Кудрявцев В.Л. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования: некоторые проблемы квалификации

Статья посвящена некоторым проблемам квалификации такого преступления как воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования. Раскрываются точки зрения на возможность привлечения к уголовной ответственности за совершение данного преступления путём бездействия. Приводится судебная практика, в которой, рассматривается вопрос уголовной ответственности по статье 294 Уголовного Кодекса Российской Федерации за бездействие и связанные с этим проблемные вопросы квалификации преступления.  Сделан вывод, что на данном этапе состояния законодательства и правоприменения рассматривать возможность привлечения к уголовной ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования путём бездействия нет никаких оснований.

Кудрявцев В.Л. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования: некоторые проблемы квалификации // The scientific heritage. 2020. – № 47 (4). – С. 12-16.

 

Кудрявцев Владислав Леонидович
доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса
 Санкт-Петербургского института (филиала)
Всероссийского государственного
университета юстиции (РПА Минюста России),
 руководитель магистерской программы

 

Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ) находит отражение в специальной литературе [см., напр.: 16, с. 94-152], в том числе и в диссертационных исследованиях как полностью посвящённых данной теме [см., напр.: 7, 163 c.; 10, 21с.; 13, 26 с.; 17, 23 с.], так и рассматривающих её в контексте преступлений против правосудия [см., напр.: 1, с. 20; 2, с. 42-43; 3; 5, с. 9-10, 63-88, 167-172; 9, с. 23-24].
Рассматриваемое преступление относят к числу высоко латентных [см., напр.: 14, с.213], впрочем, как и многие иные преступления против правосудия [см., напр.: 8, с.5; 9, с. 13; 11, с. 55-62; 18, с.531-577.]
Как указывают в литературе, «Высокая латентность воспрепятствования осуществлению правосудия объясняет и отсутствие сколько-нибудь внятных тенденций судебного правоприменения, которые указывали бы на единообразие в понимании признаков составов посягательств, запрещенных ст. 294 УК РФ. Да и ввиду ничтожно малого количества уголовных дел по этой статье вообще не приходится говорить именно о судебной практике ее применения…» [14, с. 213].
 Тем не менее судебная практика есть и за годы применения положений ст. 294 УК РФ 1996 года, начиная с его введения с 1 января 1997 года и по сегодняшний день, накоплен определённый опыт судебного правоприменения и квалификации. Кроме того, подспорьем при квалификации были и, основанные на следственно-судебной практике, Методические рекомендации Федеральной службы судебных приставов по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 294 Уголовного кодекса Российской Федерации (воспрепятствование осуществлению правосудия) от 5 апреля 2012 года.
Судебная практика за последние пять лет по ст. 294 УК РФ, на основе вступивших в законную силу приговоров судов по конкретным статьям УК РФ, представленных в Форме № 10-а по двум графам следующая:
За 2015 – всего осужденных 31 из них по основной статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 21 (ч.1 -9, ч. 2 -10, ч.3 -2) и по «Дополнительная квалификация. Осуждено» по числу лиц (в графе учитывается число лиц, у которых имелся один или несколько составов преступлений, указанных в соответствующей строке и не учитываются те лица, у которых этот состав преступления только в основной квалификации) по ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 10 (ч.1 -2, ч. 2 -8, ч.3 -0) [20]. За 2016 год – всего осужденных 33 из них по основной статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 22 (ч.1 -13, ч. 2 -8, ч.3 -1) и по «Дополнительная квалификация. Осуждено» по числу лиц статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 11 (ч.1 -0, ч. 2 -7, ч.3 -3) [21].  За 2017 год – всего осужденных 48 из них по основной статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 38 (ч.1 -14, ч. 2 -21, ч.3 -3) и по «Дополнительная квалификация. Осуждено» по числу лиц статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 10 (ч.1 -4, ч. 2 -7, ч.3 -0) [22]. За 2018 год – всего осужденных  48 из них по основной статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 38 (ч.1 -15, ч. 2 -23, ч.3 -0)  и по «Дополнительная квалификация. Осуждено» по числу лиц» статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 10 (ч.1 - 2, ч. 2 - 5, ч.3 -3) [23]. За 2019 год – всего осужденных 43 из них по основной статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 33 (ч.1 -10, ч. 2 -20, ч.3 -3)  и по «Дополнительная квалификация. Осуждено» по числу лиц статье ч.1-3 ст. 294 УК РФ – 10 (ч.1 -0, ч. 2 -7, ч.3 -3) [24].
Анализ количества осужденных по чч.1-3 ст. 294 УК РФ с 2015 по 2019 годы в целом свидетельствует о резком росте с 2017 года  их числа где-то в 1,5 раза, их стабильном количестве за два года с 2017 по 2018 год, и уменьшением их количества в 2019 году с 48 до 43. Подобные изменения в сторону увеличения или уменьшения числа осужденных коррелируется с изменением количества осужденных по основной статье, а число осужденных по дополнительной квалификации остаётся практически неизменным за пять лет:  10 человек (2015, 2017, 2018, 2019) и 11 человек (2016).
Если же проводить дифференциацию в рамках чч.1-3 ст. 294 УК РФ, то число осужденных по основной статье начиная с 2017 года увеличилось, прежде всего, за счёт увеличения осужденных по ч.2 ст. 294 УК РФ в несколько раз и не опускается меньше 20 человек уже три года подряд (с 2017 по 2019).
Среди множества проблем, связанных с квалификацией преступления по ст. 294 УК РФ, интерес представляет проблема, связанная с определением сущности объективной стороны данного преступления, состав которого является формальным.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, раскрывается через категорию «вмешательство»: в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия /ч.1/; в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела /ч.2/.
Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения /ч.3 ст. 294 УК РФ/.
В литературе существуют две точки зрения на категорию «вмешательство» в контексте положений ст. 294 УК РФ.
Согласно первой точке зрения, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования как преступление может быть совершено только путём действия [см., напр.: 12, с. 496; 13, с.16; 15, с. 560, 561; 16, с. 115; 17, с. 15].          Вторая точка зрения исходит из того, что данное преступление совершается как путём действия, так и бездействия [см., напр.: 4, с. 149; 5, с. 168-169; 6, с. 101; 7, с. 72-73; 19, с. 407].
Исходя из изложенного, следует, что в литературе проблем с определением сущности объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, как действия нет, но есть проблема её определения как бездействия.
При изучении работ сторонников точки зрения, что преступление, предусмотренное ст. 294 УК РФ, возможно совершить и путём бездействия обращают на себя внимание, прежде всего, такие обстоятельства как:
а) среди тех, кто придерживается этой точки зрения можно встретить, в том числе, как заместителя председателя Верховного Суда РФ (в отставке) [19, с. 407], так и судью Верховного Суда РФ [6, с. 101];
Как пишет судья ВС РФ П.Е. Кондратов, комментируяобъективную сторону рассматриваемого преступления,«Однако не исключается возможность оказания воздействия на судью и путем бездействия (напр., путем длительного непредоставления судье жилья, неосуществления ремонта помещений суда и т.п.)» [6, с. 101].
Основным недостатком указанной точки зрения является то, что она противоречит этимологическому значению термина «вмешательство», которое может осуществляться только путём действия [см., напр.: 13, с. 16; 16, с. 114-115].
Признавая подобное обстоятельство, А.А.Коробейников указывает, что «…вопреки устоявшемуся в науке уголовного права мнению, а также предписаниям русского языка исследуемое преступление может совершаться и в форме бездействия. …Так, например секретарь суда умышленно не предоставляет важную для разрешения дела корреспонденцию. Препятствует ли он осуществлению правосудия? Вне всяких сомнений» [7, с. 72].  
Подобный и иные примеры с рассуждениями приводят в обоснование своей позиции сторонники уголовной ответственности за бездействие по ст. 294 УК РФ, но ещё раз подчеркну, что никто из них не приводит реальную судебную практику, подтверждающую квалификацию по данной статье за бездействие.
Изучение судебной практики (с использованием СПС Консультант плюс) по вопросам квалификации по ст. 294 УК РФ за бездействие привело меня к нескольким интересным примерам в этом вопросе.
Первый пример из судебной практики затрагивает проблему различного понимания стороной защиты в лице защитников и судом момента «вмешательства», от которого зависит каким путём совершено преступление (путём действия или бездействия) и, соответственно, момент окончания преступления, а также есть ли объективная сторона преступления.
Как следует из апелляционного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.11.2018 N 41-АПУ18-14,
«В апелляционных жалобах и дополнениях к ним……
адвокат Дегтярева А.И. … вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия судьей Краснодарского краевого суда Новиков не допускал, будучи сам судьей, субъектом преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, быть не мог; состав указанного преступления не образуетбездействие судьи, за что Новиков осужден…
защитник Калугин В.В. полагает, что… при признании Новикова виновным по ст. 294 УК РФ за сокрытие им гражданского дела с 27 июня 2008 г. по 14 октября 2009 г. не учтено, что преступление является оконченным с момента вмешательства в деятельность суда, а потому указание в приговоре на существование у Новикова преступного умысла на протяжении всего этого периода необоснованно
Не имеют под собой основания доводы стороны защиты о том, что умысел на воспрепятствование Новиковым осуществлению правосудия можно соотнести только с фактом и датой истребования этого дела судьей краевого суда. Установленные обстоятельства, бесспорно, свидетельствуют о том, что изъятие дела Новиковым из суда было изначально обусловлено целью предотвратить таким способом пересмотр вынесенных по нему решений, а с момента его истребования в краевой суд и невозможности представления, преступление лишь стало очевидным.
При таком положении суд обоснованно указал на наличие у подсудимого умысла на воспрепятствование деятельности суда надзорной инстанции на протяжении всего периода удержания им дела, несмотря на то, что для оконченного состава преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, этот период, равно, как и результаты такого вмешательства, значения не имеют.
…При наличии веских оснований суд признал Новикова субъектом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294 УК РФ, установив наличие вины в форме прямого умысла и специальной цели - воспрепятствование им осуществлению правосудия по делу, поскольку, будучи судьей, он изъял из суда гражданское дело и удерживал его у себя, желая избежать пересмотра вынесенных им решений судом вышестоящей инстанции. При этом, вопреки доводам адвоката Дегтяревой, данный состав преступления образует не бездействие Новикова, а его активные действия».
 Анализ содержания рассмотренного апелляционного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.11.2018 N 41-АПУ18-14 позволяет прийти к нескольким выводам: во-первых, общее у суда и защиты то, что преступление, предусмотренное ч.3 ст. 294 УК РФ, может быть совершено только путём действия; во-вторых, момент вмешательства определён судом как действие состоящее в изъятии из суда гражданского дела и этот момент также является моментом окончания преступления и свидетельствует о наличии объективной стороны преступления; в-третьих, защитой момент вмешательства определяет как бездействие состоящее в удержании дела в момент истребования его в краевой суд и этот момент также является моментом окончания преступления и свидетельствует об отсутствии объективной стороны преступления, поскольку данное преступление может быть совершено только путём действия.  
Полагаю, что в данной ситуации прав суд, поскольку умысел и специальная цель на вмешательство были реализованы путём действия именно тогда, как следует из апелляционного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.11.2018 N 41-АПУ18-14, когда Новиков «…будучи судьей, он изъял из суда гражданское дело и удерживал его у себя, желая избежать пересмотра вынесенных им решений судом вышестоящей инстанции».
При этом преступление окончено с момента вмешательства, то есть изъятия гражданского дела из суда, а факт и период его удержания для квалификации уже значения не имеют, поскольку состав рассматриваемого преступления формальный.
Второй пример – по приговору суда первой инстанции лицо осуждено по ч.3 ст. 294 УК РФ за бездействие, но приговор не устоял в апелляционном порядке и не только по причине отсутствия объективной стороны состава преступления.
Апелляционный приговор Санкт-Петербургского городского суда от 21.11.2018 N 22-6645/2018 по делу N 1-851/2018,
«…Однако суд апелляционной инстанции считает, что постановленный приговор в отношении Э. не соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ.
При этом суд апелляционной инстанции исходит из следующего:
Диспозиция ст. 294 ч. 3 УК РФ (воспрепятствование правосудию) предусматривает вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия.
Объективная сторона данного преступления характеризуется действиями, направленными на воспрепятствование осуществлению правосудия, законной деятельности суда по конкретному делу.
С субъективной стороны данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом; лицо осознает, что незаконно вмешивается в деятельность суда по осуществлению правосудия и желает этого.
Согласно приговору суда Э. с целью наступления неблагоприятных последствий для судьи К.И.А. в виде отмены приговора в отношении К.Т. ввиду отсутствия протокола судебного заседания, в период с 15.11.2016 по 29.12.2016 умышленно не изготовил и не подписал протокол судебного заседания, отказавшись таким образом выполнять свои служебные обязанности по изготовлению и подписанию протокола, чем воспрепятствовал осуществлению правосудия в рамках рассматриваемого уголовного дела.
Указанный вывод не нашел своего подтверждения в материалах дела.
…Принимая во внимание изложенное, а также положения ч. 3 ст. 14 УПК РФ о том, что все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, толкуются в пользу обвиняемого, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии в действиях Э. состава преступления (объективной и субъективной стороны), предусмотренного ст. 294 ч. 3 УК РФ».
Рассмотрев указанные выше судебные примеры, можно сделать следующие выводы: во-первых, объективная сторона воспрепятствования осуществлению правосудия и производству предварительного расследования определяется в них только через действие; во-вторых, в случае же неправильной оценки тех или иных фактических обстоятельств как вмешательства в виде бездействия защитой (как в первом примере) либо судом первой инстанции (как во втором примере) суд соответствующей инстанции даёт этим обстоятельствам надлежащую оценку, указывая, какие из них являются вмешательством путём действия (как в первом примере) или свидетельствуют об отсутствии объективной стороны состава преступления (как во втором примере), приводя тем самым к единому знаменателю судебную практику в вопросе квалификации по ст. 294 УК РФ только за действие.
При этом следует отметить, что судебная практика имеет устойчивую тенденцию через конкретные решения судов акцентировать внимание на том, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 294 УК РФ, характеризуется только как действие /Кассационное Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2006 N 56-о05-94; Кассационное определение Верховного Суда РФ от 23.10.2012 N 82-О12-34/.
Кроме этого, на то, что уголовная ответственность возможна только за действия по ст. 294 УК РФ указывается как в абз. 3 п.2 Определение Конституционного Суда РФ от 28.05.2009 N 635-О-О, так и в Методических рекомендациях Федеральной службы судебных приставов по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 294 Уголовного кодекса Российской Федерации (воспрепятствование осуществлению правосудия) от 5 апреля 2012 года.
Таким образом, на основе всего выше изложенного не вижу никаких оснований ни с точки зрения этимологического значения категории «вмешательства» в контексте ст. 294 УК РФ, ни с точки зрения наполнения соответствующим содержанием указанной категории как действия, сложившейся судебной практикой и правовой позиции Конституционного Суда РФ, на данном этапе состояния законодательства и правоприменения рассматривать возможность привлечения к уголовной ответственности за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования путём бездействия.
 

Список использованной литературы:                                            

1. Гарипов Т. И. Преступления против правосудия, совершаемые в досудебных стадиях уголовного судопроизводства его участниками и иными лицами: вопросы теории и практики: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Казань, 2015.
2. Дворянсков И.В. Концептуальные основы уголовно-правовой охраны интересов судебной власти: автореф.  дис. ... док. юрид. наук. – М., 2013.
3. Денисов С.А. Актуальные проблемы уголовной ответственности за преступления против правосудия: автореф. дис. ... доктора юридических наук. - Санкт-Петербург, 2002.
4. Иванов Н. Г. Преступления, посягающие на правосудие как на профессиональное исполнение обязанностей // Преступления против правосудия // Уголовное право. Особенная часть в 2 т. Т. 2: учебник для вузов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Юрайт, 2020.
5. Ким В.В. Уголовно-правовое обеспечение независимой и безопасной деятельности по отправлению правосудия: дис. …канд. юрид. наук. - Ставрополь, 2003.
6. Кондратов П.Е. Комментарий к ст. 294 УК РФ // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. В 4 т. Том 4. Особенная часть. Разделы X—XII / отв. ред. В. М. Лебедев. — М.: Изд-во Юрайт, 2020. 
7. Коробейников А.А. Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования: дис. ... канд. юрид. наук. - Ставрополь, 2003.
8. Кудрявцев В.Л. Принуждение к даче показаний (состав преступления) как обстоятельство, исключающее допустимость доказательства (вопросы теории и практики) [Электронный ресурс]: монография / В. Л. Кудрявцев. — СПб.: Санкт-Петербургский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России), 2018.
9. Кулешов Ю. И. Преступления против правосудия: Проблемы теории, законотворчества и правоприменения: автореф. дисс. … д-ра юрид. наук. Владивосток, 2007.
10. Намнясев В.В. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования в российском уголовном праве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Волгоград, 1999.
11. Намнясева В.В. Латентная преступность в сфере посягательств на интересы правосудия // Вестник Волгоградской Академии МВД России. — 2018. —№ 4 (47).
12. Наумов А.В. Преступления, совершаемые должностными лицами и работниками правоохранительных органов, органов правосудия //   Преступления против правосудия // Уголовное право России. Особенная часть в 2 т. Т. 2: учебник для бакалавриата, специалитета и магистратуры / под ред. О. С. Капинус. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Юрайт, 2019.
13. Райкес Б.С. Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. -М., 2004.
14. Рожнов А.П. Актуальные вопросы применения статьи 294 УК РФ // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5 «Юриспруденция». - 2012. - № 2 (17).
15. Сверчков В.В. Воспрепятствование деятельности лиц, осуществляющих правосудие или предварительное расследование. Воспрепятствование осуществлению правосудия, производству предварительного расследования: понятие, состав и виды // Преступления против правосудия // Уголовное право. Общая и особенная части: учебник для академического бакалавриата / В. В. Сверчков. — 7-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Юрайт, 2019.
16. Серёгина Е.В. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования // Преступление против лиц, осуществляющих правосудие, предварительное следствие и дознание, а также исполнение приговора (ст.ст.294-298.1 УК РФ) // Энциклопедия уголовного права т. 28. Преступления против правосудия — Издание проф. Малинина — СПб.: МИЭП при МПА ЕврАзЭС. СПб., 2017.
17. Скакун А.И. Уголовная ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Омск, 2008.
18. Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности: моногр. / под ред. С. М. Иншакова. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012.
19. Толкаченко А.А. Преступления в сфере безопасности деятельности органов правосудия и предварительного расследования по осуществлению судопроизводства // Преступления против правосудия // Уголовное право в 2 т. Т. 2. Особенная часть: учебник для вузов / ответ. ред. А. В. Наумов, А. Г. Кибальник. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Юрайт, 2020.
20. Форма № 10-а. Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2015 год // Судебный департамент при Верховном Суде РФ — сайт cdep.ru.
21. Форма № 10-а. Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2016 год // Судебный департамент при Верховном Суде РФ — сайт cdep.ru.   http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=3834
22. Форма № 10-а. Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2017 год // Судебный департамент при Верховном Суде РФ — сайт cdep.ru. http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4572       
23.Форма № 10-а. Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2018 год // Судебный департамент при Верховном Суде РФ — сайт cdep.ru.  http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=5259
24. Форма № 10-а. Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 2019 год // Судебный департамент при Верховном Суде РФ — сайт cdep.ru.

 


OBSTRUCTION OF JUSTICE AND CONDUCTING
A PRELIMINARY INVESTIGATION:
SOME PROBLEMS OF QUALIFICATION
 
Kudryavtsev Vladislav Leonidovich
 doctor of legal sciences, professor department of criminal law and procedure
of the St. Petersburg Institute (branch) of the All-Russian
State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), head of master's program:
 
 
Annotation.
The article is devoted to some problems of qualifying such a crime as obstruction of justice and preliminary investigation. The points of view on the possibility of criminal prosecution for the commission of this crime through inaction are revealed. The court practice is given in which the issue of criminal liability under article 294 of the Criminal Code of the Russian Federation for inaction and related problematic issues of qualification of a crime is considered. At the end of the article, it is concluded that at this stage of the state of legislation and enforcement, there is no reason to consider criminalizing the obstruction of justice and conducting a preliminary investigation through inaction.
 
Ключевые слова: уголовное право, состав преступления, объективная сторона преступления, момент окончания преступления, воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, вмешательство, квалификация преступления, уголовный процесс, судебная практика.
Keywords: criminal law, corpus delicti, the objective side of the crime, the moment the crime ends, obstruction of justice and the conduct of preliminary investigations, interference, qualification of the crime, criminal procedure, judicial practice.