:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Петрова О.В. Процессуальные аспекты института примирения в уголовном процессе Республики Беларусь


Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)




2007, , , , Петрова Ольга Валентиновна, 
Петрова Ольга Валентиновна, доцент кафедры уголовного процесса и прокурорского надзора Белорусского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИНСТИТУТА ПРИМИРЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 

Норма ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК Республики Беларусь) закрепляет, что задачами уголовного процесса являются защита личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства путем быстрого и полного расследования преступлений, общественно опасных деяний невменяемых, изобличения и привлечения к уголовной ответственности виновных; обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, кто совершил преступление, был подвергнут справедливому наказанию, и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Достижение такой цели как защита прав и свобод граждан является публичным (общественным) интересом, к достижению которого стремятся органы уголовного преследования и суд. Возникает вопрос, как процесс привлечения к уголовной ответственности виновного может реализовывать такую задачу как защита прав и законных интересов потерпевшего.

Представляется, для этого необходимо, чтобы потерпевшему была обеспечена возможность излагать мнение по вопросам, затрагивающим его интересы, которое должно учитываться органом, ведущим уголовный процесс, при принятии решений и, самое главное, при вынесении приговора.

Действительно, потерпевший как участник уголовного процесса имеет возможность высказать свое мнение по вопросам, подлежащим разрешению по делу, заявлять ходатайства, участвовать в судебном заседании суда первой инстанции, кассационной, надзорной инстанции и при производстве по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам, обжаловать приговор и т. д. (ст. 50 УПК Республики Беларусь).

Вместе с тем главное, чтобы меры уголовно-правового воздействия принимались с учетом интересов потерпевшего, хотя в силу ст. 62 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК Республики Беларусь) мнение потерпевшего учитывается при вынесении приговора только по делам частного обвинения.

Главным образом для лица, пострадавшего от преступления, необходимо получить компенсацию причиненного вреда. В настоящее время средством возмещения вреда, причиненного преступлением, остается гражданский иск. В силу принципа публичности обязанность доказывания характера и размера вреда, причиненного преступлением, возложено на органы уголовного преследования (ст. 89 УПК Республики Беларусь). Вместе с тем его сложно назвать эффективным средством защиты прав, нарушенных преступлением. Так, в среднем по нашей стране судебными исполнителями взыскивается только 42 % от подлежащего взысканию по приговорам суда имущественного вреда, причиненного преступлением[1].

Указанное свидетельствует, что традиционное уголовное правосудие лишь косвенно защищает права и свободы граждан – в ходе привлечения виновных к уголовной ответственности. В мировой же практике уголовной юстиции зародилась новая тенденция – восстановительное правосудие, непосредственной задачей которого является защита прав, нарушенных преступлением.

Как отмечается в литературе, во второй половине XX в. цивилизованное общество наконец-то осознало «кризис наказания», кризис уголовной юстиции; распространяется аболюционистское движение, имеющее альтернативу лишению свободы, уголовной юстиции, выступая за замещение «возмездной» юстиции (retributive justice) юстицией «восстанавливающей» (restorative justice)[2].

Концепция восстановительного правосудия основана на рассмотрении преступления как нарушения прав конкретного человека и как нарушения отношений в социальной общности. Восстановительный подход к рассмотрению уголовных дел – международно-правовое требование, которые следует внедрять в национальную систему юстиции. Согласно п. 7 Декларации ООН основных принципов отправления правосудия для жертв преступлений или злоупотребления властью 1985 года[3] следует использовать неофициальные механизмы урегулирования споров, с тем чтобы содействовать примирению и предоставлению возмещения жертвам.

Восстановительный подход предлагает иной взгляд как на нормы материального, так и на нормы процессуального права. С материальной точки зрения восстановительное уголовное правосудие предполагает своей целью не привлечение виновного к уголовной ответственности, а восстановление прав потерпевшего, возмещение вреда, причиненного преступлением, и восстановление социальных связей[4]. С процессуальной точки зрения реализация таких целей, безусловно, требует иных, помимо традиционных для уголовной юстиции, неофициальных механизмов урегулирования конфликтов, вызванных преступлением. На европейском правовом пространстве неофициальные механизмы урегулирования споров активно внедряются в практику уголовной юстиции. При этом следует указать, что согласно рекомендации № R (99) 19 Комитета министров государствам-членам Совета Европы, посвященной медиации в уголовных делах, от 15 сентября 1999 г. в качестве такого неофициального механизма понимается процесс, в рамках которого пострадавшему и правонарушителю предоставляется возможность, в случае их добровольного согласия, с помощью беспристрастной третьей стороны (медиатора) принимать активное участие в разрешении  проблем, возникших в результате преступления. Такой процесс носит название медиация[5].

Создание восстановительного правосудия достаточно сложная реформа деятельности уголовной юстиции. В Республике Беларусь в настоящее время нельзя говорить о его существовании, вместе с тем сформулирована готовность действовать в данном направлении и создана законодательная основа для возможности его применения.

В настоящее время необходимость применения восстановительного правосудия действительно назрела. Проведенные нами исследования показали распространенность ситуации, когда потерпевший начинает изменять данные ранее показания, чтобы «выгородить» обвиняемого, даже имеются случаи, когда потерпевшие подавали кассационные жалобы на чрезмерную суровость приговора.

Такая ситуация показывает, что стороны иногда могут «договариваться» между собой вне рамок процесса. Иногда это справедливо, а иногда нет. Безусловно, применение восстановительного подхода в уголовно-правовой политике, и медиации (посредничества) как процесса его реализующего, позволило бы выделить категории уголовных дел, по которым в принципе интересы государства не пострадают, если по ним может быть достигнут компромисс между обвиняемым и потерпевшим, а также упорядочить договоренности между обвиняемым и потерпевшим, вывести их на открытый, управляемый уровень. Службы медиации позволяют действительно достичь целей уголовного процесса, а не превратить примирение в простой «откуп» за совершенное преступление.

В настоящее время существуют законодательные предпосылки для развития рассматриваемого правосудия в Республике Беларусь. Прежде всего, Уголовные и Уголовно-процессуальные кодексы закрепляют возможность примирения обвиняемого с потерпевшим.

Примирение в белорусском уголовном процессе возможно по делам частного обвинения, а также как основание освобождения от уголовной ответственности  по ст. 89 УК Республики Беларусь.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 29 УПК Республики Беларусь уголовное дело частного обвинения подлежит прекращению за примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым. Справедливо, что когда преступлением главным образом нарушаются права граждан, а нарушение общественного интереса минимально, судьба уголовного дела, а, следовательно, и реализация защиты прав, нарушенных преступлением, поставлена в зависимость от воли пострадавшего от него лица. Дела частного обвинения помимо способствования примирению позволяют снизить нагрузку на органы уголовного преследования и суд. Особенно важно это в настоящее время, когда ч. 1 ст. 293 УПК Республики Беларусь предусматривает широкое участие прокурора в судебном разбирательстве по уголовным делам.

Следует отметить, что белорусский законодатель существенно расширил количество дел частного обвинения. В настоящее время ст. 33 УПК Республики Беларусь предусматривает 16 составов преступлений, которые преследуются в порядке частного обвинения в противовес 2 составам ранее действовавшего законодательства. Следовательно, возможности урегулирования конфликта без привлечения к уголовной ответственности увеличились.

При этом в силу ч. 4 ст. 427 УПК Республики Беларусь суд обязан по каждому уголовному делу частного обвинения разъяснить сторонам возможность примирения. В случае поступления от них заявлений о примирении производство по уголовному делу прекращается.

Помимо этого закон предусматривает возможность прекращения дела, по которому преследование осуществляется в публичном порядке, в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим (ст. 89 УК Республики Беларусь и п. 2 ч. 1 ст. 30 УПК Республики Беларусь).

Норма ст. 30 УПК Республики Беларусь предусматривает, что суд или прокурор вправе прекратить производство по делу и освободить лицо от уголовной ответственность в связи с примирением с потерпевшим. В соответствии с ст. 25 Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – УПК РФ) перечень лиц имеющих такие полномочия шире – это суд, прокурор, следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора.

Для Республики Беларусь сфера применения нормы о прекращении производства по делу в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим ýже, чем для Российской Федерации. В Республике Беларусь по данному основанию могут быть прекращены только уголовные дела о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности. В тоже время в Российской Федерации данный порядок распространяется и на дела о преступлениях небольшой или  средней тяжести (ст. 25 УПК РФ).

В настоящее время, ст. 30 УПК Республики Беларусь и 89 УК Республики Беларусь не указывает каким условиям должно соответствовать примирение.

Значимость общественного интереса по делам публичного обвинения предполагает, что обвиняемый может быть освобожден от уголовной ответственности, только в случае, если права, нарушенные преступлением, восстановлены и, соответственно, в полной мере заглажен вред. В противном случае данную категорию уголовных дел следует отнести к категории дел частного обвинения. С другой стороны, прекращение уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим должно быть стимулом к тому, чтобы жертва преступления получила возмещение вреда, поэтому должно быть обусловлено требованием, чтобы обвиняемый возместил или иным образом загладил причиненный вред.

В связи с этим считаем, что в ст. 89 УК Республики Беларусь необходимо предусмотреть прекращения уголовного преследования по крайней мере в случае если, что обвиняемый возместил или иным образом загладил причиненный преступлением вред.

Вместе с тем одного существования возможности прекратить уголовное дело за примирением обвиняемого с потерпевшим недостаточно.

Существующая практика применения судами ст.89 УК показала, что в Республике Беларусь в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим  прекращается около 1 % оконченных производством уголовных дел (в том числе дел частного обвинения). Основную категорию прекращенных уголовных дел публичного обвинения составляют дела об уклонении родителей от содержания детей (случаи, когда дети находятся на воспитании одного из родителей, а не на государственном обеспечении). Вместе с тем в структуре прекращенных уголовных дел дела, прекращенные по рассматриваемому основанию, составляют  от 40 до 60 %.

По своей сути преступления, прекращенные в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 30 УПК Республики Беларусь, посягают на частные интересы конкретных лиц. Порядок прекращения производства по данным категориям дел идентичен прекращению производства по делам частного обвинения[6].

Таким образом, для уголовного процесса Республики Беларусь характерно так называемое неформальное посредничество, в терминологии указанных выше рекомендаций Совета Европы от 15 сентября 1999 г., которое осуществляется работниками органов уголовной юстиции в ходе их обычной работы. Посредничество оказываемое органом, ведущим уголовный процесс, не урегулировано какими-то либо нормами права, основано на их жизненном опыте и опыте практической деятельности.

Нельзя не признать за судом, прокурором право прекращать дела за примирением. Многие специалисты могут умело разрешить в таком порядке конфликт, но не исключены пристрастность и злоупотребления. Нельзя исключать возможности формализма со стороны органа, ведущего уголовный процесс, при принятии решения о примирении сторон. Кроме того, такой способ даже позволяет рационализировать работу системы уголовной юстиции, однако помочь преодолеть конфликт, вызванный преступлением, он вряд ли может. Только в организованных формах примирительных процедур не нарушается принцип неотвратимости наказания, т. к. преступник не избегает ответственности, а претерпевает определенные страдания, ограничения. Также в ходе таких процедур восстанавливается социальная справедливость.

Необходима разработка институтов, которые будут заниматься проведением примирительных процедур, регламента их проведения. Кроме того, необходимо законодательное согласование действия механизмов традиционного правосудия и механизмов примирения. На сегодняшний момент, это вопрос будущего. Как справедливо констатирует Л. Л. Зайцева, в Беларуси нет достаточного количества независимых медиаторов посредников: как конкретных специалистов, так и соответствующих государственных и общественных организаций[7].

Для изменения указанного положения, прежде всего, в сфере уголовной юстиции, представляется, необходимо осознание правоприменителями того факта, что существует иная система реагирования на совершенное преступление, что конфликт, вызванный преступлением, может быть урегулирован с помощью работы психолога. Следует указать, что некоторые подвижки в данном направлении уже существуют. Так, практические работники в Республике Беларусь признают, что при производстве по уголовному делу сторонам необходима психологическая помощь.

Основная сфера применения восстановительного правосудия – это производство по делам о преступлениях несовершеннолетних. В Республике Беларусь именно в сфере ювенальной юстиции предполагается ввести неофициальные способы урегулирования конфликта.

В Республике Беларусь в 2003 году был подготовлен проект Концепции ювенальной юстиции. В соответствии с п. 3.2 Концепции принципами ювенальной юстиции является, в том числе и приоритет восстановительного подхода при осуществлении социально-реабилитационной деятельности в отношении детей[8].

В соответствии с Концепцией создаются система ювенальных судов и при них институт социальных работников, которые и будут осуществлять функцию посредничества. При этом региональные органы Комитета по охране детства и прав несовершеннолетних (центрального государственного органа, который, как предполагается, будет определять государственную политику в области защиты прав детей) будут реализовывать реабилитационные и примирительно-восстановительные программы в отношении несовершеннолетних.

Нельзя не упомянуть, что в Республике Беларусь был осуществлен Проект под эгидой ЮНИСЕФ «Знания, отношения и практика специалистов и детей, вовлеченных в систему ювенальной юстиции», которые разработали рекомендации по совершенствованию законодательства на основании указанной Концепции ювенальной юстиции[9]. Так, эксперт данного проекта Л. Л. Зайцева выдвигает проект порядка рассмотрения конфликта посредником и внедрения примирительных процедур в систему уголовного судопроизводства[10]. Предложения по необходимому изменению и дополнению Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Республики Беларусь сделаны также профессором В. М. Хомичем[11].

В 2002-2003 гг. в Беларуси под эгидой Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) началась реализация экспериментального проекта «Разработка и апробация в Октябрьском районе г. Минска модели профилактики правонарушений и безнадзорности детей на основе внедрения восстановительных подходов». Данный проект показал хорошие результаты, но он не затронул собственно производства по уголовным делам, т. к. был реализован в рамках деятельности комиссии по делам несовершеннолетних[12].

Указанные проекты основа для будущих рациональных законодательных изменений, направленных на введение ювенальной юстиции.

Восстановительное правосудие представляется в дальнейшем возможно внедрить и вне рамок ювенальной юстиции. На наш взгляд, обеспечить это возможно благодаря деятельности специалистов территориальных центров социального обслуживания населения, которые занимаются помимо прочего и оказанием психологической помощи населению.

Следовательно, необходимо закрепить на законодательном уровне институт посредников и внедрить его на практике для того, чтобы освобождение от уголовной ответственности по ст. 89 УК Республики Беларусь достигало своих истинных целей. Кроме того, процесс рассмотрения споров посредником, порядок его проведения, представляется, должен быть урегулирован на уровне закона.

Таким образом, реализация таких непременных задач восстановительного правосудия как возмещение вреда, причиненного потерпевшему, восстановление социальных связей, нарушенных совершенным преступлением, невозможна без действия неофициальных механизмов урегулирования споров в сфере уголовной юстиции – программ примирения.





[1] Работа судов Республики Беларусь в первом полугодии 2004 года // Юстиция Беларуси. –2004. – № 6. – С. 16.
[2] Девиантность и социальный контроль в России (XIX – XX вв.): Тенденции и социологическое осмысление/ Я. Гилинский, В. Афанасьев, Н. Бараева и др.; Отв. ред. Я.И. Гилинский; Рос. акад. наук, Социол. ин-т. – СПб., 2000. – С. 365.
[3] Международные акты о правах человека: Сб. док. / Сост.: В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева. – М., 2002. – С. 169–171.
[4] Crime and criminal justice in Europe. – Strasbourg, 2001. – P. 44–46.
[5] Вестник восстановительной юстиции. – 2001. – № 2. – С. 86–103.
[6] Следует указать, что практика уголовной юстиции Российской Федерации иная. Как свидетельствуют некоторые авторы в последние два-три года практика пошла по тому пути, что до 30 % уголовных дел, поступающих в суды, прекращаются производством и в подавляющем большинстве на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон. Вместе с тем и в Российской Федерации, как и в Республике Беларусь, прекращение уголовного дела осуществляется на уровне неофициального посредничества. См.: Багмет, А. Прекращение уголовных дел судом в связи с примирением сторон /А. Багмет // Законность. 2007. – №. 4. – С.38–40.
[7] Зайцева, Л. Л. Восстановительное правосудие – альтернатива уголовному преследованию / Л. Л. Зайцева // Судебная практика в контексте принципов законности и права: сб. науч. тр. / редкол.: В.М. Хомич (гл. ред.) [и др.] – Минск, 2006. – С. 306.
[8] Проект концепции ювенальной юстиции Республики Беларусь // Перспективы создания ювенальной юстиции в Республике Беларусь: сб. ст. и материалов /Под общ. Ред. Г. М. Леоновой. – Минск, 2004. – С. 186–234
[9] Знания, отношения и практика специалистов и детей, вовлеченных в систему ювенальной юстиции: Отчет о выполнении исследовательского проекта / Представительство Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Республике Беларусь, Центр социологических и политических исследований Белорус. гос. ун-та. – Минск, 2005. –  С.114–115.
[10]Зайцева, Л. Л. Восстановительное правосудие – альтернатива уголовному преследованию / Л. Л. Зайцева // Судебная практика в контексте принципов законности и права: сб. науч. тр. / редкол.: В. М. Хомич (гл. ред.) [и др.] – Минск, 2006. – С. 304–306.
[11] Хомич, В. Введение ювенальной юстиции в Республике Беларусь: стандарты и перспективы / В. Хомич // Юстиция Беларуси. – 2005. – № 2. – С. 32
[12] Ананенко, А.А. Опыт внедрения модели профилактики преступлений и безнадзорности несовершеннолетних, основанной на восстановительных подходах / А.А. Ананенко // Перспективы создания ювенальной юстиции в Республике Беларусь: сб. ст. и материалов / Под общ. Ред. Г. М. Леоновой. – Минск, 2004. – С. 148–159.

: 09/10/2007
: 4198
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта