:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

Сохранение тайны досудебного следствия как гарантия обеспечения прав человека в деятельности правоохранительных органов




2006, Боротьба зі злочинністю та права людини: Зб. наук. статей / За ред. М.П. Орзіха, В.М. Дрьоміна. – Б-ка журн. «Юридичний вісник». – Одеса: Фенікс, 2006. – С. 262 – 265., , , Титов А.Н., Тетерятник А.К., 

Украина, провозгласив себя демократическим государством, и поставив права и свободы человека на первое место, отходит от инквизиционного характера деятельности правоохранительных органов, который существовал во времена советской власти. На сегодняшний день, согласно Конституции Украины, Закону Украину "О милиции", Уголовно-процессуальному кодексу и другим нормативно-правовым актам, главной задачей правоохранительных органов является защита и восстановление законных прав и свобод граждан. Деятельность следователей по расследованию преступлений зависит от ряда факторов. Среди обстоятельств, которые отрицательно влияют как на ход следственной деятельности, полноту и объективность расследования, эффективность охраны прав и свобод участников процесса, можно отметить разглашение информации, которая представляет тайну досудебного следствия.
Несмотря на то, что гласность является одним из принципов досудебного следствия, она должна иметь определенные ограничения. Исходя из конкретных обстоятельств дела следователь сам должен определять, возможно ли подвергать гласности те или другие сведения.
Ст. 121 УПК Украины предусматривает возможность разглашения данных досудебного следствия лишь с разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в котором они признают это возможным [1]. Законодатель не указывает, какие именно данные входят в предмет тайны досудебного следствия.
А.Д. Бойков считает, что предмет тайны досудебного следствия может быть ограничен доказательственной информацией и следственными версиями, которые нуждаются в проверке, а также тактической информацией, которая касается условий собирания доказательств [2, с. 8.].
Т.М. Телега указывает, что к сведениям, которые не подлежат разглашению на предварительном следствии, могут быть отнесены данные о возбуждении уголовного дела и его движении, сведения об участниках уголовного дела и обстоятельствах, которые касаются их жизнедеятельности и т.д. [3, с. 2].
С.Д. Игнатов отмечает, что следственная тайна – это ограниченные сроком предварительного следствия сведения, которые имеют, по мнению следователя, отношение к обстоятельствам, подлежащим доказыванию в уголовном деле, находящемся в его ведении, скрываемые от других, известные не всем, возможно, не познанные, которые могут быть разглашены до суда только строго с разрешения следователя [4, с. 257].
Как видно из приведенных определений, научный работники пользуются терминами "тайна досудебного следствия", "данные досудебного следствия, которые не подлежат разглашению", "следственная тайна", и характеризуют этими терминами разный объем сведений и информации, которая не может быть разглашена.
Сохранять абсолютно все данные досудебного следствия и обязывать к этому участников процесса довольно сложно и не всегда необходимо. Тем не менее, следователь должен дотошно относиться к разглашению тех или иных сведений, ведь не всегда возможно точно предусмотреть, какое именно направление примет дело, не станут ли разглашенные данные доступны преступникам и не повредят ли они интересам других участников судопроизводства.
Обратимся к цели и причинам разглашения данных досудебного следствия. Среди мотивов разглашения В.Г. Лисогор, опираясь на проведенное им анкетирование, выделяет следующие: корыстный мотив – 51,8%; страх за себя (шантаж, угроза, физическое или психическое воздействие) – 62,3%; страх за своих близких (угроза, различные виды насилия) – 68,2%; сведение счетов с определенными лицами (компрометация, зависть, неприязнь, месть) – 37, 4 % [5, с. 31].
Несмотря на то, что в УПК Украины не определен объем, случаи разглашения сведений, которые представляют тайну следствия, и срок их хранения, ст. 387 Уголовного кодекса Украины предусмотрена ответственность за разглашение данных досудебного следствия.
Остается непонятным, почему лица, которые принимают участие в уголовном судопроизводстве, не предупреждаются письменно в необходимых случаях о запрете разглашения сведений и предусмотренной за это уголовной ответственности. Ведь, согласно УК Украины, уголовная ответственность за такие действия наступает лишь в случае предупреждения лица в установленном законом порядке об обязанности не разглашать данные, а доказать факт устного предупреждения лица относительно такого запрета практически невозможно. На наш взгляд (по аналогии с разъяснением свидетелям ответственности за заведомо ложные показания и за отказ от дачи показаний по ст. ст. 384, 385 УК Украины) необходимо в самом протоколе следственного действия, в котором лицо принимает участие, указывать, что оно предупреждено о недопустимости разглашения данных досудебного следствия в соответствии со ст. 121 КПК Украины, а также об уголовной ответственности за их разглашение по ст. 387 УК Украины. В таком случае требования следователя относительно неразглашения известных данных будут официально подтверждены подписью лица и зафиксированы в протоколе следственного действия, что позволит в случае невыполнения соответствующих требований доказать вину нарушителя.
Обращаясь к вопросу о сроке хранения тайны следствия, то, исходя из анализа действующего уголовно-процессуального законодательства Украины, можно сказать, что этот срок может длиться до момента ознакомления участников с материалами уголовного дела, т.е. подписания протоколов, составленных в порядке ст.ст. 217 – 220 УПК Украины, после чего досудебное следствие по делу следует считать законченным. Тем не менее, в таком случае возникает вопрос: каким образом об окончании досудебного следствия по делу могут узнать участники судопроизводства, которых следователь согласно УПК Украины не обязан уведомлять об окончании следствия? Выходом могло бы быть законодательное закрепление внесения в перечень лиц, которым сообщается об окончании досудебного следствия и тех лиц, которые обязаны хранить определенные данные следствия. Однако не все данные могут разглашаться и после окончания досудебного следствия. Так, например, согласно ст. 185 УПК Украины при проведении обыска и выемки следователь должен принять меры к неразглашению обстоятельств личной жизни лиц, которые обыскиваются. Это положение отвечает зафиксированному в ст. 32 Конституции Украины праву на неприкосновенность личной и семейной жизни [6]. Такие данные являются конфиденциальной информацией, которая по определению представляет собой информацию с ограниченным доступом, содержащую сведения, находящиеся во владении, пользовании или распоряжении отдельных физических и юридических лиц и распространяющиеся по их желанию соответственно предусмотренным ими условиям [7, с. 252]. Итак, лишь лица, которых непосредственно касается такая информацию, могут решать вопрос о возможности ее разглашения. Исходя из этого, следователь обязательно должен ознакомить участников следственных действий, во время выполнения которых они могут получить конфиденциальную информацию о лице, с требованиями законодательства о запрете разглашения такой информации, и не устанавливать относительно такой информации сроков хранения, ведь определить их практически невозможно.
Важными для сохранении тайны досудебного следствия являются вопросы взаимодействия правоохранительных органов и средств массовой информации. Осведомленность общественности об уголовном процессе является гарантией того, что последний не будет использован для совершения своеволия, тем не менее, довольно часто осведомленность средств массовой информации об обстоятельствах дела и публичное разглашение такой информации ставит под угрозу не только весь ход расследования, но и безопасность участников процесса. Так, 40,8 % опрошенных В.Г. Лисогором следователей указали, что в их практике были случаи вмешательства СМИ в процесс расследования. Это вмешательство привело к разглашению тайны досудебного следствия в 60,8% случаев [5, с. 44]. На сегодняшний день свобода слова СМИ, которая широко пропагандируется, постепенно перерастает в своеволие и журналистскую вседозволенность, и правоохранительные органы не имеют рычагов, которые бы могли обеспечить неразглашение средствами массовой информации данных, представляющих тайну следствия.
Тайна досудебного следствия является одной из гарантий полного, объективного и всестороннего определения обстоятельств уголовного дела, а также защиты законных прав и свобод участников уголовного судопроизводства. Тем не менее, на сегодняшний день эта гарантия испытает значительные посягательства вследствие законодательной неопределенности объема данных, срока их хранения, характера процессуальной фиксации ознакомления с требованиями относительно неразглашения сведений, составляющих тайну следствия. Лишь четкое нормативное урегулирование этих вопросов, а также создание государственных гарантий охраны этого института может обеспечить полноценное выполнение требований ст. 121 УПК Украины и охрану интересов участников криминального судопроизводства.

ЛІТЕРАТУРА:
1. Кримінально-процесуальний Кодекс України // Відомості Верховної Ради. – 1961. – № 2. – Ст. 15.
2. Бойков А.Д. Предмет и пределы гласности уголовного судопроизводства // Охрана прав граждан в уголовном судопроизводстве: Сб. науч. тр. / ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка. – М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1989. – С. 3 – 9.
3. Телега Т.М. Обеспечение гласности в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Дис… канд. юрид. наук: 12.00.09 / УАВД. – К., 1991. – 199 с.
4. Игнатов С.Д. Следственная тайна и её пределы // Правовая реформа и проблемы её реализации. – Краснодар, 1989. – С. 257 – 258.
5. Лісогор В.Г. Криміналістичне забезпечення збереження таємниці досудебного слідства: Наук.-практ. посібник. – Д.: Юрид. акад.. М-ва внутр. справ. – 2005. – 156 с.
6. Конституція України // Голос України. – 1996. – № 128. – 13 липня.
7. Словник спеціальних термінів правоохоронної діяльності / За ред. проф. Я.Ю. Кондратьєва. – К.: Національна академія внутрішніх справ України, 2004. – 560 с.


: 07/07/2009
: 2424
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта