:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

БагаутдиновФ.Н., Ширкин А.И. Незаконный оборот оружия: актуальные проблемы теории и практики



Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
«СТРАТЕГИИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА»
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)





2007, СПб, , , БагаутдиновФ.Н., Ширкин А.И., 
Ф.Н. Багаутдинов,
доктор юридических наук, профессор,
судья Конституционного суда Республики Татарстан,
заведующий кафедрой уголовного права и процесса
Академии социального образования (Казанский социально-юридический институт)

А.И. Ширкин,
аспирант Академии социального образования (Казанский социально-юридический институт)


 

НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ ОРУЖИЯ: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ



Согласно данным статистики и МВД, в России на руках у граждан находится около пяти миллионов единиц огнестрельного оружия (по оценкам экспертов — почти столько же незарегистрированного). Россия занимает девятое место в мире по количеству вооруженного народа: каждый десятый взрослый житель владеет огнестрельным оружием.[1]

Поэтому не случайно незаконный оборот оружия и боеприпасов остается одной из острых проблем, напрямую влияющих на состояние и тенденции развития преступности в стране. Причем количество подобных преступлений возрастает из года в год.

Незаконный оборот оружия – понятие широкое, охватывающее достаточно большое количество различных видов преступлений, связанных напрямую, опосредованно или косвенно с оружием. Причем оно включает в себя не только уголовно-правовой, но и криминологический, криминалистический и иные аспекты.

Из широкого круга вопросов, связанных с незаконным оборотом оружия, полагаем необходимым выделить следующие наиболее актуальные проблемы.

Вопрос о дифференциации уголовной ответственности за указанные преступления остается безусловно актуальной, и в то же время сложно решаемой задачей. Установление при этом каких-либо планок, или так называемых нижних и верхних порогов (например, за пять патронов мы освобождаем от уголовной ответственности, а за 20 наказываем), вряд ли будет обоснованным и справедливым.

На наш взгляд, введение в статью 222 Уголовного кодекса РФ дополнительных квалифицирующих признаков отчасти решило бы эту проблему. Например, речь идет о случаях, когда наряду с оружием незаконно приобретаются и специальные приспособления. Несомненно, что приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение вместе с оружием специальных предметов и приспособлений (глушитель, оптический прицел и др.) предполагают совершенно иной умысел в приобретении такого оружия и специальных приспособлений к нему. Как правило, такие приспособления необходимы для совершения противоправных действий в отношении иных лиц.

Однако судебная практика не учитывает данного обстоятельства. В результате преступник, носящий пистолет с глушителем, может получить такой же условный срок, как и 17-летний паренек, который в детстве на стройке нашел 5 патронов. Так, например, гражданин К., имеющий погашенную судимость, был осужден условно на два года и шесть месяцев за незаконное хранение пистолета с глушителем.[2] А гражданин С., ранее не судимый, был осужден за незаконное хранение боеприпасов, а именно 5 спортивно-охотничьих патронов, сроком на один год условно[3].

Несомненно, что в первом случае общественная опасность преступления значительно выше, чем во втором. Тем не менее в обоих случаях наказание было условным. Мы, конечно же, понимаем, что приговор суда зависит от многих факторов и обстоятельств, связанных с личностью преступника, обстановкой совершенного преступления, и т.д., но явная противоречивость назначенных наказаний в указанных выше случаях налицо.

Поэтому часть вторую статьи 222 Уголовного кодекса РФ следует дополнить квалифицирующим признаком, а именно: незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия совместно со специальными приспособлениями для бесшумной стрельбы, прицелами (прицельными комплексами), приборами ночного видения, и т.д., за исключением прицелов для охоты.

Другой квалифицирующий признак должен учитывать количество оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств. Сегодняшняя редакция статьи 222 УК РФ не выделяет совершение данного преступления в крупных и особо крупных размерах. В результате получается, что можно получить одно и то же наказание за хранение и нескольких патронов, и нескольких ящиков с боеприпасами, и т.д. Этот квалифицирующий признак целесообразно предусмотреть в части второй статьи 222 УК РФ.

Незаконные действия с оружием, в том числе приобретение, передача, сбыт, хранение, ношение, перевозка, совершенные, например, в тех регионах, где проходят боевые, военные действия, либо проводятся контртеррористические операции (в той же Чечне, Ингушетии и т.д.), представляют значительно большую общественную опасность, нежели совершение этих же преступлений в так называемых мирных регионах. Продажа, передача, сбыт оружия боевикам, бандитам, членам организованных преступных формирований должны наказываться намного строже, чем в других аналогичных случаях. И соответствующий квалифицирующий признак был бы вполне уместен в части третьей статьи 222 Уголовного кодекса РФ.

Введение в статью 222 УК РФ этих и иных квалифицирующих признаков позволит реально обеспечить дифференциацию уголовной ответственности за незаконный оборот оружия, предоставит новые правовые возможности для эффективной борьбы с этим опасным явлением.

Также хотелось бы подчеркнуть, что при назначении наказания по статье 222 Уголовного кодекса РФ суд имеет ограниченный выбор. Так, по части 1 вышеуказанной статьи (основная часть преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, квалифицируются именно по этой части) предусмотрены следующие виды наказаний: ограничение свободы, арест, лишение свободы и штраф. Арест и ограничение свободы мы исключаем из данного списка, так как необходимые условия для их исполнения ещё не созданы. Вот и остается у суда выбор: либо штрафовать, либо сажать. Этим, скорее всего и объясняется такое большое количество условных осуждений. При этом характеристика личности, либо отсутствие постоянной работы, доходов, собственности не позволяют суду назначить штраф. В то же время общественная опасность содеянного не дает основания применить реальное лишение свободы: например, если у лица нашли 2-3 патрона. Интересно и то, что по изученным нами уголовным делам наказание в виде штрафа было применено судом всего лишь в двух случаях. Поэтому целесообразно включить в санкцию статьи 222 Уголовного кодекса РФ такие виды наказания, как исправительные и обязательные работы.

Новостные сводки информационных агентств пестрят сообщениями о преступлениях, совершаемых с применением взрывных устройств,  сопровождающихся значительным числом жертв и разрушениями. Взрывные устройства становятся и орудием терактов. С учетом распространенности, большой общественной опасности данные преступления заслуживают особого внимания.

Изучение судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 222 Уголовного кодекса РФ, говорит об отсутствии единообразия в подходе судов  по отнесению ручных гранат и их частей к боеприпасам или взрывным устройствам.

В соответствии с пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5 от 12 марта 2002 года «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» под боеприпасами следует понимать предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание. При этом к категории боеприпасов относятся артиллерийские снаряды и мины, военно-инженерные подрывные заряды и мины, ручные и реактивные противотанковые гранаты, боевые ракеты, авиабомбы и т.п., независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва, предназначенные для поражения целей, а также все виды патронов к огнестрельному оружию, независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом.

Отнесение ручных гранат к боеприпасам вызывает определенные вопросы: во-первых, ручные гранаты не являются боеприпасом ни к одному оружию, а во-вторых, по своему действию и конструкции они больше подпадают под определение взрывного устройства.

Кроме этого, в соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об оружии» под оружием следует понимать устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Граната также предназначена для поражения живой или иной цели и вполне вписывается в данное определение.

В судебной практике имеются примеры, когда суд определяет ручные гранаты и как взрывное устройство, и как боеприпас. Интерес представляет в этой связи постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 20 сентября 2006 года № 507п06 по делу Т., который был осужден Белгородским областным судом, в том числе и за незаконное приобретение, перевозку, хранение и ношение боеприпасов. Осужденный совершил убийство путем подрыва ручной гранаты РГД-5. В постановлении Президиума указывается, что обвиняемый совершил убийство путем подрыва взрывного устройства – ручных гранат, а далее указывается, что виновный приобрел гранаты РГД-5, являющиеся боеприпасами. Как видим, неточность допускает и высшая судебная инстанция страны.

В этой связи выявляется достаточно серьёзная и опасная нестыковка двух статей — 222 и 212. Статья 212 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за «организацию массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти». Отметим, что в данной статье нет упоминания о боеприпасах. Таким образом, если при массовых беспорядках были применены ручные гранаты, ответственность наступит только за незаконный оборот боеприпасов по статье 222 УК РФ, которая значительно мягче, чем статья 212 УК РФ.

То же самое может произойти и при совершении лицом хулиганства с применением или угрозой применения ручной гранаты (статья 213 Уголовного кодекса РФ). Существующая редакция этой статьи говорит о совершении хулиганства с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. При понимании гранаты как боеприпаса неизбежно возникают спорные вопросы при квалификации преступления.

Таким же образом сформулированы составы статей: 162 (ч. 2 — разбой с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия); 126 (ч. 2, пункт «г» — похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия); 127 (ч. 2, пункт «г» — незаконное лишение свободы с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия), 211 (ч. 2, пункт «г» — угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия), и т.д.

Все вышеперечисленные преступления могут быть совершены и с применением ручной гранаты, которая, как уже было отмечено, оружием или взрывным устройством не признается, а считается лишь боеприпасом.

Есть ли разница между различными видами боеприпасов? Безусловно, и достаточно серьезная. Например, как можно поставить в один ряд патроны к пистолету или автомату и ручную гранату? Патроны без пистолета или автомата не выстрелят и сами по себе не могут причинить вреда. Ручная граната — это оружие прямого действия. Её можно привести в действие без каких-либо затруднений — выдернул чеку и бросил. Как и при выстреле из огнестрельного оружия — нажал на курок. То есть нет особой разницы между гранатой и огнестрельным оружием в плане возможности их применении.

И соответственно: что является более опасным — ношение, хранение нескольких патронов или ручной гранаты? Любой здравомыслящий человек ответит: гранаты. Тем не менее закон объединяет в рамках одной и той же статьи (222 Уголовного кодекса РФ) совершенно разные по степени общественной опасности действия.

В свете всего вышесказанного, на наш взгляд, ручные гранаты следует отнести к огнестрельному оружию или к взрывным устройствам. И далее: так как взрывные устройства имеют более высокую поражающую способность, приводят, как правило, к большему числу жертв, и, следовательно, имеют большую общественную опасность, необходимо дифференцировать ответственность за незаконный оборот оружия. При этом взрывчатые вещества и взрывные устройства следует выделить из статьи 222 УК РФ и уголовную ответственность за незаконные действия с ними предусмотреть в самостоятельной статье Уголовного кодекса РФ. Причем такая уголовная ответственность должна быть более строгой.





[1] Нож приравняют к стволу // Российская газета. 18 сентября 2007 года.

[2] См.: Архив Московского районного суда г. Казани дело № 1-39/05.

[3] См.: Архив Московского районного суда г. Казани дело № 1-452/05.


: 09/10/2007
: 3821
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта