:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Читая З.И. Замена неотбытой части наказания более мягким как средство механизма реализации функции лишения свободы в уголовном судопроизводстве


Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


оглавление

 


2006, СПб, , , Читая З.И, 

Читая З.И., декан юридического факультета Казанского филиала Российской академии правосудия, доцент, кандидат юридических наук

 
ЗАМЕНА НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ БОЛЕЕ МЯГКИМ К
АК СРЕДСТВО МЕХАНИЗМА  РЕАЛИЗАЦИИ ФУНКЦИИ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
 

Положение о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания предусмотрено в ст.80 УК РФ. Данный вид смягчения наказания является средством механизма реализации функции лишения свободы на ряду с условно-досрочным освобождением, амнистией и помилованием. Согласно ч. 1 этой статьи лицу, отбывающему ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, суд с учетом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания. Из содержания приведенной нормы видно, что замена неотбытой части наказания предполагает ее применение исключительно в процессе его исполнения. Можно предположить, что процесс исполнения наказания, это определенная стадия уголовного судопроизводства, при которой осужденный имеет права обращаться в суд по поводу как условно-досрочного освобождения, так и замены неотбытой части наказания. Этим она отличается от назначения более мягкого наказания, предусмотренного ч.1 ст.64 УК РФ.

Замена неотбытой части наказания другим видом наказания рассматривается в литературе в качестве средства (формы) индивидуализации наказания в процессе исполнения приговора. «Принцип индивидуализации наказания, - отмечает Ю.М. Ткачевский, - действует как при назначении, так и в процессе его исполнения»[1]. Подобно тому, как применение наказания включает в себя два этапа - назначение и исполнение, его индивидуализация может также осуществляться при его назначении и исполнении, пишет З.М. Салихов.[2] «Индивидуализация отбытия наказания, - писал И.И. Карпец, - это учет в местах лишения свободы особенностей личности осужденного и характера совершенного им деяния при определении режима содержания и организации работы по исправлению и перевоспитанию осужденных»[3].

Некоторые авторы выделяют индивидуализацию наказания в законе и в суде. Еще С.В.Познышев в 1923 г. отмечал, что в определении меры уголовно-правового воздействия в отношении виновных участвуют две власти: законодатель и судья. Первый определяет общий контур наказуемости, вводя судейское усмотрение в строго ограниченные рамки, а второй - суд - в отведенных ему пределах конкретизирует наказание, опираясь на сформулированные в законе критерии, и излагает свой вывод о мере уголовно-правового воздействия в приговоре[4]. Признавая определенные основания для такого вывода, Л.Л. Кругликов подчеркивает, что если во втором случае речь идет об индивидуализации наказания в собственном смысле слова, то в первом - о дифференциации наказания. «Критериями разграничения упомянутых категорий, - по его мнению, - выступают, во-первых, субъект: дифференциация осуществляется законодателем, а
индивидуализация - судом (судьей, председательствующим суда
присяжных), во-вторых, акт, в котором закрепляются соответствующие
итоги - соответственно уголовный закон и приговор (постановление,
определение)»
[5].

Нельзя не отметить, что при регламентации замены неотбытой части наказания в порядке ст.80 УК РФ законодатель предусматривает более широкие пределы судебного усмотрения, а, следовательно, и более широкие возможности для индивидуализации, чем это предусмотрено применительно к условно-досрочному освобождению, которое может применяться только в том случае, если судом будет признано, что для своего исправления осужденный не  нуждается  в  полном  отбывании  назначенного  судом наказания. Что же касается замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, то суду предписывается при ее применении лишь учитывать поведение осужденного в период отбывания наказания.

Прежде чем рассмотреть проблематику основания применения замены неотбытой части наказания (ст.80 УК РФ), необходимо, на наш взгляд, определить ее юридическую природу и социальную сущность.

Как известно, нормы, регулирующие замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания, помещены законодателем в главу 12 УК РФ «Освобождение от наказания», а в прежних Уголовных кодексах РСФСР ее применение предусматривалось в одних и тех же статьях, наряду с условно-досрочным освобождением от отбывания наказания. Это обстоятельство дало основание для признания этой замены неотбытой части наказания в качестве разновидностей освобождения от отбывания наказания. Так, С.Г. Келина относит замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания к освобождению от наказания, которые применяются по отбытии определенной части наказания, назначенного судом[6]. В то же время А.Ф. Сизый, отмечает, что замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания «к институтам освобождения от наказания не относится, поскольку при ее реализации одно уголовное наказание заменяется другим, более мягким, то есть фактически освобождения от наказания не производится»[7]. Анализируемая форма реализации функции лишения свободы при его исполнение имеет, на наш взгляд, усложненную правовую природу. Если рассматривать замену применительно к виду наказания, назначенному по приговору суда, то ее реализация действительно сопряжена с освобождением от отбывания этого наказания. Если же освобождение от наказания понимать как освобождение от любого вида наказания, то есть прекращение реализации соответствующих правоограничений, свойственных наказанию, то в этом случае замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания не может быть отнесена к институту освобождения от наказания.

Обоснованность этого вывода подтверждается и положениями УК РФ (ч.3 ст.81, ч.2 ст.84, ч.2 ст.85), в которых освобождение от дальнейшего отбывания наказания или замена не отбытой части более мягким видом наказания предусмотрены в альтернативном порядке. Можно согласиться с Ф.Р. Сундуровым в том, что в главе 12 УК РФ законодатель в качестве смежного с освобождением от наказания регламентирует институт замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания[8].

Одной из основных и в то же время дискуссионных проблем является уяснение основания замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Главным основанием применения этой уголовно-правовой меры, по мнению С.Г. Келиной, является «такое поведение лица во время исполнения наказания, которое дает возможность сделать вывод о целесообразности применения к нему более легкого вида наказания. Второе основание, - продолжает она, - формальное: фактическое отбытие» установленной в законе части назначенного наказания[9]. Основания замены наказания осужденному в ст.80 УК РФ, пишет И.А.Тарханов, «обозначены посредством формулы «с учетом его поведения». Это предписание нельзя, - продолжает автор, отнести к категории конкретных. Оно предполагает известную интерпретацию с учетом юридической природы замены наказания, его сопоставления с характеристикой основания условно-досрочного освобождения в историческом контексте»[10]. Основанием замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, отмечает Ф.Р.Сундуров, вступают обстоятельства, характеризующие преступление и главным образом поведение лица, его совершившего[11],при этом «систематическое или злостное нарушение режима должно исключать применение замены неотбытой части наказания более мягким  видом наказания»[12].

Вопрос об основании замены неотбытой части наказания в порядке уголовно-правового поощрения активно обсуждался в течение всего срока действия УК РСФСР 1960 г. Так, Г.А.Кригер в 1961 г. отмечал, что такую замену наказания следует применять в тех случаях, когда осужденный встал на путь исправления, но еще не исправился[13]. М.Д, Перлов обусловливал применение замены наказания необходимостью продолжения реализации кары в смягченном варианте[14]. В.И.Пинчук, М.И.Царев исходили из того, что замена наказания применима тогда, когда прошлая деятельность и личные качества осужденного свидетельствуют о необходимости дальнейшего контроля за его поведением[15]. Твердое становление осужденного на путь исправления признавали в качестве основания замены И.А.Тарханов,[16] Ю.М.Ткачевский,[17] А.С.Михлин[18] и другие ученые.

Если применительно к ранее действовавшему уголовному и исправительно-трудовому законодательству выделение таких степеней исправления, как «доказал свое исправление», «твердо встал на путь исправления» и «встал на путь исправления» имело под собой законодательные предпосылки, то в настоящее время законодатель не использует эти конструкции.

Сопоставляя предписания ч.1 ст.80 УК РФ с требованиями, которые положены в основу применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ч.1 ст.79), согласно которым лицо, отбывающее наказание, может быть условно-досрочно освобождено, «если судом будет признано, что для   своего исправления оно не   нуждается в   полном отбывании   назначенного судом наказания», Ю.М.Ткачевский пришел к выводу, что условно-досрочное освобождение от отбывания наказания применяется к лицам, твердо вставшим на путь исправления (не имеющим нарушений режима, течение длительного промежутка времени добросовестно относящимся к труду). Завершение процесса их исправления должно  осуществляться  в  течение  испытательного  срока[19].  А  замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания, по его мнению, должна применяться к лицам, вставшим на   путь исправления, но еще нуждающимся в продолжении карательно-воспитательного воздействия, что возможно в условиях отбывания другого, более мягкого наказания[20].

В принципе такой подход к дифференциации оснований условно-досрочного освобождения от отбывания наказания и замены наказания в порядке ст.80 УК РФ должен быть признан правильным. Однако трудность здесь заключается в выявлении, а, возможно, и в закреплении в законе конкретных показателей исправления осужденного.

Чтобы как-то придать стимулирующую,поощрительную направленность норме УК о замене наказания более мягким, законодатель уже в УИК РФ предпринял попытку конкретизировать ее основание, включив в этот Кодекс фактически материальную норму и, тем самым, подправив положение, предусмотренное в ч.1 ст.80 УК РФ. В ч.3 ст. 175 УИК РФ зафиксировано, что «в отношении положительно характеризующегося осужденного, которому неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, учреждение или орган, исполняющие наказание, вносят в суд представление о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания. В представлении о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию».Таким образом, представляется что, при применении замены наказания более мягким суд должен учитывать не только поведение осужденного, как это предписывается в ч.1 ст.80 УК РФ, но и его отношение к учебе и труду во время отбывания наказания и его отношение к совершенному преступлению.

Чтобы устранить противоречия между УК РФ и УИК РФ и конкретизировать основание замены наказания более мягким часть 1 ст.80 УК РФ, следовало бы изложить в новой редакции: «1. Лицу, отбывающему ограничение свободы или лишение свободы, суд с учетом соблюдения им правил отбывания наказания, отношения к труду и раскаяния в совершенном преступлении может заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания...» (далее по тексту).

Если по первоначальной редакции ст.80 УК РФ замена неотбытой части   наказания   могла   применяться к лицам, отбывавшим только лишение свободы и лишь отбывавшим это наказание за преступление небольшой или средней тяжести, то в дальнейшем, Федеральными законами № 25-ФЗ от 9 марта 2001 г. и № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г. замена наказания более мягким была предусмотрена и в отношении лиц, отбывающих ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части и лишение свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления. В отношении этих категорий законодатель предусмотрел отбытие не менее половины срока наказания при осуждении за тяжкое преступление и не менее двух третей срока наказания - за особо тяжкое преступление.

Применительно к продолжительности срока наказания, подлежащего обязательному отбыванию, законодатель фактически уравнял замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания с условно-досрочным освобождением, что, как подчеркивает Ф.Р.Сундуров, не может быть признано достаточно обоснованным, поскольку условно-досрочное освобождение является более радикальной формой поощрения позитивного поведения осужденного[21].

Отбытие осужденным этих сроков наказания еще не предопределяет обязательного применения к нему замены наказания более мягким, суд может и воздержаться от такого решения. В отличие от условно-досрочного освобождения, применение которого по существу является обязанностью суда (именно, так можно понять конструкцию - «лицо...подлежит условно-досрочному освобождению»), при регламентации замены в ч.1 ст.80 УК РФ законодатель использует другу конструкцию - «лицу.. .суд.. .может заменить оставшуюся не отбытой часть наказании более мягким видом наказания».

В силу недостаточной дифференциации оснований и предпосылок условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания последняя крайне редко применяется судами. Так, по данным А.С.Михлина в начале 80-х годов прошлого столетия она была применена к 3,6 % от общего числа условно-досрочно освобожденных[22]. По свидетельству И.А.Тарханова, в 1975 г. - его доля составила 2,36%, в 1976 г. - 2,46%, в 1987 г. - 0,94%[23].

По данным Гараевой А.Р., удельный вес осужденных, к которым была применена замена наказания более мягким наказанием в 2000-2006 гг. стал еще меньшим и составил по Республике Татарстан в 2000 г. - 0,6%, в 2001 г. - 0,6%, в 2002 г. - 1,2%, в 2003 г. - 1,5%, в 2004 г. - 1,3%, в 2005 г. -1,6%, в 2006 г.-1,0%.[24]

На наш взгляд, в ч.3 ст.80 УК РФ следовало бы предусмотреть конкретные виды наказаний, которые могут назначаться в качестве заменяющих. Л.В.Яковлева предлагает изложить ее в следующей редакции: «3. Заменить неотбытую часть наказания суд может обязательными работами, исправительными работами или ограничением свободы, в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом для этих видов наказания»[25]. Данное предложение, как нам представляется, заслуживает поддержки.

При назначении наказания в порядке замены неотбытой части наказания суд должен исходить из целесообразности и возможности отбывания осужденным нового наказания. На это обстоятельство обратила внимание Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР в определении по делу Власова[26].

При назначении заменяющего наказания в порядке ст.80 УК РФ суд должен указать его срок, причем он не может превышать максимального предела срока, установленного для соответствующего вида наказания. Данный вопрос в свое время обсуждался Судебной коллегией Верховного Суда РСФСР по делу Хованского[27].



[1] Ткачевский Ю.М. Прогрессивная система исполнения уголовных наказаний / Ю.М.Ткачевский. - М.: Зерцало, 1997. С. 111.

[2] Салихов З.М. Индивидуализация наказания при его назначении судом по российскому уголовному праву // Автореф. дисс... канд. юрид. наук / З.М. Салихов. - Казань, 2002. С. 13.

[3]Карпец И.И. Индивидуализация наказания / И.И. Карпец. - М., 1961. С. 13.

[4] Познышев СВ. Очерк основных начал науки уголовного права. Общая часть / СВ. Познышев. - М., 1929. С. 69.

[5] См.: Уголовное право России. Часть Общая. Под ред. Л.Л.Кругликова. - М.: Волтер Клувер, 2005. С. 402-403.

[6] См.: Курс российского уголовного права. Общая часть. Под.ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. - М.: СПАРК, 2001. С. 672-675.

[7] Сизый А.Ф. Уголовное право. Общая часть / А.Ф. Сизый. - Чебоксары, 2003. С. 318-319.

[8] См.: Уголовное право России. Часть Общая. Под.ред. Л.Л. Крутикова. С. 488-489.

[9] См.: Курс российского уголовного права. Общая часть. С. 472.

[10] Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве. / И.А. Тарханов . – Казань, 2001. С.293.

[11] См.: Уголовное право России. Часть общая. Под ред. Л.Л.Кругликова. С.500.

[12] Там же. С.500.

[13] Кригер Г.А. Назначение наказания и освобождение от наказания по советскому уголовному праву / Г.А.Кригер. -М., 1961. С.35.

[14] Перлов М.Д. Исполнение приговора / М.Д.Перлов. - М., 1963. С.171-172.

[15] Пинчук В.И., Царев   М.И. Вопросы уголовного   права   и процесса при исполнении приговора/ В.И. Пинчук, М.И. Царев. - М., 1966. С.29.

[16] Тарханов И.А. Замена наказания по советскому уголовному праву/ И.А.Тарханов.-Казань, 1982. С.49

[17] Ткачевский Ю.М. Замена наказания в процессе исполнения / Ю.М.Ткачевский.-М., 1982. С.46.

[18] 'Михлин А.С. Проблемы досрочного освобождения от наказания/ А.С.Михлин. — М., 1982. С.93.

[19] См.: Курс уголовного права. Т.2. Общая   часть. Учение   о наказании. Под ред. Н.Ф.Кузнецовой, И.М.Тяжковой. - М.: Зерцало. - М., 2002. С.258

[20] Там же. С.259.

[21] См.: Уголовное право России. Часть Общая. Под ред.Л.Л.Кругликова. С.501.

[22] Михлин А.С. Замена уголовного наказания более мягким // Соц.законность / А.С.Михлин. 1982. № 10. С.60.

[23] Тарханов И.А. Замена наказания по советскому уголовному праву / И.А.Тарханов. С.50.

[24] Гараева А.Р. Смягчение наказания при его исполнении в российском уголовном праве. // Автореф.дисс.. .канд.юрид.наук / А.Р.Гараева. - Казань, 2007. С.19.

[25] Яковлева Л.В. Указ.автореф. С.31.

[26] См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1964. № 11. С.10-11.

[27] См.: Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации. -М.; Спарк, 2001. С.333-334.


: 19/01/2008
: 3391
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта