:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Отдельные статьи

К вопросу об использовании законных средств защиты в российском уголовном судопроизводстве

Конин В.В. К вопросу об использовании законных средств защиты в российском уголовном судопроизводстве. // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата, № 2, с. 49-52.

Реформа российского законодательства, постепенная имплементация в него общепризнанных принципов и норм международного права позволили поднять на новый, достаточно высокий уровень такое субъективное право личности, как право на защиту. Этому же способствовало принятие нового УПК РФ и законодательное закрепление в нем принципа состязательности и равноправия сторон – защиты и обвинения. Вместе с тем, право на защиту не является абсолютным и неограниченным, а следовательно, необходимо поставить заслон на пути злоупотребления правом на защиту.

The reform of Russian legislation, gradual implementation of generally recognized principles and norms of international law have allowed to raise to a new high enough level such a subjective right of the individual as the right to protection. It also facilitate the adoption of new procedural criminal code R.F and securing the principle of equality and competitiveness of defenses and prosecutors. However the right for defense is not absolute and unlimited and therefore it is necessary to put a barrier on the abuse of protection right.



2009, Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата, № 2, с. 49-52, , , Конин Владимир Владимирович



Общество, защищая права и свободы всех вместе и каждого своего члена в отдельности, желая избежать ситуацию, выраженную словами «война всех против всех», установило определенные правила поведения, в том числе и ограничения. Как справедливо заметил И. Петрухин, «Люди «изобрели» власть в интересах управления обществом и его безопасности, согласившись добровольно ей подчиняться».[1] Государство закрепило некоторые установленные обществом ограничения правил поведения в виде правовых норм, при этом установив ответственность за нарушение данных норм поведения. Тем самым, ограничив себя в какой-то части, общество получило возможность жить в безопасности от противоправных посягательств.
В случае нарушения конкретной личностью установленных правовых норм, между обществом и личностью возникает специфический правовой конфликт, содержание которого предусмотрено нормами материального (например, уголовного права), а пути его разрешения предусмотрены нормами процессуального права (в данном случае уголовно-процессуального).
Право на защиту лица от неблагоприятных последствий в случае возникновения специфического правового конфликта с обществом, предусмотрено как нормами международного права, так и нормами российского законодательства.[2] В связи с этим, хочется особо подчеркнуть, что ныне действующая система российского права является открытой, функционально связана с системой международного права, и в первую очередь, с общепризнанными принципами и нормами международного права в области защиты прав человека и основных свобод.
В наиболее полной мере нормы международного права стали имплементироваться в российское законодательство после принятия Конституции России 1993 года, поскольку сама Конституция в определенной мере заимствовала нормы международного права в области прав человека и их защите. Так, например, право на справедливое судебное разбирательство, установленное нормой ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, в определенной мере проявляется в нормах ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ (гарантия судебной защиты и права на обжалование), ч. 1 ст. 123 Конституции РФ (открытость судебного разбирательства). Положения статьи 13 Европейской конвенции нашли свое отражение в статье 48 Конституции РФ (право каждого на квалифицированную юридическую помощь, в том числе и бесплатную, в случаях, указанных в законе).
Гарантированная Конституцией РФ защита прав и свобод человека и гражданина означает, что общество берет на себя обязательства по защите законных интересов, прав и свобод каждой конкретной личности. Для реализации гарантированного права на защиту, а также принципа публичности, государство создало необходимую законодательную базу, систему правоохранительных органов, независимый в своей деятельности и подчиненный только закону суд.
Рассматривая право на защиту личности в рамках уголовного судопроизводства, мы приходим к выводу, что право на защиту – это субъективное право физического лица, реализация которого гарантирована международным правом и внутренним законодательством, зависит не только от его личного усмотрения, но может осуществляться и помимо воли лица в случаях, прямо предусмотренных законом.
Доступность права на защиту обеспечивается государством. При этом реализация права на защиту в российском уголовном судопроизводстве включает в себя деятельность следующих субъектов:
- государственных органов, осуществляющих предварительное следствие, дознание, административную деятельность;
- судов;
- некоммерческих организаций в лице адвокатских образований;
- лица, самостоятельно защищающего свои права и интересы;
- лиц, не являющихся адвокатами, но допущенных судом в качестве защитника.
В России традиционно сложился административный (обжалование действий, нарушающих права граждан вышестоящим должностным лицам либо в органы, надзирающие за исполнением законов на территории России) и судебный порядок защиты прав граждан. Однако в последнее время, как показывает анализ практики, предпочтение отдается судебному порядку, как наиболее, на наш взгляд, эффективному, позволяющему избежать чиновничьего произвола и волокиты.
Основными элементами реализации права на защиту в российском уголовном судопроизводстве являются:
- обязанность государства обеспечить в необходимых случаях, прямо предусмотренных законом право на защиту путем предоставления квалифицированного защитника – адвоката, с последующей оплатой его труда за счет государства;
- право лица на самостоятельное приглашение адвоката-защитника;
- право лица на обращение с заявлениями и жалобами на действия должностных лиц, осуществляющих предварительное следствие, дознание и административную деятельность вышестоящим должностным лицам;
- право на обращение в суд за судебной защитой.
Вместе с тем, необходимо отметить, что в практике нередко наблюдаются случаи злоупотребления правом на защиту со стороны лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Особенно часто это можно наблюдать при расследовании и рассмотрении судами сложных, многоэпизодных уголовных дел. Этому способствует и некоторая неопределенность, имеющаяся в УПК РФ. В частности, закрепленные в п. 10 ч. 4 ст. 46 и п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ нормы, разрешают защищаться любыми способами, не запрещенными УПК РФ. В то же время анализ российского уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать обоснованный вывод об отсутствии в тексте закона норм, запрещающих те или иные способы защиты. Тем самым, законодатель, по сути, разрешил использовать при реализации права на защиту любые методы, в том числе и противоречащие нормам закона, а также морали и нравственности (например, спасая себя, оговорить невиновного).
Полагаем, что в российском уголовно-процессуальном законодательстве необходимо ввести нормы, ограничивающие злоупотребление правами, в том числе и конституционными. Как нам представляется, злоупотребление правом на защиту от возникшего подозрения либо выдвинутого обвинения может причинить вред правам и законным интересам других лиц, в том числе и не участвующих в уголовном судопроизводстве.
В связи с этим необходимо отметить следующее: право на защиту не является абсолютным и его осуществление не должно нарушать права и свободы других граждан. Аналогичной позиции придерживается и Европейский суд по правам человека. Так, по делу «Брандстетер против Австрии» (1991) суд, применяя нормы Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, постановил, что «пункт 3с статьи 6 не предусматривает неограниченного права использовать любые аргументы защиты», и признал в числе таких недопустимых аргументов клеветнические заявления. Суд отметил следующее: «Было бы преувеличением полагать, что исходной посылкой права лиц, обвиняемых в совершении уголовного преступления, защищать себя является идея о том, что они не должны подвергаться преследованию, когда осуществляя это право, они умышленно вызывают ложные подозрения в подлежащем наказанию поведении свидетеля или любого другого лица, вовлеченного в уголовное судебное производство…».[3]
Следует отметить, что в соответствии с Федеральным законом «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 20 февраля 1998 г. Российская Федерация признает обязательную юрисдикцию Европейского Суда по вопросам толкования и применения указанной Конвенции и Протоколов к ней.[4] Из этого следует, что решения Европейского Суда в отношении других государств могут, и должны применяться в качестве критерия для решения правовых вопросов в Российской Федерации.
Исходя из вышесказанного, полагаем, что формулировки п. 10 ч. 4 ст. 46 и п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ должны быть откорректированы, и в указанных нормах должен быть поставлен запрет на злоупотребление правом на защиту, в том числе и использование при осуществлении защиты способов, противоречащих как закону, так и нормам морали и нравственности.

Используемая литература:

1. Петрухин И.Л. Человек и власть. М.; изд-во «Юристъ», 1999. С. 9.
2. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и дополнительные протоколы к ней / Сост. Карташкин В.А., Ледях А.И. М., 1996.
3. Д. Гомьен., Д. Харис., Л. Зваак. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М.: МНИМП, 1998, С. 251-252.
4. Федеральный Закон от 30.03.1989 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СПС КонсультантПлюс. 2009.

: 05/09/2009
: 1497
:
Преступность как объект научных исследований: проблемы и перспективы.
Вещественные доказательства: дары волхвов.
Основания для производства повторных и дополнительных следственных действий в российском уголовном судопроизводстве
Гилинский Я.И. «Все действительное разумно»
Отдельные вопросы предварительного расследования по делам частного обвинения
РЕЗНИК Г. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ДОСТОИНСТВО ЛИЧНОСТИ – ОСНОВА МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Основные этапы законодательного регулирования дознания в Республике Узбекистан
Калиновский К.Б. Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе
Пирамида судебной власти
Особенности прекращения полномочий судьи по законодательству Республики Казахстан

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта