:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

Отдельные вопросы применения международно-правового механизма защиты прав граждан Украины


2009, Вплив Загальної декларації з прав людини 1948 року на сучасний стан захисту прав, свобод та законних інтересів громадян України: Збірник статей регіонального наукового семінару (Донецьк, 25 грудня 2008 року) – Донецьк, 2009. – С. 66 – 72., , , Титов Андрей Николаевич, к.ю.н., доцент кафедры административного и уголовного права и процесса Донецкого университета экономики и права, ОТДЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ЗАЩИТЫ ПРАВ ГРАЖДАН УКРАИНЫ


Одним из результатов Второй мировой войны стало осознание мировым сообществом необходимости международного урегулирования прав человека. 10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН утвердила Всеобщую декларацию прав человека, которая провозгласила центральный пункт концепции прав человека – признание человеческого достоинства каждого лица. 4 ноября 1950 г. в Риме была принята Конвенция о защите прав человека и основоположных свобод (далее – Конвенция). Это первый в мире континентальный международный договор, специально посвященный обеспечению прав и свобод человека. Правозащитный механизм, запроектированный Конвенцией уже через два года после принятия ООН Всеобщей декларации прав человека, был уникальным социальным изобретением и доказал свою незаурядную эффективность [1, с. 11]. Особенностью Конвенции является то, что она не только провозгласила основные права человека, а и создала особый механизм их защиты. Сначала этот механизм включал три органа, которые несли ответственность за обеспечение соблюдения обязательств, взятых на себя государствами – участницами Конвенции: Европейскую Комиссию по правам человека, Европейский Суд по правам человека и Комитет Министров Совета Европы. После вступления в силу 1 ноября 1998 г. протокола № 11 к Конвенции первые два из этих органов были заменены одним, постоянно действующим, - Европейским Судом по правам человека [2, с. 39]. Граждане Украины получили возможность воспользоваться указанным механизмом после вступления Украины в Совет Европы и принятия 17 июля 1997 г. Закона Украины «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод 1950 года, Первого протокола и протоколов № 2, 4, 7 и 11 к Конвенции» (Закон вступил в силу с 3 августа 1997 г.).
В связи с имеющейся обязанностью украинского государства выполнять решения Европейского Суда по правам человека в делах против Украины; с необходимостью устранения причин нарушения Украиной Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод и протоколов к ней; с внедрением в украинское судопроизводство и административную практику европейских стандартов прав человека; с созданием предпосылок для уменьшения количества заявлений в Европейский Суд по правам человека против Украины 23 февраля 2006 г. Верховной Радой Украины был принят Закон «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека». Согласно ст. 2 этого закона, Решение Европейского Суда по правам человека является обязательным для выполнения Украиной в соответствии со статьей 46 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод. При этом под Решением понимается:
а) окончательное решение Европейского Суда по правам человека в деле против Украины, которым признано нарушения Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод;
б) окончательное решение Европейского Суда по правам человека относительно справедливой сатисфакции в деле против Украины;
в) решение Европейского Суда по правам человека относительно дружеского урегулирования в деле против Украины [3].
Несмотря на, казалось бы, довольно детальную регламентацию порядка выполнения решений Европейского суда по правам человека, он имеет существенные недостатки.
Так, в действующем законодательстве Украины не нашлось места так называемым «временным мерам по защите заявителя от действий власти», которые впервые появились во время рассмотрения Европейским судом по правам человека дела «Круз Вараз против Швеции». Таким мероприятием может быть, например, просьба не выдавать заявителя другому государству в случае принятия решения о его экстрадиции [4, с. 42].
Кроме того, ст. 17 Закона Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» провозглашает, что суды применяют при рассмотрении дел Конвенцию о защите прав человека и основоположных свобод и практику Европейского суда по правам человека как источник права [3]. Суд каждый год принимает около 200 решений [4, с. 42], каждое из которых, таким образом, является источником национального права. При этом в официальных изданиях согласно ст. 4 указанного Закона, публикуется лишь краткое изложение решения [3]. Возможно, это связано с большим количеством решений. Но ведь источником права является полный текст каждого решения – не только выводы, а и аргументация! Такой подход аналогичен тому, если бы публиковались лишь названия статей Уголовного кодекса и санкции за их нарушение. Кстати, согласно ст. 57 Конституции Украины, каждому гарантируется право знать свои права и обязанности. А как о них узнать, если закон не предусматривает четкой процедуры обнародования?
Предложенный законодателем выход – публикация полных текстов решений в «юридическом издании, которое имеет распространение в профессиональной среде юристов», полагаем неудачным. Такое универсальное издание найти довольно сложно, ведь каждый юрист пользуется изданиями, которые прежде всего отвечают его профессиональной специализации, и не всегда обращает внимание на «издание, распространенное в профессиональной среде юристов».
Определение такого издания, заказ необходимого количества экземпляров с целью обеспечения судов, органов прокуратуры, юстиции, внутренних дел, службы безопасности, учреждений по исполнению наказаний, других заинтересованных субъектов осуществляется на конкурсной основе Министерством юстиции Украины. Здесь возникает целый ряд вопросов. Так, не совсем понятно, что означает слово «обеспечение»: Минюст должен предоставлять указанные издания бесплатно или за плату? Если за плату, то за чьи средства; «низовые» сотрудники указанных органов и учреждений сами будут определять необходимость приобретения изданий, или это за них (и/или за их счет) сделает их руководство? Почему не считается нужным обеспечить этими изданиями адвокатуру, не говоря уже о печально известных «специалистах в области права, которые по закону имеют право на предоставление правовой помощи лично или по доверенности юридического лица» [5]? Кто такие «другие заинтересованные субъекты»? Кто должен определять их «заинтересованность»? В конце концов, каков порядок проведения конкурса на определение издания? Как должны быть обнародованы его результаты? Как быть в случае, если издание, которое выигрывает конкурс, обанкротится или снизит качество подготовки материалов, вследствие чего перестанет быть «распространенным в профессиональной среде юристов»?
Кроме того, из анализа цитированной нормы следует, что обеспечение судов изданиями, в которых опубликованы полные тексты решений, возложено на Минюст, а обеспечение судей – на государственный орган, ответственный за организационно-материальное обеспечение судов, которым согласно разделу VІ Закона «О судоустройстве Украины» от 7 февраля 2002 г. является государственная судебная администрация. Едва ли такое дублирование функций целесообразно.
Академик-лингвист Л.В. Щерба свыше полувека назад писал: «Язык законов требует прежде всего точности и невозможности любых расхождений» [6, c. 119]. С этой мыслью нельзя не согласиться, но, к сожалению, приходится констатировать, что действующее украинское законодательство нередко оставляет поводы для критики.
В контексте поднятой проблемы следует отметить, что нуждается в дополнении и Указ Президента Украины от 10 июня 1997 года № 503/97 «О порядке официального обнародования нормативно-правовых актов и вступления их в силу», который вообще не содержит указаний относительно официального обнародования международно-правовых актов, которые имеют юридическую силу выше, чем законы!
Следует отметить, что в тех государствах, где Конвенция действует десятилетия, созданы специальные механизмы приведения их судебных решений в соответствие с ней. В частности, в Люксембурге министр юстиции или обиженное лицо могут добиваться пересмотра дел Верховным судом, если из решения Суда вытекает, что приговор постановлен с нарушением Конвенции (ст. 443 УПК Люксембурга 1981 г.). Федеральное законодательство о системе правосудия Швейцарии предусматривает возможность пересмотра дел на протяжении 90 дней со дня принятия Судом решения о нарушении Конвенции [4, с. 43].
По мнению Л.Н. Липачевой, одним из оснований для пересмотра решения в порядке исключительного производства должен стать именно факт регистрации обращения жалобщика в Европейский Суд по правам человека. С этой целью она предлагает национальное процессуальное законодательство Украины дополнить нормой, согласно которой регистрация обращения в Европейский Суд по правам человека считалась бы основанием для инициирования пересмотра судебного решения в порядке исключительного производства, если поводом для такого обращения стало неудовлетворение решением суда кассационной инстанции [7, с. 17].
Мы считаем такое предложение не совсем удачным. Исключительное производство потому и имеет такое название, что проводится в исключительных случаях. Принятие предложения Л.Н. Липачевой превратило бы эту стадию, по сути, в другую кассацию. Учитывая загруженность Европейского суда по правам человека и связанные с этим сроки рассмотрения заявлений, а также учитывая их количество, которое увеличится в десятки раз, можно констатировать, что результатом применения такой нормы станет блокирование Европейского суда по правам человека, который будет вынужден рассматривать лишь заявления из Украины, и непомерная загрузка отечественных судов заявлениями о пересмотре дел в порядке исключительного производства. Кстати, Секретариат Европейского суда по правам человека не вправе отказать заявителю в регистрации заявления, даже если оно с самого начала представляется абсолютно бесперспективным, при условии, что заявитель на этом настаивает [8, с. 103].
Мы считаем более приемлимой мысль И. Лищины о том, что следует предусмотреть включение в перечень оснований пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам решений Европейского суда по правам человека [4, с. 43]. Укажем, что относительно недавно принятые отечественные процессуальные кодексы содержат такие нормы:
• согласно п. 2 ст. 354 Гражданского процессуального кодекса Украины судебные решения по гражданским делам могут быть пересмотрены в связи с исключительными обстоятельствами после их пересмотра в кассационном порядке, если они обжалованы по мотивам признания судебного решения международного судебного учреждения, юрисдикция которого признана Украиной, нарушающим международные обязательства Украины [9];
• согласно п. 2 ст. 237 Кодекса административного судопроизводства Украины судебные решения по административным делам могут быть пересмотрены Верховным Судом Украины по исключительным обстоятельствам, если они обжалованы по мотивам признания судебных решений международного судебного учреждения, юрисдикция которого признана Украиной, нарушающими международные обязательства Украины [10].
Похожую норму содержит и Хозяйственный процессуальный кодекс Украины. Так, согласно п. 4 ст. 111-15 ХПКУ, Верховный Суд Украины пересматривает в кассационном порядке постановления или определения Высшего хозяйственного суда Украины в случаях, когда они обжалованы на основании признания постановлений или определений международным судебным учреждением, юрисдикция которого признана Украиной, нарушающими международные обязательства Украины [11].
А вот рассматривая Кодекс Украины об административных правонарушениях, приходится констатировать, что процедура привлечения лица к административной ответственности разработана очень некачественно с точки зрения соблюдения прав человека. Здесь, в частности, вообще не предусмотрено судебное обжалование постановления по делу об административном правонарушении! [12].
Что касается Уголовно-процессуального кодекса Украины, который содержит наибольшие ограничения относительно прав граждан, то ст. 400-4, к сожалению, не содержит среди оснований пересмотра судебных решений в порядке исключительного производства признания судебного решения международным судебным учреждением, юрисдикция которого признана Украиной, нарушающим международные обязательства Украины [13].
Итак, в последних двух случаях восстановление предыдущего юридического состояния лица путем повторного рассмотрения дела судом, включая возобновление производства по делу в соответствии с ч. 3 ст. 10 Закона Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» [3] оказывается невозможным из-за отсутствия процедуры осуществления таких действий в процессуальном законе, или, другими словами, процессуальной формы.
Анализируя Закон Украины «Об обращении граждан» от 2 октября 1996 г., выясняем, что в нем не нашло своей дальнейшей реализации положение ч. 4 ст. 55 Конституции Украины, связанное с правом на обращение каждого за защитой своих прав и свобод в соответствующие международные судебные учреждения или в соответствующие органы международных организаций, членом или участником которых является Украина. Учитывая тот факт, что нормы указанного закона составляют конституционный институт обращения граждан, а право на обращение в международные судебные учреждения или в соответствующие органы международных организаций является составляющей этого института, следует согласиться с предложением Л.Н. Липачевой, которая предлагает дополнить указанный закон ст. 1-1 и изложить ее в следующей редакции: «В случае несогласия с решением судебного органа, являющегося конечной инстанцией, которая исчерпывает все национальные средства правовой защиты в Украине, каждый имеет право обращаться за защитой своих прав и свобод в соответствующие международные судебные учреждения или в соответствующие органы международных организаций, членом или участником которых является Украина» [7, с. 13].
Считаем целесообразным также внести изменения в законы Украины, регламентирующие деятельность правоохранительных органов, включив в статьи, провозглашающие правовую основу их деятельности, не только международные правовые нормы, ратифицированные в установленном порядке, а и практику Европейского Суда по правам человека в соответствии со ст. 17 Закона Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека».
Отметим, что российский ученый И.И. Лукашук предложил Правила применения норм международного права (в том числе Европейской Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, решений Европейского Суда по правам человека) [14, с. 282–287]. По нашему мнению, разработка таких правил (которые можно оформить и как Постановление Пленума Верховного Суда Украины) оказывала содействие бы отечественным судьям в отправлении правосудия.
К сожалению, действующее законодательство Украины остается не полностью приведенным в соответствие с требованиями Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод. Так, если возвратиться к уголовному процессу, можно отметить нарушения Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод относительно лиц, чьи права законом ограничиваются более всего. Так, при продлении срока содержания под стражей участие арестованного в судебном заседании УПК Украины оставляет на усмотрение судьи. Однако это совсем не обеспечивает состязательности и грубо нарушает права человека в понимании Европейского Суда: согласно практике Суда, при решении вопроса о лишении свободы задержанный имеет право на судебную процедуру [15, с. 34–35].
Законодательство Украины также не предусматривает для лиц, которые находятся под стражей, такой важной гарантии, как право на периодическое обжалование обоснованности содержания под стражей, хотя эта гарантия содержится в п. 4 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод и в ст. 29 Конституции Украины. Европейский Суд по правам человека указал, что компетентные судьи должны не только принять решение безотлагательно, но их решения должны выноситься с разумными интервалами [16].
Как свидетельствует имплементационный опыт других государств, внедрение международных стандартов по правам человека во внутригосударственную практику – процесс неоднозначный, долгоиграющий, многоэтапный: здесь на смену стадии присоединения к международному акту приходит другая – доскональное изучение практики соответствующих международных судебных органов, в нашем случае – решений Европейского суда по правам человека [17, с. 38].

ЛІТЕРАТУРА:
1. До 50-річчя Конвенція про захист прав та основних свобод людини // Право України. – 2000. – № 11. – С. 34.
2. Сліпченко В.І. Правові підстави використання практики Європейського Суду з прав людини під час здійснення кримінального судочинства в Україні // Реформування законодавства з питань протидії злочинності в контексті євроінтеграційних прагнень України: Матеріали Всеукраїнської науково-практичної конференції. Запоріжжя, 25–26 травня 2006 р.: У 2 ч. – Ч. 2. – Запоріжжя: Юридичний ін-т ДДУВС, 2006. – С. 39 – 42.
3. Про виконання рішень та застосування практики Європейського суду з прав людини: Закон України від 23 лютого 2006 р. № 3477-IV // ВВР. – 2006. – № 30. – Ст. 260.
4. Ліщина І. Регулювання реалізації рішень Європейського суду з прав людини // Право України. – 2001. – № 5. – С. 42–43.
5. См.: Решение Конституционного Суда Украины по делу о конституционном обращении гражданина Солдатова Геннадия Ивановича относительно официального толкования положений статьи 59 Конституции Украины, статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса Украины, статей 268, 271 Кодекса Украины об административных правонарушениях от 16 ноября 2000 года № 13-рп/2000 // Юридическая практика. – 2000. – 30 ноября.
6. Щерба Л.В. Избр. работы по русскому языку. – М.: Учпедгиз, 1957. – 188 с.
7. Липачова Л.М. Реалізація конституційного права людини та громадянина на звернення за захистом своїх прав і свобод до європейського суду з прав людини: Автореф. дис… к. юрид. н.: 12.00.02 / Київський національний університет імені Тараса Шевченка. –К., 2002. – 22 с.
8. Супрун Д.М. Організаційно-правові засади та юрисдикційні основи діяльності Європейського Суду з прав людини: Дис. … к. юрид. н.: 12.00.11. –К., 2002. – 218 с.
9. Цивільний процесуальний кодекс України від 18 березня 2004 року // ВВР. – 2004. – № 40–41, 42. – Ст. 492.
10. Кодекс адміністративного судочинства України від 6 липня 2005 року // ВВР. – 2005. – № 35–36, 37. – Ст. 446.
11. Господарський процесуальний кодекс України від 6 листопада 1991 року // ВВР. – 1992. – № 6. – Ст. 56.
12. См.: Кодекс України про адміністративні правопорушення від 7 грудня 1984 року // ВВР. – 1984. – Додаток до № 51. – Ст. 1122.
13. См.: Кримінально-процесуальний кодекс України від 28 грудня 1960 року // ВВР. – 1961. – № 2. – Ст. 15.
14. Лукашук И.И. Международное право в судах государств. – СПб: СКФ «Россия – Нева», 1993. – 301 с.
15. Алейніков Г.І. Використання рішень Європейського Суду при обранні запобіжного заходу у вигляді взяття під варту // Реформування законодавства з питань протидії злочинності в контексті євроінтеграційних прагнень України: Матеріали Всеукраїнської науково-практичної конференції. Запоріжжя, 25–26 травня 2006 р.: У 2 ч. – Ч. 2. – Запоріжжя: Юридичний ін-т ДДУВС, 2006. – С. 31 – 35.
16. Рішення Європейського суду з прав людини у справі Бацичері проти Італії від 25 жовтня 1989 року. Параграф 21.
17. Добрянський С. Застосування Конвенції як вияв діалектики загального й одиничного у праворозумінні // Право України. – 2000. – № 11. – С. 38–40.

: 17/10/2009
: 1946
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта