:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ЗАДЕРЖАНИЯ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ЗАКОНАХ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
Пурс, А.Г. К вопросу о правовой основе задержания до возбуждения уголовного дела  // Проблемы уголовно-процессуального права: Мат-лы международ. науч.-практ. конф., посвящ. 20-летию кафедры уголовного процесса / Отв. ред. А.Н.Ахпанов. - Караганда: КЮИ МВД РК им Б.Бейсенова, 2006. - Вып. 5. - С. 192 - 198.

 

А.Г.Пурс – соискатель кафедры уголовного процесса Академии МВД Республики Беларусь, г. Минск

 

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ ЗАДЕРЖАНИЯ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ЗАКОНАХ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ.



2006, Караганда, , , Пурс А.Г.,  
С распадом Союза ССР бывшие союзные республики Казахстан               и  Беларусь, обретя суверенитет, встали на путь создания своих собственных уголовно-процессуальных законов. Базисом для последних послужили УПК, оставшиеся в наследство от некогда стройной общесоюзной правовой системы, и за последнее время подвергшиеся значительному реформированию со стороны национального законодателя. В тоже время положения этих кодексов, касающиеся правовой регламентации задержания, отличались недостаточной четкостью как по отношению к сущностным аспектам рассматриваемого института, так и к процедуре его применения.

Если обратиться к Основному закону Республики Казахстан (РК)            на фундаменте которого базируется, в частности, и институт задержания, то    в ст.16 можно прочитать основополагающие гарантии прав лиц, свобода которых по тем или иным причинам может быть ограничена. Так,                 без санкции прокурора лицо может быть подвергнуто задержанию на срок    не более семидесяти двух часов, причем каждый задержанный имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания. В статье 25 Конституции Республики Беларусь (РБ) указано, что лицо, заключенное под стражу, имеет право на судебную проверку законности его задержания,   а в ст.62 - что каждый  имеет  право на  юридическую  помощь  для осуществления защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться             в любой момент помощью  адвокатов и других своих  представителей. Безусловно, указанные выше положения создают прочную основу для конструирования института задержания в новых УПК РК 1997 г. и УПК РБ 1999 г.  

Вне всяких сомнений эти уголовно-процессуальные законы привнесли много нового в правовую регламентацию задержания, широко применяемого на практике. По сути законодатели обеих стран дополнили УПК положениями, необходимость которых уже давно является очевидной.          Во-первых, задержание было определено как мера уголовно-процессуального принуждения, что, безусловно, прояснило правовую природу этого понятия. Во-вторых, была предпринята попытка детальной правовой регламентации порядка задержания.

В тоже время отличается объем правовой регламентации задержания       в УПК РК и УПК РБ, несмотря на то, что количество статей, посвященных этому институту, почти одинаковое. Так, объем главы 17 «Задержание подозреваемого» в УПК РК составляет семь статей (ст.ст. 132 - 138),                а аналогичный показатель главы 12 «Задержание» в УПК РБ – девять статей (ст.ст.107 - 115).

Между тем, глава 17 УПК РК предусматривает правовые основания одного единственного вида задержания – задержания подозреваемого (ст.132), а ст.107 главы 12 УПК РБ в ч.2 указывает, что задержание может быть применено: 1) к лицу, подозреваемому в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, направления в дисциплинарную воинскую часть или ареста; 2) к обвиняемому для предъявления обвинения либо в случае нарушения условий примененной к нему меры пресечения; 3) к осужденному, в отношении которого имеется представление уполномоченного на то органа об отмене приговора, определения, постановления суда об условном неприменении наказания, отсрочки исполнения наказания или условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Причем, в ч.3 ст.107 УПК Беларуси, отмечается, что задержание производится: 1) по непосредственно  возникшему  подозрению                       в  совершении преступления; 2) на основании постановления органа уголовного преследования; 3) на основании постановления (определения) суда о задержании осужденного до  разрешения вопроса об отмене условного неприменения наказания,  отсрочки  исполнения  наказания  или         условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. В связи с этим белорусский законодатель предусмотрел в ч.1 ст.107 УПК РБ интегральное понятие задержания, которое объединяет в себе признаки всех видов задержания. Согласно упомянутой норме задержание состоит в фактическом задержании лица, доставлении его в орган уголовного преследования              и в кратковременном содержании под стражей в местах и условиях, определенных законом.

Что же касается казахского законодателя, то он в ч.1 ст.132 УПК РК «Понятие задержания» использует лишь дефиницию задержания подозреваемого, которое определяет как меру процессуального принуждения, применяемую с целью выяснения его причастности                   к преступлению и разрешения вопроса о применении к нему меры пресечения в виде ареста. Такое определение, на наш взгляд, четко позиционирует задержание как меру воздействия на подозреваемое лицо, обеспечивающую участие последнего в уголовном судопроизводстве. Подобная дефиниция дает ответ на вопрос о том, для чего необходимо задержание. Определение, содержащееся в УПК РБ, лишено такого целеполагания. Однако оно демонстрирует процедурный аспект, то есть раскрывает основные стадии производства задержания, отвечая на вопрос о том, из каких этапов оно складывается.     

Глава 17 УПК Казахстана допускает применение задержания лишь к  лицам, подозреваемым в совершении таких преступлений, за которые санкции УК предусматривают наказание в виде лишения свободы. УПК Беларуси дополняет эту норму также такими видами наказания, как направление в дисциплинарную воинскую часть и арест.

Правовые основания задержания подозреваемого, закрепленные в ст.132 УПК РК и ст.108 УПК РБ в целом одинаковы и имеют лишь некоторые отличия. Так, в п.3 ч.1 ст.108 УПК РБ увеличено число мест обнаружения явных следов, указывающих на причастность лица к совершению преступления. Помимо общих для обоих кодексов мест: на подозреваемом, его одежде и в его жилище, УПК Беларуси указывает также на иные используемые подозреваемым помещения, его рабочее место и транспортное  средство. При наличии других достаточных оснований подозревать лицо в совершении преступления белорусский законодатель разрешает его задержание также в случае, если подозреваемое лицо проживает в другой местности (п.4 ч.1 ст.108 УПК РБ).

Существенным отличием казахского закона от белорусского следует считать положение п.4 ч.2 ст.132 УПК РК, согласно которому к лицу следует применить меру процессуального принуждения в виде задержания в том случае, если в полученных в соответствии с законом материалах     оперативно-розыскной деятельности в отношении последнего имеются достоверные данные о совершенном или готовящемся им тяжком или особо тяжком преступлении.

Оба уголовно-процессуальных кодекса предусмотрели право потерпевшего, а также любого иного гражданина, на пресечение осуществляемых подозреваемым преступных посягательств (ст.133 УПК РК и ст.109 УПК РБ). Подобные действия со стороны граждан казахский законодатель называет задержанием, а белорусский - захватом. Такое отличие приобретает характер принципиального в том случае, если указанные действия граждан считать полным повторением процедуры задержания подозреваемого органами уголовного преследования. Безусловно, что граждане не могут иметь право на содержание задержанных под стражей в местах и условиях, определенных законом, о чем гласит ч.1 ст.107 УПК РБ, определяющая сущность уголовно-процессуального задержания.    

Порядок задержания подозреваемого предусмотрен ст.134 УПК РК и ч.ч.2 - 5 ст.108 и ст.110 УПК РБ. Казахский законодатель в ч.1 ст.134 УПК предписывает в срок не более трех часов с момента фактического задержания составить протокол, в котором указываются основания и мотивы, место и время задержания (с указанием часа и минут), результаты личного обыска, а также время составления протокола. Протокол объявляется задержанному, и при этом ему разъясняются права подозреваемого, в том числе право пригласить защитника и давать показания в его присутствии, что отмечается в протоколе. Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и задержанным.

УПК РБ предусмотрел несколько иной порядок применения рассматриваемой меры уголовно-процессуального принуждения. Так, ч.2 ст.108 разрешает производить задержание подозреваемого до возбуждения уголовного дела. Но в этом случае вопрос о возбуждении уголовного дела должен быть решен в течение 12 часов с момента фактического задержания (захвата лица). Если принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела или же не принимается никакого решения в указанный срок, то задержанный должен быть освобожден. В отличие от положений        ст.134 УПК РК белорусский законодатель предусмотрел порядок, согласно которому протокол задержания составляется немедленно после доставления задержанного в орган уголовного преследования. Причем протокол должен быть составлен должностным лицом, осуществившим фактическое задержание, а не следователем или дознавателем, как это определено                в ч.1 ст.134 УПК РК. Однако в отличие от УПК РК, белорусский                уголовно-процессуальный закон не считает необходимым указывать в протоколе мотивы задержания подозреваемого.

Согласно ч.2 ст.134, ч.1 и ч.2 ст.216 УПК РК допрос подозреваемого производится в течение 24 часов с момента его задержания, однако следует отметить, что предыдущая редакция ч.1 ст.216 говорила о том, что такой допрос производится немедленно после задержании. Если подозреваемый был задержан, то свои показания он имеет право изложить при участии защитника. При невозможности незамедлительно обеспечить участие защитника следователь обязан обеспечить его участие не позднее двадцати четырех часов после задержания подозреваемого. Белорусский законодатель закрепил похожую норму: задержанный должен быть допрошен по  обстоятельствам задержания (ч.4 ст.110 УПК РБ). Однако подозреваемый имеет право по его ходатайству быть допрошенным при участии защитника не позднее 24 часов с момента фактического задержания (п.8 ч.2 ст.41 УПК РБ).

Белорусский УПК в ч.2 ст.110 содержит норму, которая отсутствует в казахском уголовно-процессуальном законе, а именно: орган дознания, следователь, прокурор в течение 3-х часов с момента доставления подозреваемого в орган уголовного преследования принимают решение о  задержании, о чем выносится постановление, которое является правовым основанием для кратковременного содержания под стражей задержанного в местах и на условиях, предусмотренных законом, либо принимают решение  об освобождении задержанного. Причем вынесенное постановление объявляется задержанному.

Что же касается личного обыска задержанного, то УПК РК посвящает последнему отдельную статью 135. В ней указано, что лицо, осуществляющее задержание, вправе незамедлительно произвести личный обыск задержанного в случаях, когда есть основание полагать, что он имеет при себе оружие либо попытается освободиться от доказательств, изобличающих его в совершении преступления, или в иных необходимых случаях. УПК Республики Беларусь предусматривает обязательную процедуру личного обыска задержанного подозреваемого, так как в ч.1 ст.110 упоминается о внесении результатов последнего в протокол задержания по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления.

Сроки задержания и уведомления прокурора о произведенном задержании в рассматриваемых нормативно-правовых актах несколько отличается. Так, УПК РК в ч.1 ст.134 предусматривает письменное сообщение прокурору в течение 12 часов с момента составления протокола задержания подозреваемого, а ч.3 ст.110 УПК РБ предусматривает письменное сообщение прокурору в течение 24 часов с момента вынесения постановления о задержании. Что же касается срока задержания, то в п.1 ч.3 ст.68 и ч.2 ст.136 УПК РК устанавливается предельный срок, свыше которого орган уголовного преследования не вправе удерживать подозреваемого в положении задержанного - 72 часа с момента задержания. Согласно ч.3 ст.108 УПК РБ предельный срок задержания подозреваемого не  может  длиться  свыше  72  часов  с  момента фактического задержания. Несмотря на некоторую разницу в определении начального этапа задержания, полагаем, что оба законодателя подразумевали под ним одно и тоже, а именно момент захвата подозреваемого лица. С этого момента его конституционные права задержанного лица будут ограничены применением мер физического и психологического воздействия со стороны сотрудников органов дознания или бдительных граждан.  

Однако белорусский законодатель в определенных в УПК случаях предусмотрел более длительный срок задержания. Так,  частью 26 статьи 2 Закона Республики Беларусь “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь” от 04.01.2003  №173-З были внесены изменения и дополнения в первоначальную редакцию  ст.108 УПК РБ, увеличившие срок задержания лиц, подозреваемых в совершении особо тяжких преступлений, предусмотренных: ч.2 ст.124 (“Террористический акт против представителя иностранного государства”); ст.126 (“Международный терроризм”); ч.2 ст.139 (“Убийство”); ч.1 и ч.3 ст.285 (“Создание преступной организации”); статьей 286 (“Бандитизм”);  ч.3  ст.289 (“Терроризм”); ч.2  ст.356 (“Измена государству”); ч.3 ст.357 (“Заговор с целью захвата государственной власти”); ст.359 (“Террористический акт”); ст.360 (“Диверсия”); ст.362 (“Убийство работника милиции”), а также тяжкого преступления, предусмотренного ч.2 ст.285 (“Создание преступной организации”) Уголовного кодекса Республики Беларусь, до 10 суток с момента фактического задержания (ч.4 ст.108 УПК РБ).    

Оба кодекса предписывают органам уголовного преследования уведомить о произведенном задержании кого-либо из совершеннолетних членов семьи или близких родственников подозреваемого, а при отсутствии их - других родственников или близких лиц (ч.1 ст.138 УПК РК). В УПК Казахстана не указано в какой срок необходимо это сделать. Белорусский закон обязывает осуществить уведомление родственников в течение 12 часов с момента фактического задержания. Оба закона допускают предоставление органом уголовного преследования возможности задержанному самостоятельно в указанный выше срок уведомить упомянутых лиц. Далее     в ч.2 ст.115 УПК РБ предусматривается уведомление органом, ведущим уголовный процесс, Министерства иностранных дел  Республики  Беларусь    в случае задержания иностранного гражданина для последующего уведомления посольства или консульства государства, гражданином которого является задержанный. В тоже время УПК РК в ч.2 ст.138 говорит лишь о необходимости в подобном случае уведомить соответствующее посольство, консульство или иное представительство этого государства. Кроме того, в отличие от УПК РБ, УПК Казахстана предусматривает в ч.3 указанной статьи, что при исключительных обстоятельствах, когда это диктуется особым характером дела, в целях надлежащего обеспечения соблюдения тайны первоначального этапа следствия с санкции прокурора или его заместителя уведомление лиц, указанных в ст.138 УПК РК, может не производиться в течение семидесяти двух часов с момента задержания, кроме случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним.               В подобном случае о задержании немедленно ставятся в известность родители несовершеннолетнего или другие его законные представители,         а при их отсутствии - близкие родственники (ч.5 ст.491 УПК РК).  

Порядок и условия содержания задержанных под стражей урегулированы законом Республики Беларусь от 16.06.2003 № 215-З             «О порядке и условиях содержания лиц под стражей». А в статье 137 УПК Казахстана закреплено положение, согласно которому задержанные по подозрению в совершении преступления содержатся в изоляторах временного содержания. Задержанные по подозрению в совершении преступления военнослужащие и лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, могут также содержаться соответственно на гауптвахтах и в учреждениях уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Республики Казахстан, исполняющих наказание в виде лишения свободы. При производстве дознания, задержанные по подозрению в совершении преступления, содержатся в специально приспособленных помещениях, определяемых начальником органа дознания. Кроме того, в Республике Казахстан принят Закон от 30.03.1999 № 353-1 «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», более детально регламентирующий содержание задержанных под стражей.   

Существуют также некоторые отличия в правовых основаниях и порядке освобождения задержанных из-под стражи. Так, ч.1 ст.136 УПК РК предусматривает освобождение задержанного подозреваемого по постановлению дознавателя, следователя или прокурора, если: 1) не подтвердилось подозрение в совершении преступления; 2) отпали основания применить к задержанному меру пресечения в виде ареста; 3) задержание было произведено с нарушением требований статьи 134 УПК РК (Порядок задержания лица, подозреваемого в совершении преступления). Часть 1 ст.114 УПК РБ, полностью воспроизводя положения п.1 и отказавшись от нормы, содержащейся в п.2 ч.1 ст.136 УПК РК, определяет еще два основания освобождения: 1) отпали основания дальнейшего содержания лица под стражей и 2) истек срок задержания.

В ч.3 ст.136 УПК Казахстана предусмотрена обязанность начальника места содержания задержанного освободить последнего в случае, если в течение 72 часов с момента задержания не поступит постановление дознавателя, следователя, санкционированное прокурором, о применении к задержанному ареста в качестве меры пресечения. Причем начальник места содержания задержанного немедленно освобождает его своим постановлением и уведомляет об этом лицо, в производстве которого находится дело, и прокурора. УПК Беларуси содержит аналогичную норму, но четко не определяет, каким именно процессуальным документом оформляется решение начальника места содержания об освобождении задержанного. В некотором смысле новеллой можно считать ч.4 ст.136     УПК РК, устанавливающую персональную ответственность руководителя администрации места содержания задержанного за невыполнение положений ч.3 ст.136 УПК РК об освобождении задержанного. В свою очередь ч.3 ст.114 УПК РБ предусматривает важную правовую гарантию защиты прав задержанных. Так, освобожденное лицо не может быть вновь задержано по тому же подозрению.    

Следует отметить, что казахский законодатель в ч.2 ст.136 УПК РК говорит о применении либо не применении к задержанному меры пресечения в виде ареста в течение 72-х часов с момента задержания. Причем во втором случае задержанный подлежит освобождению. УПК РБ содержит аналогичную норму, в рамках другого вида задержания - задержания обвиняемого для предъявления обвинения (ст.111 УПК РБ). В случае же применения к задержанному любой меры пресечения, предусмотренной УПК РБ, последнему предъявляется обвинение не позднее 10 суток с момента фактического задержания,  а в  отношении  лиц,  указанных  в ч.4 ст.108  -  не позднее 20 суток с момента  фактического  задержания (ч.5 ст.108 УПК РБ).

Оба закона едины в том, что сверх 72 часов с момента фактического задержания задержанный может содержаться под стражей только в случае применения в отношении него меры пресечения в виде ареста (заключения под стражу). Что же касается порядка освобождения задержанного, то             в обоих УПК он практически одинаков - при освобождении задержанного    из-под стражи ему выдается справка, в которой указываются: кем он был задержан, дата, время, место и основания задержания, дата, время и основания освобождения.

В ч.1 ст.217 УПК РК говорится о том, что в случае уклонения обвиняемого от явки или объявления его розыска следователь обязан провести допрос обвиняемого незамедлительно после его привода или задержания. Между тем, специальных норм, регламентирующих задержание обвиняемого УПК РК, в отличие от УПК РБ, не содержит. Однако, ни один из рассматриваемых уголовно-процессуальных законов не содержит четко регламентированной процедуры применения меры процессуального принуждения в виде задержания обвиняемого.

В отличии от белорусского уголовно-процессуального закона УПК Казахстана регулирует основания и порядок задержания лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом (ст.502), и лиц, подлежащих выдаче другому государству (ст.534).    

Таким образом, новые уголовно-процессуальные законы Казахстана и Беларуси шагнули далеко вперед в правовой регламентации института задержания. Между тем, еще многие аспекты законодательного регулирования и практического применения указанной меры процессуального принуждения требуют более тщательного изучения, согласования и осмысления. Для этого необходимо учитывать не только собственный опыт законотворчества и правоприменения, но и опыт других государств. Это позволило бы сконструировать в законе оптимальную модель института задержания, которая бы гармонично взаимодействовала     с другими нормами УПК и обеспечивала баланс интересов органа уголовного преследования и задержанного лица.           

 

 

 

   


: 22/12/2006
: 2827
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта