:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



12.00.09
Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность

Особый порядок судебного разбирательства, предусмотренный главой 40 УПК РФ: проблемы нормативного регулирования и дальнейшего развития
Смолин Андрей Геннадьевич



Особый порядок судебного разбирательства, предусмотренный главой 40 УПК РФ: проблемы нормативного регулирования и дальнейшего развития



Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика

и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук





Нижний Новгород – 2005







Работа выполнена на кафедре уголовного процесса Нижегородской академии МВД России.



Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент

Александров Александр Сергеевич



Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Ковтун Николай Николаевич;

кандидат юридических наук, доцент

Смирнов Сергей Владимирович



Ведущая организация: Барнаульский юридический

институт МВД России



Защита состоится 9 февраля 2006 года в 9 часов на заседании диссертационного совета Д-203.009.01 при Нижегородской академии МВД России по адресу: 603600, Н. Новгород, ГСП-268, Анкудиновское шоссе, 3. Зал ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородской академии МВД России.

Автореферат разослан 27 декабря 2005 года.





Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Миловидова М.А.



2005, Н. Новгород, , , Смолин Андрей Геннадьевич, 


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Появление правового института, предусмотренного главой 40 УПК РФ, стало одним из главных и вместе с тем спорных событий судебной реформы. Дискуссиями сопровождается и сегодняшнее существование данного института. Различные толкования текста главы 40 УПК РФ, теоретические споры о правовой сущности нового процессуального явления обусловлены непростым переходом к «постинквизиционному» уголовному судопроизводству, поисками стратегии уголовной политики, адекватной сложившимся реалиям.
Вызов со стороны преступности в виде все более изощренных ее проявлений; не вполне внятная административная реформа, затрагивающая и обвинительную власть государства; не всегда продуманные изменения уголовно-процессуального законодательства; достаточно низкий уровень правовой культуры населения и правоприменителей – все это создает сложную обстановку в сфере борьбы с преступными проявлениями, защиты прав и законных интересов российских граждан.
Уровень состязательности процесса, гарантии правозащиты личности, достигнутые за последние годы, пересмотру не подлежат. Но можно и нужно совершенствовать уголовно-процессуальные формы реализации обвинительной деятельности государства. Рассматриваемый правовой институт, безусловно, может стать такой формой, если ему придать черты «сделки о признании». В таком виде, на наш взгляд, он может превратиться в эффективный правовой механизм разрешения уголовно-правовых споров. С его помощью можно будет переломить сложившуюся криминогенную ситуацию в положительную сторону. Посредством данного уголовно-процессуального института защита прав и свобод граждан может и должна совмещаться с выгодной для общества экономией сил и средств государственных органов уголовного преследования и правосудия. Поэтому необходимо совершенствовать правовой механизм, предусмотренный нормами главы 40 УПК РФ, а самое главное – расширять его использование, в том числе для борьбы против наиболее опасных форм преступных проявлений – организованной преступности, терроризма.
Между тем пока потенциал нового процессуального инструмента задействован плохо. Не используется стимулирующая роль, которую он смог бы играть, если бы «способствование» раскрытию преступления стало комплектным элементом «договора о признании уголовного иска», в связи с совершением преступления любой тяжести. Мы видим опасность выхолащивания из института, предусмотренного главой 40 УПК РФ, сути «сделки о признании уголовного иска». Если «особый порядок» обрастет формальностями, он превратится в обычную судебную форму, в лишенный ценности придаток механизма уголовного судопроизводства по «перевариванию» дел о малозначительных преступлениях.
Правоприменительная практика выявила некоторые узкие места в применении главы 40 УПК РФ, однако это не повод для отказа от дальнейшего развития анализируемого института. Обвинительная власть правового государства вправе реализовывать только такие средства и формы уголовного преследования, которые являются допустимыми (и в плане экономии материальных и интеллектуальных затрат, и в плане экономии репрессивных мер, ограничивающих права и свободы человека и гражданина) с точки зрения гражданского общества. Нелегкое объяснение правовой природы оснований и условий «сделки о признании», разработка оптимальных форм, порядков, в которых надлежит заключать эту «сделку», должно строиться на признании незыблемости конституционного положения о приоритете прав и свобод человека и гражданина и эффективного сдерживания, контроля преступности.
Степень разработанности проблемы. В числе наиболее значимых работ, посвященных данной проблематике, необходимо назвать труды А.С. Александрова, Х.Д. Аликперова, В.Н. Ананьева, А. Анненкова, Д.П. Великого, Л.В. Головко, С. Додонова, Н. Дубовик, О.В. Качаловой, Ю.В. Кореневского, В.Б. Лазаревой, В. Махова, С.Д. Милицина, П. Михайлова, С.А. Новикова, А.К. Рыбалова, С.А. Пашина, И.Л. Петрухина, М. Пешкова, С.С. Пономаренко, Т.В. Трубниковой, А. Халикова, А.Г. Халиулина и многих других.
Тем не менее, юридической науке предстоит решить еще много проблем, порождаемых необходимостью совершенствования процедуры разрешения уголовно-правовых споров, предусмотренной главой 40 УПК РФ, расширения пределов ее применения.
Объектом исследования являются закономерности, складывающиеся в сфере реализации компетентными государственными органами обвинительной власти и судами полномочий по применению норм, регулирующих досудебную подготовку к проведению и проведение особого порядка судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением; порождаемые этими закономерностями общественные отношения.
Предметом исследования являются уголовно-процессуальные нормы, регулирующие деятельность органов предварительного расследования, прокуроров и судов по применению уголовно-процессуальных норм, регулирующих особый порядок судебного разбирательства; практика реализации этих уголовно-процессуальных норм; социальные, теоретические, идеологические предпосылки для разрешения существующих проблем по совершенствованию правового института «соглашение о признании».
Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является обоснование идеи о том, что договорной, компромиссный способ разрешения уголовно-правовых споров должен стать основным способом разрешения уголовных дел, при котором должны быть гарантированно защищены как частный, так и публичный интересы. Достижение этой цели предполагает расширение пределов применения и оптимизацию особого порядка производства по уголовному делу, предусмотренного главой 40 УПК РФ; развитие данного института в комплексе с другими родственными ему процессуальными феноменами, такими как упрощение и дифференциация форм досудебного производства по уголовному делу, применение альтернативы уголовному преследованию в виде медиационных форм – все это обновило бы стратегию уголовной политики, способствовало бы приведению отечественного уголовно-процессуального и уголовного законодательства в соответствие с мировыми стандартами, повысило бы эффективность деятельности правоохранительных органов. Указанная генеральная цель обусловила постановку следующих основных задач:
– провести сравнительный анализ существующих в науке подходов к пониманию правового института, предусмотренного главой 40 УПК РФ;
– объяснить юридическую природу обвинения через категорию «уголовный иск»;
– идеологически обосновать трактовку правового института, предусмотренного главой 40 УПК РФ, как русской разновидности «сделки о признании уголовного иска»;
– рассмотреть «сделку о признании» в свете категории «договор»;
– предложить новое понимание материального основания заключения «сделки о признании» в ходе досудебного производства по уголовному делу;
– объяснить предпосылку для утверждения судом соглашения сторон относительно предмета и оснований признаваемого обвинения;
– исследовать условия проведения особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного главой 40 УПК РФ;
– проанализировать характер правомочий сторон и суда при особом производстве;
– осмыслить юридические свойства решения, принимаемого судом при особом производстве;
– наметить перспективы развития института «сделки о признании» в контексте дискутируемых в науке точек зрения и сделать предложения de legе ferenda.
Методологическую базу диссертационного исследования составил диалектический метод. При решении поставленных задач использовались частнонаучные методы: формально-логический, системно-структурный, конкретно-социологический, сравнительно-правовой, статистический и другие. Методологическое значение для исследования имела концепция «судебного права».
Теоретической базой исследования послужили фундаментальные разработки науки теории права, уголовно-процессуального и уголовного права, криминалистики. Непосредственными источниками информации по теме исследования были монографии, учебные пособия, лекции, научные статьи, доклады и другие опубликованные материалы, отражающие те или иные стороны объекта и предмета исследования.
Нормативную базу исследования составили Конституция РФ, УПК РФ, УК РФ, иные законодательные акты, а также акты Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, имеющие отношение к предмету исследования.
Эмпирической базой исследования являются материалы 316 уголовных дел, расследованных следственными подразделениями МВД и Прокуратуры Республики Мордовии, ГУВД и Прокуратуры Нижегородской области и рассмотренных судами в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ. В ходе работы над диссертацией было проведено анкетирование более двухсот судей, адвокатов и прокурорско-следственных работников.
Научная новизна диссертации определяется новизной нормативного материала, подвергшегося научному исследованию с позиции, сочетающей в себе принципиальные положения современной отечественной и зарубежной науки уголовного процесса, основополагающие положения концепции судебной реформы, нормы уголовно-процессуального права, Конституции РФ, общепризнанные положения и принципы международного права. В работе впервые делается попытка объяснить сущность и назначение правового института «сделка о признании» в свете таких категорий, как: «обвинительная власть», «уголовный иск», «целесообразность», «диспозитивность», «правомочия сторон по определению предмета, объема, оснований уголовного иска», «сделка», «мировое соглашение», «предоставление иммунитета от уголовного преследования, полностью или частично». Дается оригинальная трактовка следующим процессуальным понятиям: «условия сделки о признании», «основание сделки о признании», а также проводятся их взаимосвязи с общеправовой категорией «сделка».
О научной новизне исследования свидетельствуют основные положения, выносимые на защиту:
1. Правовой институт, предусмотренный главой 40 УПК РФ, есть «соглашение о признании защитой уголовного иска»; это «договор-сделка о признании уголовного иска». Основания и предмет уголовного иска могут быть согласовываемы сторонами.
2. Правовая сущность института, предусмотренного главой 40 УПК РФ, вытекает из межотраслевого понятия сделки, основные признаки которой определены в главе 9 ГК РФ, а также родственного ему понятия «мировое соглашение» (ст. 39 ГПК РФ).
3. Назначение института «сделка о признании» состоит в разрешении уголовно-правового спора на взаимоприемлемых для сторон в деле (а в широком контексте – для общества и частных лиц, заинтересованных в исходе дела) условиях.
4. Прокурор при заключении «соглашения о признании» с обвиняемым вправе исключить из обвинения отдельные эпизоды или квалифицирующие признаки, отказаться частично от обвинения лица в совершении преступления, перейти на более мягкое обвинение, в обмен на оказание обвиняемым «способствования» органам уголовного преследования в раскрытии преступления. Главным для обвинительной власти в лице прокуратуры при достижении соглашения со стороной защиты является обеспечение конкретных прав и свобод личности, приоритетных публичных ценностей, а не достижение абстрактно понимаемой законности и неотвратимости ответственности за каждое преступление, поэтому прагматические соображения эффективности, целесообразности, но одновременно, и справедливости (а не «объективная истина») должны составлять идеологию данного института.
5. Заключение «сделки о признании» и утверждение ее судом есть одна из альтернативных форм реализации уголовного преследования и возмещения преступного вреда, а также способ установления судебной истины и разрешения уголовного дела.
6. Диспозитивность является принципом уголовного процесса и нуждается в законодательном закреплении. Стороны в уголовном деле обладают диспозитивными процессуальными правами, поэтому часть 4 статьи 15 УПК РФ надо дополнить следующим положением: «Стороны вправе свободно распоряжаться своими процессуальными правами в своих интересах».
7. В главе 2 следует закрепить в качестве принципа уголовного судопроизводства принцип целесообразности. Принцип целесообразности – это допускаемая законом свобода правоусмотрения представителя обвинительной власти предпринять то или иное процессуальное действие (оперативно-разыскное мероприятие), использовать то или иное полномочие, руководствуясь соображениями эффективности, экономии при выборе правовых средств для защиты общественного блага, правопорядка и прав личности; в том числе прибегнуть к альтернативным способам восстановления нарушенных преступлением правоотношений, вместо реализации уголовного преследования. Данный принцип призван идеологически оправдать внедрение правовых средств и форм, направленных на ускорение производства по делу, экономию общественных ресурсов, повышение эффективности процесса. Предлагается ввести в УПК РФ статью 7-1 следующего содержания: «1. Прокуратура, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, полномочна разрешать вопрос о целесообразности как привлечения к уголовному преследованию лица, подозреваемого в совершении преступления, так дальнейшего продолжения уголовного преследования обвиняемого, ввиду отсутствия необходимости привлечения его к уголовной ответственности и применения наказания.
2. Прокуратура полномочна предоставить иммунитет от уголовного преследования всякому лицу, обвиняемому в совершении преступление, если это диктуется необходимостью защиты конституционного строя и правопорядка, а также прав и свобод граждан».
8. Генерального прокурора РФ и его заместителей следует наделить правом заключать «сделки о признании» по любому обвинению, а также предоставлять иммунитет от уголовного преследования лицу, обвиняемому в совершении преступления любой тяжести, в случае, если это необходимо для защиты общественного интереса, конституционного строя и правопорядка и не нарушает прав и законных интересов других лиц.
9. Прокурора субъекта Федерации наделить аналогичными полномочиями по заключению «сделки о признании уголовного иска» и по освобождению от уголовного преследования за совершение любого преступления, совершенного на территории соответствующего субъекта Федерации, по согласованию с заместителем Генерального прокурора по тому федеральному округу, в который входит данный субъект Федерации.
10. Районных, городских и приравненных к ним прокуроров наделить полномочиями по заключению «сделки о признании» обвинения в совершении преступления, за которое предусмотрено максимальное наказание до 5 лет лишения свободы, и освобождению от уголовного преследования любого лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой и средней тяжести.
11. Потерпевшему должно быть предоставлено право участвовать в разработке условий заключения «сделки о признании», включая объем обвинения, квалификацию инкриминируемого обвиняемому преступления.
12. Потерпевший вправе самостоятельно инициировать перед судом вопрос о заключении с обвиняемым «сделки о признании» по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, даже если прокуратура выступает против этого; не дает согласия на прекращение дела по основаниям, предусмотренным статьями 25, 28 УПК РФ.
13. Должны быть сняты ограничения, содержащиеся в части 1 статьи 314 УПК РФ: особый порядок должен применяться по любому делу, при выдвижении обвинения в совершении преступления любой тяжести. Часть 1 статьи 314 УПК РФ следует изложить в следующей редакции: «Обвиняемый вправе заключить со стороной обвинения соглашение о признании своей вины в инкриминируемом ему преступлении. Стороны вправе ходатайствовать перед судом о постановлении обвинительного приговора без проведения дальнейшего производства по делу».
14. Стороны вправе заявить ходатайство о вынесении обвинительного приговора в особом порядке, установленном главой 40 УПК РФ, одновременно с предъявлением обвинения, последнее же должно производиться в судебном порядке.
15. Необходимо предусмотреть новый порядок разрешения судом ходатайства сторон о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Суть его должна заключаться в таких моментах: а) совместное ходатайство об этом сторон направляется в суд по подсудности; б) судья единолично в присутствии сторон рассматривает его, принимает к производству и при отсутствии нарушений уголовно-процессуального закона немедленно выносит обвинительный приговор и назначает наказание, требуемое обвинителем, но, во всяком случае, не превышающее две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за данное преступление.
16. Суд не вправе входить в рассмотрение вопроса о том, насколько обосновано обвинение, насколько подтверждается доказательствами его объем и квалификация преступления, но только проверяет соблюдение сторонами обязательных условий заключения «сделки о признании», и в случае установления существенных нарушений уголовно-процессуального закона отказывает в удовлетворении ходатайства о проведении особого порядка судебного разбирательства и переходит на обычный режим судебного разбирательства.
Теоретические разработки автора вносят свой вклад в развитие теории процессуальной науки и содействуют решению ряда дискуссионных проблем, связанных с пониманием сущности, назначения и перспектив развития правового института, предусмотренного главой 40 УПК РФ.
Практическая значимость диссертационных результатов состоит в выработке рекомендаций по совершенствованию анализируемого уголовно-процессуального института, а также практики его применения. Кроме того, содержащиеся в диссертации положения и выводы могут быть использованы в лекционных курсах, а также при составлении учебных программ и спецкурсов в высших учебных заведениях.
Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и списка литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава первая «Понятие, сущность и принципы института, регламентированного главой 40 УПК РФ» включает в себя три параграфа, в которых раскрывается правовая сущность института, предусмотренного главой 40 УПК РФ, как явления, производного от родового понятия «договор-сделка».
В первом параграфе «Сущность обвинения – уголовный иск» подвергается анализу понятие «обвинение», ибо именно с его признанием законодатель увязывает саму возможность применения особого порядка судебного разбирательства. На основании тезиса об обвинении как уголовном иске автор приходит к выводу, что «сделка о признании иска» может быть элементом уголовного правосудия.
Исковой способ производства является универсальным для состязательной формы правосудия. Иск – это публично-правовой инструмент, которым приводится в движение производство по делу, это своего рода «стартер» состязательного (искового) механизма судопроизводства. Обвинение есть уголовный иск, предъявленный обвинительной властью к суду, о признании виновным в совершении преступления обвиняемого и (эвентуально) о назначении ему меры уголовной ответственности, предусмотренной УК РФ. Обращение обвинителя в суд с уголовным иском есть реализация уголовно-процессуального правопритязания обвинительной власти к уголовному суду на вынесение правосудного решения с целью защиты публичного и частного интересов. Выдвижением и предъявлением уголовного иска завязывается основное уголовно-процессуальное отношение между государством и обвиняемым, которое является проекцией материального уголовно-правового отношения, последнее же конституируется в результате вступления в законную силу обвинительного приговора суда.
Исковое право предполагает наличие у правомочного процессуального лица возможности по распоряжению этим правом.
В этой части работы исследуются элементы уголовного иска, в том числе предмет, основания, предпосылка, право, условия предъявления и удовлетворения уголовного иска. В предмет уголовного иска входит утверждение о виновности обвиняемого в совершении преступления и адресованное суду требование применить уголовный закон к лицу, признанному виновным. Предмет иска является предметом уголовно-правового спора. И он же может быть предметом соглашения сторон. Признание иска, как и достижение договоренности сторон о предмете, объеме, основаниях уголовного иска, составляет основу правового института «сделки о признании».
Фактической основой заключения «сделки о признании» являются собранные и представленные сторонами доказательства, которыми стороны вправе распоряжаться для выработки консенсуса относительно того, что может считаться доказанным по делу фактом. Материальной предпосылкой заключения «сделки о признании» является совершение обвиняемым преступления, в котором он признает себя виновным. Условия «сделки о признании» – это те предусмотренные уголовно-процессуальным законом обстоятельства или обстоятельства, предусмотренные договором сторон, при наличии которых становится возможным вынесение судом обвинительного приговора в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.
Распоряжение публичным правопритязанием на иск и другими процессуальными правами осуществляется обвинителем в форме пользования этим правом или отказа (полного или частичного) от использования. Правом на заключение «сделки о признании» с обвиняемым со стороны обвинения обладает прокурор. Очевидно, распоряжение правом на уголовный иск в абсолютном виде может реализовываться обвинительной властью в лице ее главы – Генерального прокурора РФ. В работе предлагается предусмотреть в УПК полномочия прокуроров на заключение «сделок о признании» с обвиняемым, вплоть до предоставления иммунитета от уголовного преследования.
Заключение «сделки о признании» обвиняемым вины по предъявленному обвинению с последующим вынесением на этой основе обвинительного приговора суда есть специфическая форма реализации уголовного преследования. Процедуры, построенные на примирении, компромиссе должны стать одним из важнейших инструментов уголовной политики государства. Компромисс, а его формой может считаться уголовно-процессуальная сделка о признании обвинения, выражается во взаимных уступках сторон, где государство в лице обвинительной власти полностью или частично отказывается от использования карательных мер, а лицо, совершившее преступление, совершает общественно полезные посткриминальные действия, направленные на устранение последствий уголовно-правового конфликта.
В параграфе втором «“Сделка-договор” – родовое понятие для правового института, предусмотренного главой 40 УПК РФ» для квалификации отношений между государством и обвиняемым производится перенос в уголовно-правовую область таких категорий, как «договор», «сделка», «признание обязательства», «соглашение» и ряда других. Постулируется их универсальность для устройства права и правосудия.
Рассмотрение юридической природы соглашения сторон позволяет объяснить происхождение материально-правовых последствий признания обвиняемым уголовного иска. Центр значения сделки – в материально-правовом компромиссе относительно основания уголовной ответственности. Соглашение сторон относительно обвинения представляет волеизъявление, двустороннюю процессуальную сделку, направленную на то, чтобы разрешить уголовно-правовой спор по существу. Принятие судом решения в особом порядке является завершающим моментом в образовании уголовно-правового отношения между обвиняемым и государством. Предметом признания могут быть фактические обстоятельства, иск, юридические отношения.
Сделка – это действие, направленное на достижение определенного правового результата (эффект). Типичная для того или иного вида сделок цель, ради которой она совершается, называется основанием сделки. Условия действительности сделок представляют собой наличие тех обстоятельств, которые закон считает необходимыми для того, чтобы сделка породила тот результат, на достижение которого была направлена. Целью «сделки о признании уголовного иска» является основывание уголовной ответственности. Сделка заключается в результате согласования позиций сторон относительно оснований, предмета, объема уголовного иска. Признание обвинения на суде может стать основанием возникновения уголовно-правового отношения. Сделка-договор между сторонами дела, будучи подтвержденной обвинительным приговором суда, становится основанием уголовно-правового отношения.
Важнейшим свойством договора-сделки о признании уголовного иска обвиняемым является ее правомерный характер. Суд обязан действовать во имя интересов правосудия, укрепления правопорядка, защиты прав лиц. Он обязан отказать в признании результатов сделки юридически действительными, если соглашение сторон незаконно или нарушает права других лиц, или идет вопреки интересам общества. Однако поверке суда подлежит исключительно формальная правильность заключения сделки и исключительно в связи с заявлением причастного к делу участника. Входить в проверку основательности сделки, как и правомерности намерений сторон, суд по своей инициативе не должен. Гарантией того, что договор-сделка о признании уголовного иска не будет употреблен против общества, является участие в качестве одной из сторон дела прокурора.
Правовой институт, предусмотренный главой 40 УПК РФ, должен стать не исключительной, а обычной, самой распространенной формой реализации государственного уголовного преследования по делам публичного и частнопубличного обвинения. Это радикальным образом ускорило бы уголовное судопроизводства и позволило бы сократить как судебный, так и следственный аппарат.
Параграф третий «Правовые идеи, определяющие сущность сделки о признании уголовного иска» посвящен анализу устоев института «сделка о признании уголовного иска». Исходя из аксиомы о единстве системы принципов для судебного права, искового производства подводится идеологическая база под «сделку о признании уголовного иска».
Правовая сущность уголовного иска и «сделки о признании уголовного иска» определяется принципами: «судебная истина», «презумпция невиновности», «диспозитивность», «целесообразность». Вместе с таким принципами, как «законность», «публичность», они, в диалектическом взаимодействии, позволяют уяснить перспективу развития института, закрепленного в главе 40 УПК РФ.
Если состязательность определяет внутреннюю организацию процесса, то диспозитивность – его движущую силу. Субъект диспозитивности – истец вправе отказаться от иска, заключить с ответчиком мировое соглашение, изменить предмет, объем и основания иска, признать заявления или возражения противной стороны, а также приводить доказательства или не приводить таковых, обжаловать решение суда или нет и т. п.1
Именно свободное распоряжение правом на уголовный иск и производными от него процессуальными правами является способом развития состязательного процесса. Прокурор в деле является субъектом права на уголовный иск (уголовное преследование). Распоряжение прокурором материальным правом на иск возможно в виде уступок защите по предмету, объему, основаниям иска и прочим пунктам, в обмен на содействие обвиняемого в раскрытии преступлений, заглаживание им вреда и т. п. Процессуальные акты прокурора и стороны защиты в форме двусторонней сделки о признании иска, так же как и односторонний полный или частичный отказ обвинителя от уголовного преследования (и предоставления иммунитета от уголовного преследования), направлены на порождение материально-правовых последствий.
Некоторые акты сторон нуждаются в санкционировании суда. Прежде всего, подлежат санкционированию акты распоряжения материальными правами. Именно к таковым относится признание уголовного иска обвиняемым – ответчиком по уголовному иску. Очевидно, обвинительный приговор суда является именно таким санкционированием, после которого процессуальная сделка приобретает юридическую силу, чтобы породить уголовно-правовое отношение. Соблюдение требований УПК к условиям заключения сделки и проведению особого производства влечет за собою решение об удовлетворении иска судом.
Основное правило презумпции невиновности заключается в распределении бремени доказывания между сторонами. Сторона может воспользоваться правом на доказывание своего утверждения, а может не использовать его. В последнем случае она несет неблагоприятные последствия в виде опровержения своего утверждения. Обвинитель, не осуществивший право на доказывание уголовного иска, утрачивает свое исковое право. Общее бремя доказывания уголовного иска ложится на орган обвинительной власти, когда он формулирует обвинение и предъявляет его на суде. В состязательном процессе обвинитель имеет возможность распоряжаться этим бременем: отказаться от поддержания обвинения полностью или частично (ч. 5 ст. 37, ч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ). Бремя доказывания по мере развития процесса в силу самой его диалектики неизбежно перемещается от стороны к стороне. Диспозитивность определяет такое основное свойство бремени доказывания, как «распоряжаемость» фактическими основаниями уголовного иска. Признание обвиняемым обвинения означает, помимо всего прочего, снятие бремени доказывания со стороны обвинения. Обвинитель не обязан доказывать уголовный иск перед судом после того, как сторона защиты сняла с него бремя доказывания. Правозащитный потенциал принципа презумпции невиновности проявляется в запрете на поворот в худшую сторону положения подсудимого в ходе особого производства в суде. Презюмируемая «сделкой о признании» обвинения вина подсудимого может быть поставлена судом под сомнение, однако пересмотр обвинения может состояться только в сторону его смягчения.
Из формальной определенности процесса вытекает вывод о формальном характере судебной истины. Судебная истина – это то, что признается за истину судом (по Александрову). Диспозитивность как свобода формирования сторонами доказательственного материала, ограничение активности суда плюс презумпция невиновности ведут к трактовке результата «сделки о признании» как достижения судебной (юридической/формальной) истины. В познавательном плане состязательный уголовный процесс удовлетворяется судебной истиной, истиной договорной по большому счету. Поэтому если соблюдены все условия заключения сделки-договора о признании иска и суд не установил существенных нарушений уголовно-процессуального закона, то им может быть принято за истину то, о чем договорились стороны, включая факт вмененного в вину обвиняемому преступления.
Принцип целесообразности означает допускаемую законом свободу органа обвинительной власти в распоряжении уголовным иском, руководствуясь соображениями пользы, экономии, быстроты, но также общей справедливости и гуманности. Обвинительной власти должно принадлежать право ставить вопрос не только о законности, но и целесообразности уголовного преследования. Прокуратура проводит в жизнь уголовную политику государства – искусство возможного. Поэтому она должна находить компромисс, идти иногда на уступки, чтобы добиваться большего. Наиболее вероятным результатом состязательного процесса бывает взаимоприемлемый для сторон компромисс, оформленный «сделкой о признании уголовного иска», который заключает в себе формальную (судебную) истину.
Глава вторая «Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением: проблемы законодательной техники и перспективы дальнейшего развития» включает два параграфа и посвящена анализу элементов «сделки о признании уголовного иска», предусмотренных действующим законодательством.
В параграфе первом «Основания и условия вынесения судом обвинительного приговора в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением» анализируется используемая законодателем в УПК РФ терминология: «условия», «случай», с учетом смыслов, которые она имеет в гражданско-правовом законодательстве, в том числе и при определении договора, сделки. В контексте статьи 314 УПК РФ «случай» надо понимать не в смысле «событие преступления» (нечто случившееся в прошлом), а causa delicti – состав преступления, или даже causa, как дело, подлежащее судебному разрешению, и одновременно как основание (цель, причина) сделки.
Понятийными рамками «случая» охватывается предпосылка, основание и несколько условий, приведенных в части 1 статьи 314 УПК РФ, которые можно назвать условиями действительности сделки «первой очереди» (по Александрову), они суть и содержательные условия, ибо без них сделка лишена смысла. Совокупность «условий первой очереди» определяет само содержание «сделки о признании уголовного иска». Выполнение сторонами «условий первой очереди» направлено на порождение основания для разрешения уголовного дела судом и установление основания уголовной ответственности. Одним из условий сделки может быть обвинение, которое является «процессуальным» знаменателем, знаком преступления. Материально-правовой элемент, который законодатель имеет в виду, можно обозначить термином «предпосылка».
В статье 314 УПК РФ говорится об «основаниях» во множественном числе, поскольку имеется в виду (1) юридическое основание – «обвинение», а также (2) «фактические основания», то есть те доказательства, которыми обосновывается выдвижение обвинения и которые подтверждают обстоятельства, делающие возможным заключение сделки. Основание (юридическое) – это есть предъявленное лицу обвинение в совершении преступления, за которое наказание не превышает 10 лет лишения свободы. Это и основание, и цель «сделки о признании уголовного иска». Под «основанием», упоминаемым в части 1 статьи 314 УПК РФ, следует понимать обвинение, признать которое согласился обвиняемый. Предмет обвинения, а именно состав вменяемого в вину обвиняемому преступления, при реализации процессуального порядка, установленного УПК РФ (выполнения «условий первой очереди»), образует «юридическое основание» для принятия судом решения в особом порядке.
Надо снять оговорку, что содержится в части 1 статьи 314 УПК РФ, и изложить эту статью в следующей редакции: «Обвиняемый вправе заключить со стороной обвинения соглашение о признании своей вины в инкриминируемом ему преступлении. Стороны вправе ходатайствовать перед судом о постановлении обвинительного приговора без проведения дальнейшего производства по делу».
Прокурор должен исходить из установленного факта совершения обвиняемым преступления. Распоряжение уголовным иском в виде изменения его предмета, объема, оснований может происходить только в пределах установленных фактов совершения обвиняемым преступления, поэтому речь может идти только о смягчении обвинения, улучшении положения обвиняемого.
Следовательно, выдвижение обвинения и признание его защитой с соблюдением условий, предусмотренных частью 1 статьи 314 УПК РФ, образует «causa». Основанием и целью сделки с уголовным иском является материальное право государства на наказание лица, совершившего преступление. Согласно статье 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. Из части 1 статьи 14 УПК РФ следует, что данное основание устанавливается вступившим в законную силу приговором суда. Поскольку исключительно приговором суда это право конституируется, постольку совершение преступления образует только предпосылку для признания за государством этого права. Состав преступления, который образует

: 17/02/2008
: 2707
:
Состязательная деятельность защитника на предварительном следствии.
Законность и типы уголовного процесса
Компенсация морального вреда - мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе:
ОБСТАНОВКА СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПОЛУЧЕНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ О НЕЙ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ ОБВИНЯЕМОГО, КАК ЭЛЕМЕНТ ПРЕДМЕТА ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ОТОБРАЖАЮЩИХ БИОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЙСТВА И ПРИЗНАКИ ЖИВОГО ЛИЦА В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОБВИНЯЕМОГО В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ДОМАШНИЙ АРЕСТ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ ОРГАНАМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта