым.
Успешный опыт правоохранительной реформы Грузии также связан был с их переходом в 2011 году на электронный формат уголовного дела. Существенных результатов добились такие страны, как Южная Корея, Сингапур, Эстония и другие. 
Ю.Н. Познанский считает, что решение данной проблемы заключается в нормативном закреплении необходимости формирования уголовного дела на всех стадиях досудебного и судебного производства в электронном виде (например, в формате PDF); законодательном закреплении возможности из- учения материалов уголовного дела в электронном виде такими участниками уголовного процесса, как следователь, дознаватель, эксперт, прокурор, судья в случаях, когда изучение материалов уголовного дела не требует проведения каких-либо экспертиз либо иного анализа материалов уголовного дела на бумажном носителе [15].
В научных кругах необходимость и возможность активного использования «электронных уголовных дел» в уголовного судопроизводства обсуждается многими авторами [16]. Имеются уже и первые попытки создания подобного рода программ [17].
Широкое применение дистанционных средств проведения процессуальных действий на любой стадии уголовного судопроизводства, включая участие в судебных заседаниях всех заинтересованных лиц – это перспективное направление развития. В связи с этим, целесообразно дополнить содержание диспозиции ст. 278.1 УПК возможностью использования видеоконференц-связи не только в судебном заседании, но и на предварительном расследовании [18].  
Вместе с тем, необходимо отметить, что расширение возможностей информационных технологий уголовного процесса путем совершенствования программы реализации видеоконференц-связи (проведение с использованием данной технологии таких следственных действий, как допрос, очная ставка, опознание, частичное упразднение института понятых), должно осуществляться при решении вопросов, связанных с обеспечением достоверности и допустимости полученной таким образом информации, ее безопасности и сохранности, тайны следствия, с соблюдением прав и законных интересов человека и гражданина [19].
Предоставление потерпевшему в режиме онлайн через Интернет возможность отслеживать движение уголовного дела, начиная от подачи заявления в электронном форме – важное направление развития информационных технологий в уголовном судопроизводстве.
На сегодня имеется возможность подачи заявления о преступлении через сайт государственных услуг. Однако заявитель не имеет четко определенный УПК РФ перечень прав, не может потребовать от правоохранительных и иных государственных органов быть своевременно информированным о движении уголовного дела. Представляется, что, используя определенную программу, он мог бы получать всю информацию о принятых решениях, о передаче материалов следователю или дознавателю, о сроках расследования и других процессуальных моментах. Также следует предоставить потерпевшему возможность ознакомления с материалами уголовного дела через Интернет.
Идея принятия юридических решений в уголовном судопроизводстве с использованием математических методов и алгоритмизации не нова и имеет как своих противников, так и сторонников. Отдельно взята такая идея проигрывает при столкновении с противниками, которые боятся потерять усмотрение правоприменителя, обладающего в то же время высокой степенью коррупционного риска. Однако в общем контексте разработки использования электронных (цифровых) средств уголовного судопроизводства все выглядит вполне логично.
О необходимости использования в юриспруденции математических методов и алгоритмов говорилось достаточно давно, задолго до современного развития информационных технологий. К сторонникам данного направления развития юридической науки и практики следует отнести следующих ученых А.А. Арямов, Д.С. Дядькин, В.И. Курляндский, С.Г. Ольков, Н.Д. Оранжиреев, Чижов М.В. и других. Не углубляясь в конкретные разработки математических методов назначения наказаний и обобщив их принципиальные подходы можно выделить следующие направления: балльная система; шкалирование; выстраивания отношений с помощью математических формул.
Проблема освободить судью при вынесении приговора от усмотрения является краеугольным камнем системы уголовного правосудия в странах общего права. Ряд авторов создали информационную систему наказаний для предоставления судьям юридических, фактических и статистических данных. Цель системы не лишить судью своего усмотрения, но лучше информировать его, и таким образом добиться согласованности подходов по всей юрисдикции. В их работе на конкретных примерах показано как применяется такая информационная система.
Все перечисленное требует дальнейшего развития в плане использования информационных технологий в уголовном судопроизводстве. Этому может способствовать научная разработка концепции формирования единой цифровой среды уголовного судопроизводства [20]. 
___________________________
1. Калиновский К.Б., Маркелова Т.Ю. Доказательственное значение «электронной» информации в российском уголовном процессе // Российский следователь. 2001. № 6. С. 18.
2. Власова С.В. К вопросу о приспосабливании уголовно-процессуального механизма к цифровой реальности // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2018. № 1. С. 15.
3.https://nplus1.ru/news/2018/05/16/avatar-police.
4. Власова С.В. Указ. соч. С. 16.
5. Федеральный закон от 06.07.2016 года «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» № 374-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2016. Ст. 4558.
6. Григорьев В.Н., Медведева М.О. Информационные технологии как предмет уголовно-процессуального регулирования / Развитие информационных технологий в уголовном судопроизводстве. М., 2018 С. 28.
7. Кувычков С.И. Использование в доказывании по уголовным делам информации, представленной в электронном виде: дисс. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2016. С. 188.
8. Зайцев О.А., Григорьев В.Н., Медведева М.О. О перспективах реформирования уголовного процесса на базе внедрения информационных тех / Развитие информационных технологий в уголовном судопроизводстве: монография. М. 2018. С. 166.
9. Зайцев О.А., Григорьев В.Н., Медведева М.О. О перспективах реформирования уголовного процесса на базе внедрения информационных тех / Развитие информационных технологий в уголовном судопроизводстве: монография. М. 2018. С. 174.
10. Зозуля В.В. К вопросу о применении видеозаписи при производстве следственных действий с участием несовершеннолетних // Уголовно-процессуальная охрана прав и законных интересов несовершеннолетних. 2016. №  1 (3). С. 50.
11. Российская газета. 2012. 19 декабря.
12. Собрание законодательства РФ. 2011. Ст. 2036.
15. Познанский Ю.Н. Электронное уголовное дело в решении проблемы расследования уголовного дела в разумные сроки / Труды академии управления МВД России. 2015. № 1(33). С. 42.
16. Симанович Л.Н. Использование информационных технологий при отправлении правосудия // Администратор суда. 2008. № 2. С. 22-23; Пальчикова М.В. Новая форма процессуальных документов как следствие информатизации суда // Информационное право. 2009. № 3. С. 11-12; Тульская О.В. Некоторые проблемы использования электронных документов в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2009. № 6(14). С. 74-79; Штыкова Н.Н. Инновационные технологии ювенальной юстиции и их применение в юридической практике // Администратор суда. 2009. № 1. С. 16-17; Абдулвалиев А.Ф. Опять про электронное уголовное дело // Право и политика. 2013. № 1. С. 15-18; Халиуллина Л.Г. Электронная форма процессуальных документов в уголовном процессе: проблемы теории и практики // Правопорядок. 2016. № 4. С. 75-79.
18. Дмитриева А.А. Теоретическая модель безопасного участия личности в уголовном судопроизводстве: дисс. …д-ра юрид. наук. М., 2017. С. 19. 
19. Григорьев В.Н., Медведева М.О. Информационные технологии как предмет уголовно-процессуального регулирования / Развитие информационных технологий в уголовном судопроизводстве. М., 2018 С. 27-28.
20. Potas I. Informing the discretion: the sentencing information system of the judicial commission of New South Wales / I. Potas, D. Ash, M. Sagi, S. Cumines, N. Marsic // International Journal of Law and Information Technology. 1998. Vol. 6 (2). P. 99-124.
 
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
 
Абдулвалиев А.Ф. Опять про электронное уголовное дело // Право и политика. 2013. № 1. С. 15-18.
Власова С.В. К вопросу о приспосабливании уголовно-процессуального механизма к цифровой реальности // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2018. № 1. С. 9-18.
Дмитриева А.А. Теоретическая модель безопасного участия личности в уголовном судопроизводстве: дисс. …д-ра юрид. наук. М., 2017. 52 с. 
Зозуля В.В. К вопросу о применении видеозаписи при производстве следственных действий с участием несовершеннолетних // Уголовно-процессуальная охрана прав и законных интересов несовершеннолетних. – 2016. – № 1(3). – С. 47-51.
Зуев С.В., Никитин Е.В. Информационные технологии в решении уголовно-процессуальных проблем // Всероссийский криминологический журнал. – 2017. Т. 11. – № 3. – С. 587–595.
Калиновский К.Б., Маркелова Т.Ю. Доказательственное значение «электронной» информации в российском уголовном процессе // Российский следователь. – 2001. – № 6. – С. 18-19.
Качалова О.В., Цветков Ю.А. Электронное уголовное дело – инструмент модернизации уголовного судопроизводства // Российское правосудие. – 2015. –№ 2. –С. 95-101.
Кувычков С.И. Использование в доказывании по уголовным делам информации, представленной в электронном виде: дисс. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2016. 273 с.
Пальчикова М.В. Новая форма процессуальных документов как следствие информатизации суда // Информационное право. 2009. № 3. С. 11-12.
Познанский Ю.Н. Электронное уголовное дело в решении проблемы расследования уголовного дела в разумные сроки / Труды академии управления МВД России. 2015. № 1(33). С. 41-44.
Развитие информационных технологий в уголовном судопроизводстве: монография / под ред. С.В. Зуева. М.: Юрлитинформ, 2018. 248 с.
Симанович Л.Н. Использование информационных технологий при отправлении правосудия // Администратор суда. 2008. № 2. С. 22-23.
Тульская О.В. Некоторые проблемы использования электронных документов в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2009. № 6(14). . 74-79.
Халиуллина Л.Г. Электронная форма процессуальных документов в уголовном процессе: проблемы теории и практики // Правопорядок. 2016. № 4. С. 75-79.
Штыкова Н.Н. Инновационные технологии ювенальной юстиции и их применение в юридической практике // Администратор суда. 2009. № 1. С. 16-17.
Potas I. Informing the discretion: the sentencing information system of the judicial commission of New South Wales / I. Potas, D. Ash, M. Sagi, S. Cumines, N. Marsic // International Journal of Law and Information Technology. – 1998. – Vol. 6 (2). – P. 99–124.
 
 
 
Зуев Сергей Васильевич
Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет),
заведующий кафедрой Правоохранительной деятельности
и национальной безопасности
доктор юридических наук, доцент

 

 

 


Выбор не велик

В любом случае впереди у нас две дороги, которые ведут в цифровую "страну" уголовного судопроизводства. Как бы мы к этому не относились, есть ощущение, что нас вообще мало кто спрашивает. В любом случае мы должно разработать оптимальные, эффективные (надлежащие) информационные правовые механизмы обеспечения прав и законных интересов участников уголовно-процессуальных отношений, учитывающих интересы государства, а также уровень развития современных технологий других цивилизованных стран. Наша задача создать комфортные условия реализации прав граждан (налогоплательщиков) при их обращении в правоохранительные органы и суды. И то, что это предлагается делать в цифровом формате никого не должно смущать или пугать. P.S. Речь о том, кто умнее воббще не идет.

выбор

 На самом деле выбор между путями цифровой трансформации такой: (1) попытка перевода существующей - "кривой" уголовно-процессуальной модели на цифровые технологии, что чревато установлением тотального контроля государства за частной жизнью и примением уголовного закона в режиме ручного управления; (2) реформа процесса - создание состязательного УСП с неизбежной ликвидацией следственной власти и следственого производства доказательств и решений (об уголовной ответственности) и уже ПОТОМ пересадку состязательного УСП на цифровую платформу правового государства. Технологии на службу демократии, а не автократии и олигархии! Вот за что надо бороться. Участие в научном мероприятии в ИЗиСП 27-28 февраля показало, что только в нижегородской школе процессуалистов понимают значимость этой проблемы. Мы этак лет на 50 обогнали отечественную юридическую науку в своем развитии. ТГП - тормоз прогрессивнного правового развития России. Вывод такой)

архиназавриус