:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Шейфер С.А. Надзор прокурора за законностью дознания и предварительного следствия

Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


оглавление



2007, Санкт-Петербург, , , Шейфер Семен Абрамович, 

 Шейфер Семен Абрамович, профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета, доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, Заслуженный деятель науки Российской Федерации

 
НАДЗОР ПРОКУРОРА ЗА ЗАКОННОСТЬЮ ДОЗНАНИЯ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ
 

Функция прокурора в уголовном судопроизводстве, определяющая его отношения со следователем и формы контроля за законностью и обоснованностью следственных действий, на протяжении длительного времени была предметом острой научной полемики. Не завершилась она с принятием УПК РФ, уделившего особое внимание этой проблеме. Согласно ст. 37 УПК, прокурор является должностным лицом, уполномоченным осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия. Уголовное преследование это, как сказано в п. 55 ст. 5 УПК, процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Но как оно соотносится с надзором за органами расследования? Позиции исследователей по этому вопросу весьма различны. Некоторые считают, что надзор есть. самостоятельная функция прокурора, не совпадающая с функцией уголовного преследования, ибо оба направления деятельности прокурора имеют разные цели: обеспечение законности процессуальной деятельности и изобличение виновных лиц. По мнению других, надзорную деятельность прокурора, невозможно оторвать от уголовного преследования, так как оно осуществляется именно путем реализации надзорных полномочий. Используя их, прокурор направляет деятельность органов расследования к изобличению виновных лиц, обеспечивая при этом объективность конечных выводов и предотвращая возможные ошибки и нарушения чакона. Не вдаваясь в детальный анализ этих позиций (хотя вторая из них представляется более логичной, последовательной и соответствующей принципу состязательности), заметим, что при любой трактовке процессуальной функции прокурора, она, несомненно, включает в себя в стадии расследования его надзорную деятельность, призванную обеспечить эффективную работу следователей и органов дознания, соблюдение ими и всеми другими участниками предварительного расследования требований закона.

Вряд ли можно согласиться с позицией тех исследователей, которые полагают, что с учреждением судебного контроля на предварительном следствии, надзорная деятельность прокурора становится излишней. Представляется, что речь должна идти не о замене прокурорского надзора судебным контролем (в силу принципа состязательности эти два вида деятельности являются проявлением различных, несовпадающих процессуальных функций), а о разграничении предмета контроля и, в то же время, о взаимодействии различных видов контрольной деятельности.

Принятый 5 июня 2007 г. Федеральный Закон «О внесении изменений в уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» Федеральный Закон «О прокуратуре Российской Федерации», одновременно с учреждением нового независимого следственного подразделения Следственного комитета при прокуратуре РФ, существенным образом изменил статус прокурора в досудебном производстве. За прокурором сохранена функция уголовного преследования, но функция руководства предварительным следствием и, в значительной мере, надзора за ним, передана новой процессуальной фигуре - руководителю следственного органа (РСО), учрежденной взамен прежнего участника процесса начальника следственного отдела (ст. 39 УПК). При этом прокурор сохраняет свои прежние полномочия по руководству предварительным расследованием в форме дознания и надзора за его законностью.

В соответствии с Федеральным Законом от 05.06.2007 г. по отношению к предварительному следствию прокурор утратил полномочия возбуждать уголовное дело, давать указания о направлении расследования, производстве следственных и иных процессуальных действия, разрешать отводы, заявленные следователю, отменять его незаконные и необоснованные постановления. Отменена необходимость получения следователем согласия прокурора на возбуждение уголовного дела, на прекращение дела за примирением сторон и в связи с деятельным раскаянием, в отношении несовершеннолетних, с применением по суду мер воспитательного воздействия и т.д.

Теперь эти полномочия осуществляет руководитель следственного органа (кроме дачи согласия на возбуждение уголовного дела, упраздненного полностью, в т.ч. и в отношении органа дознания). Тем не менее за прокурором сохранен ряд полномочий, пользуясь которыми он может устранять нарушения закона следователем и добиваться эффективного осуществления им уголовного преследования.

Таковы права:

а) Проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 2 ст. 38 УПК). Приказ Генерального прокурора РФ от 10 сентября 2007 г. устанавливает, что такая проверка должна проводится не реже 1 раза в месяц;

б) Изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК);

в) Передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому по правилам подследственности (п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК);

г) Изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ (п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК);

д) Отменять признанное им незаконным или необоснованным постановление следователя о возбуждении уголовного дела в срок не позднее 24 часов с момента получения копии постановления (ч. 4 ст. 146 УПК);

е) Освобождать всякого незаконно задержанного или лишенного свободы или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический

стационар, или содержащегося под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10 УПК РФ).

Все эти полномочия имеют распорядительный характер, вследствие чего было бы неверным считать, что прокурор полностью лишен возможности своим непосредственным вмешательством в деятельность следователя, осуществляемую на досудебных этапах производства, направлять ее в надлежащее русло.

Однако в остальных случаях нарушения закона в ходе предварительного следствия прокурор может реагировать на них лишь предъявлением требования к следственному органу об устранении допущенных нарушений федерального законодательства (п. 3 ч. 2 ст. 374 УПК). Но и это требование не является для следователя и руководителя следственного органа обязательным и может быть оспорено ими.

Федеральный Закон от 05.06.2007 г. сохранил за прокурором значительную часть полномочий, которыми он располагал при рассмотрении уголовного дела поступившему к нему с обвинительным заключением. Он вправе утвердить обвинительное заключение и направить дело в суд, но может и возвратить его следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков (п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК). При этом он вправе также отменить меру пресечения в виде заключения под стражу, если срок содержания под стражей истёк, а процедура истребования отсрочки была нарушена (ч. 2 ст. 221 УПК). Поскольку ч. 3 ст. 88 УПК сохраняет за прокурором право признавать доказательства недопустимыми, может оказаться, что исключив, как недопустимые, доказательства, на которых следователь построил обвинение, прокурор придет к выводу, что оно лишено оснований и дело следует прекратить. Однако ФЗ от 05.06.2007 г. лишил прокурора и права прекратить дело, которым он располагал ранее. По-видимому, при таких обстоятельствах прокурор вправе лишь потребовать в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК устранения нарушений федерального законодательства. Аналогичным образом прокурор поступает, обнаружив факт необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела. Не имея права отменить постановление следователя, он может лишь ставить вопрос перед руководителем следственного органа об отмене постановления (ч. 6 ст. 148 УПК). И только при рассмотрении дела, поступившего к прокурору с постановлением следователя о направлении дела в суд для применения мер медицинского характера (ч. 4 ст. 439 УПК), прокурор вправе не только направить дело в суд или возвратить его следователю для производства дополнительного расследования, но им прекратить его производство (п. 3  ч. 5 ст. 439 УПК).

Следует отметить, что указанные выше распорядительные полномочия прокурора могут быть существенно ослаблены правом следователя обжаловать решения прокурора. Так, не согласившись с возвращением ему уголовного дела, направленного прокурору с обвинительным заключением, следователь вправе обжаловать решение прокурора вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением - Генеральному прокурору РФ, причем обжалование приостанавливает исполнение решений прокурора (ч. 4 и 5 ст. 221 УПК). Следователь также имеет право оспаривать требования прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия перед руководителем следственного органа, представляя ему свои возражения (ч. 3 ст. 38). Последний в этом случае становится своеобразным арбитром, разрешающим конфликт между следователем и прокурором и может «отказать» прокурору, проинформировав его в своем несогласии с его требованиями (ч. 4 ст. 39). В такой ситуации прокурор может добиться исполнения своих требований, используя сложную многоступенчатую процедуру оспаривания возражений перед вышестоящими руководителями следственного органа и лишь при их несогласии - перед Генеральным прокурором РФ, решение которого является окончательным (ч. 6 ст. 37 УПК).

Важным аспектом надзорной деятельности прокурора остается его участие в процедуре осуществления судом контроля за законностью предварительного расследования. Закон от 5 июня 2007 года сохранил и регламентировал в отдельной норме (п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК) традиционные формы этой деятельности, включив в статус прокурора его право участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства ходатайств следователя (и дознавателя): а) об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, продлении срока действия этой меры, либо о ее отмене или изменении; б) о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения (ст. 29 УПК РФ); в) при рассмотрении жалоб на действия органов предварительного расследования (а также прокурора) в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ.

Новые законоположения придают иной, нежели раньше, смысл содержанию деятельности прокурора в суде. Если, согласно прежнему законодательству прокурор приходил в суд с намерением отстаивать согласованную с ним позицию следователя о необходимости избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде заключения под стражу, ареста (а теперь - и залога), о необходимости проведения следственных действий, связанных с ограничением конституционных нрав граждан (обыск, выемка в жилище, осмотр в жилище против воли проживающих в нем лиц) и других процессуальных действий, также ограничивающих конституционные права (ст. 29 УПК), то теперь его позиция становится иной. Будучи не связанным позицией следователя, т.к. -следователь согласовывают свою позицию не с ним, а с руководителем следственного органа, прокурор в суде, оставаясь органом уголовного преследования, высказывает свое мнение об обоснованности и законности ходатайств. Подчеркивая эту мысль, Генеральный Прокурор РФ в своем приказе от 06.09.2007 г. «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» обязывает прокуроров в каждом случае участия в судебном заседании составлять письменное заключение об обоснованности заявленного ходатайства для приобщения к рассмотренным судом материалам.

С целью своевременной выработки обоснованной позиции по заявленному ходатайству прокурор должен предлагать руководителю следственного органа одновременно с направлением дела в суд направлять в прокуратуру копию согласованного с ним ходатайства следователя, а также копии материалов, подтверждающих его обоснованность. Естественно, что в суде прокурор может и не продержать ходатайства, признав его незаконным или необоснованным.

Определенным своеобразием отличается деятельность прокурора по надзору за законностью и обоснованностью следственных действий, проведенных ввиду их неотложности, без получения разрешения суда. В ч. 5 ст. 165 УПК сохранено положение о том, что следователь должен уведомить о проведении таких действий не только суд, но и прокурора, приложив к уведомлению копии постановления о проведении следственного действия и протокол его проведения. Получив уведомление и приложенные к нему материалы, прокурор, еще до рассмотрения их судом, может найти проведение следственного действия незаконным или необоснованным и обосновать свою позицию перед судом.

При изменении процессуального положения прокурора мысль законодателя состояла, по-видимому, в том, что представленные прокурору полномочия (хотя и ограниченные новым законом) достаточны для того, чтобы он, как должностное лицо, осуществляющее надзор за предварительным следствием, будучи незаинтересованным в определенном его исходе, мог с необходимой принципиальностью и ответственностью реагировать на нарушения закона, допущенные следователем или его руководителем и добиваться их устранения.

В связи с этим следует учесть еще одно обстоятельство. Поскольку значительная часть полномочий прокурора передана не только руководителям Следственного комитета при прокуратуре РФ, но и всем' должностным лицам, руководящим следственными подразделениями в органах МВД, ФСБ, Госнаркоконтроля, притом, что эти следственные подразделения, в отличие от вновь образованного Следственного комитета, не выведены из состава ведомств, несмотря на то, что ведомства, в которых состоят следователи, являются и органами дознания - возникает вопрос о достаточности мер, при существенном ослаблении прокурорского надзора, для обеспечения законности в деятельности следственного аппарата этих ведомств. По-видимому, эта проблема будет решена при дальнейшем реформировании российского следственного аппарата и создании  объединенного независимого следственного органа, с включением в него всех ведомственных следователей.

 

: 20/01/2008
: 5181
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта