:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса
Доклады и сообщения на конференции 30-31 октября 2009 года, г. Санкт-Петербург

Рыжаков А.П. Расширение круга лиц, которые вправе ходатайствовать о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, посредством использования идеи, изложенной в постановлении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года № 11-П

Конференция "Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса"







2009, Санкт-Петербург, , , Рыжаков А.П.,  А.П. Рыжаков (кандидат юридических наук, профессор)

РАСШИРЕНИЕ КРУГА ЛИЦ, КОТОРЫЕ ВПРАВЕ ХОДАТАЙСТВОВАТЬ О ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ, ПОСРЕДСТВОМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИДЕИ, ИЗЛОЖЕННОЙ В ПОСТАНОВЛЕНИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 27 ИЮНЯ 2000 ГОДА № 11-П


Согласно ч. 2 ст. 317.1 УПК РФ подозреваемый (обвиняемый) вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала уголовного преследования. Под уголовным преследованием здесь понимается уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая прокурором, а также следователем, руководителем следственного органа, руководителем и членом следственной группы, дознавателем, начальником подразделения дознания, начальником органа дознания, частным обвинителем, потерпевшим, его законным представителем, представителем, гражданским истцом и (или) его законным представителем, представителем направленная на изобличение подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления.
Когда же оно начинается? Исходя из редакции ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 47 УПК РФ можно сделать вывод о том, что по общему правилу уголовное преследование, с момента начала которого подозреваемый или обвиняемый могут заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, начинается с :
— возбуждения уголовного дела в отношении данного конкретного лица;
— задержания его в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК РФ;
— применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ;
— уведомления лица о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ;
— вынесения в отношении него постановления о привлечении в качестве обвиняемого, если до этого он не был наделен статусом подозреваемого.
Однако Конституционный Суд РФ понятие уголовного преследования воспринимает несколько более расширено. В своем постановлении от 27 июня 2000 года № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: Постановление Конституционного Суда РФ» он уточняет, что факт уголовного преследования может подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии с ч. 1 ст. 51 Конституции РФ права не давать показаний против себя самого). Такие действия, по мнению Конституционного Суда РФ, направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств1.
Такое видение института уголовного преследования Конституционным Суд РФ указывает на последовательность наделения правом принесения ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве не только подозреваемых и обвиняемых, но и лиц, фактически подозреваемых в совершении преступления, формально ни подозреваемыми, ни обвиняемыми не являющихся.
Иначе говоря, по нашему мнению, правом заявления ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве такие лица если и не наделены, то законодателю следовало бы задуматься о предоставлении им искомого права. Данное право должно быть у любого лица, которое согласно тому же постановлению Конституционного Суда РФ имеет право на защиту. К числу таковых относятся не только подозреваемые и обвиняемые, но и любое вовлеченное в сферу уголовного процесса лицо независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от наделения его статусом подозреваемого, если управомочеными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются его свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы предварительного расследования, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и (или) личную неприкосновенность.
Законодатель указанную категорию лиц именует «лица, подозреваемые в совершении преступления». Этот термин употреблен законодателем в п. п. 3—5 ч. 3 ст. 49 и ряде других статей УПК РФ. Данного субъекта уголовного процесса также иногда именуют заподозренным2. Причем «лицо, подозреваемое в совершении преступления», это более широкое понятие, чем понятие «подозреваемый». Любой подозреваемый одновременно является лицом, подозреваемым в совершении преступления. Конституционный Суд РФ считает, что могут быть лица, подозреваемые в совершении преступления, не являющиеся подозреваемыми.
Предполагается, что таковыми являются любые лица, в отношении которых предприняты уголовно-процессуальные меры, реально ограничивающие их свободу и (или) личную неприкосновенность, до того, как они станут подозреваемым (обвиняемым) с позиции уголовно-процессуального закона. Рассматриваемый субъект должен иметь право заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с момента начала осуществления в отношении него от имени государства уголовного преследования, в каких бы формах таковое не было реализовано. Или иначе, — во всех случаях, когда его права и (или) свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и (или) мерами, связанными с уголовным преследованием.


Сноски
1 См.: Собр. законодательства РФ. — 2000. — № 27. — Ст. 2882.
2 Cм.: Мельников В.Ю. Процессуальное оформление задержания заподозренного лица и его допрос // Российский следователь. — 2003. № 9. — [Электронный ресурс]. — Справочная Система Консультант Плюс Технология 3000: Комментарии законодательства. — М., 2003.


: 04/10/2009
: 2460
:
Белкин А.Р. Независимость суда и отказ прокурора от обвинения
Мартышкин В.Н., Кузьмичев О.П. Проблемы реализации в федеральных судах общей юрисдикции процессуальных требований безопасности о производстве допроса «скрытых» участников уголовного судопроизводства
Рагулин А.В. Проблемы обеспечения реализации права на рассмотрение дела беспристрастным судом в российском уголовном судопроизводстве
Вандышев В.В. Нормы Конституции России и деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по их защите и реализации
Чечетин А.Е. Конституционно-правовые проблемы задержания лиц, подлежащих экстрадиции
Якимович Ю.К. Роль Конституционного Суда в становлении и развитии современного уголовно-процессуального законодательства России
Кудрявцев В.Л. Проблемы оказания квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве в контексте правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации
Зайцева Е.А. О влиянии решений Конституционного Суда Российской Федерации на нормативное регулирование уголовно-процессуальной деятельности
Карякин Е.А. Функциональное содержание принципа языка уголовного судопроизводства
Рябцева Е.В. Диссонанс теории и практики реализации конституционных принципов в деятельности суда

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта