:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Эволюция уголовного судопроизвоства на постсоветском пространстве
Материалы международной научно-практической конференции. Киев, 2006

Надзор в уголовном судопроизводстве России – время реформ.

Надзор в уголовном судопроизводстве России – время реформ.

Михаил Львович ПОЗДНЯКОВ, помощник судьи Красноярского краевого суда


После вынесения Конституционным Судом РФ Постановления от 11.05.2005 № 5-П, не затихавшие споры[1] вокруг ст. 405 УПК РФ разгорелись с новой силой.[2] Не углубляясь в историю вопроса, напомню, что ст. 405 УПК РФ запрещает пересмотр в порядке надзора по мотивам направленным на ухудшение положения осужденного, оправданного. До 20.05.2005 (дата опубликования постановления) эта норма работала. Теперь согласно правовой позиции Конституционного Суда до внесения изменений в статью допускается в течение одного года возбуждать надзорное производство по мотивам направленным на ухудшение положения осужденного (оправданного).



2006, Киев, , , Поздняков М.Л., 

Если и продолжать дальнейший поиск исключительности надзорного производства, то необходимо выйти на иные критерии. Патриарх советского уголовного процесса Строгович М.С. прямо отрицает саму возможность выведения исключительности надзорной стадии от различения кассационных и надзорных оснований. «… исключительный характер судебного надзора заключается вовсе не в этом, а в том, что он применяется после того, как судебный приговор (или определение) вступил в законную силу и для пересмотра такого приговора требуется вмешательство специально уполномоченного на то законом должностного лица…»[10]

В СССР вся исключительность надзорного производства сводилась к исключительности усмотрения лиц уполномоченных вносить протесты на рассмотрение президиума. В вышеприведенных словах Строговича М.С. выражена суть теории надзора в советском уголовном процессе. Кратко надзор в советском уголовном процессе можно именовать – административный контроль над судебной властью облеченный в процессуальную форму. Носителем политической воли, определяющей отнесение конкретного вопроса  к пригодному для рассмотрения на президиуме, в РСФСР выступала КПСС. Интегрированная во все государственные структуры она могла эффективно решать любой вопрос – экономического, социального, и правового характера.

В УПК РСФСР такого процессуального действия как подача надзорной жалобы просто не существовало. Законодательная регламентация надзора начиналась с принесения протеста. А вся деятельность по рассмотрению жалоб не находилась в рамках правового поля и носила характер переписки с гражданами которую ведет любое государственное учреждение. Вся эта деятельность не регламентировалась процессуальным законом. Усмотрение одного уполномоченного лица  могло быть преодолено только таким же усмотрением вышестоящего  должностного лица.  Именно это усмотрение было фактором сдерживающим полное превращение надзорной стадии в ординарную. Первоначальным мотивом в постановке вопроса о необходимости возбуждения надзорного производства выступало мнение уполномоченного лица о том, что надзорное производство должно быть возбуждено. Если в СССР и была исключительность надзорной стадии, то это всегда была только исключительность дискреционного полномочия[11].

Советские процессуалисты, хотя и работали в сложных условиях, они прямо называли вещи своими именами. Так, Ривлин А.Л. говоря о надзоре, указывал, что «в этой стадии не действует принцип состязательности».[12] В результате процессуальная ущербность надзорной стадии не скрывалась, она выводилась в отдельную разновидность обжалования, отличную от кассационного обжалования. Это позволяло избегать правовых тупиков.  Содержание научных исследований в советский период было адекватно закону и политико-правовой доктрине.

С крушением КПСС и становлением правового государства произошло исчезновение политической силы претендующей на тотальный контроль над всё и вся, с принятием Конституции вступил с действие принцип разделения властей. Правосудие стало свободно от политической конъюнктуры. Существование надзорной стадии в первозданном виде (усмотрение должностного лица, выраженное в процессуальной форме)  не представлялось возможным.  Однако новый УПК представил собою не новый, а подделанный старый и некоторые, талантливо исполненные процессуальные механизмы советского периода, оказались глубоко интегрированы в теоретические построения современного уголовного процесса. Надзор является одним из них.

Сейчас очевиден дисбаланс между процессуальными задачами, принципами правосудия и той, по сути, советской  конструкцией надзора, которая с некоторыми модификациями существует и сегодня. 

Все то положительное, что было сделано авторами УПК РФ в отношении надзора, а именно процессуальная регламентация процедуры рассмотрения жалоб и представлений, имеет один недостаток. Законодатель исходил из сложившегося понимания надзора как процессуально ординарной стадии завязанной на  должностных лиц, которые своим усмотрением придают стадии исключительный характер. То есть была сохранена сущность советского подхода - это облечение полномочий должностных лиц в процессуальные одежды. Эта суть сохраняется и сейчас. Понимание надзора как «права должности» получило отражение в  ч. 4 ст. 406 УПК РФ, согласно которой председатель суда вправе не согласиться с решением судьи об отказе в удовлетворении надзорных жалобы или представления. В этом случае председатель выступает в роли чиновника, а не судьи. Нет такой инстанции – председатель суда, есть такая должность.

Все сегодняшние проблемы надзорной стадии, в том числе со ст. 405 УПК РФ, не случайны, они носят системный характер.  Непродуманность надзорной стадии, как процессуального института, органично встроенного в правосудие порождает проблемы, которые будут множится. В СССР нелогичность и, соответственно, деструктивный процессуальный характер надзорной стадии сдерживались административным усмотрением (сегодня это заменяется словом дискреционные полномочия). По своей сути эти полномочия есть отрицание процессуального начала, они не корреспондируются процессуальному статусу, они есть право государственной должности в процессе.
Надзор в советском уголовном процессе – это всегда было единство административного контроля над судебной деятельностью и процессуальной формой его выражающей. С разрушением этого единства и исключением самой возможности прямого воздействия на судебную власть были созданы условия, в которых первая скрипка осталась за процессуальной формой надзора. А в процессуальном смысле надзор всегда был ординарной стадией. Поэтому если основываться на анализе закона надзор уже является ординарной стадией, поскольку не предъявляется каких либо исключительных условий к обоснованию надзорной жалобы. Достаточно повторить то, что изложено в кассационной жалобе. Это и повлекло ее отождествление с ординарной стадией. Иногда даже надзор называют третья стадия. Поэтому все принципы кассационного обжалования (состязательность, равноправие сторон) стали механически распространяться на надзор. Это и есть тот процесс, который нашел свое выражение в отношении критики принципа о запрете на поворот положения осужденного (оправданного) к худшему (ст. 405 УПК РФ).[13] Тут логика рассуждений такова – «Если в процессуальном плане надзор идентичен кассационной стадии, то почему принципы, действующие в кассации, не действуют в надзоре?». Это ошибочная логика. Потому что надзор это не собственно судебное разбирательство, это гарантия осуществления правосудия. Данный постулат не воспринимается ни учеными, ни практиками. Постановление Конституционного Суда № 5-П является развитием господствующих теоретических представлений, что  фактически привело к снятию преград на превращении надзора в 100 % ординарную стадию.  

Вступление в силу УПК РФ знаменует рубеж, за которым неизбежно расставание с процессуальной ущербностью надзорной стадии. Перед учеными стоит задача не только указывать на слабые места, а формулировать решения. За период действия УПК РФ так и не родилось глубоких исследований надзорной стадии. Основной мотивацией в изучении надзора в уголовном судопроизводстве выступает гадание по поводу того «Что же на самом деле хотел сказать Конституционный Суд?», когда мотивация научного познания должна исходить от правовой нормы, а не от чьего-либо суждения. Складывается ощущение, что интереса в познании самой правовой реальности нет, а вся активность направлена на микширование ситуации, а не на ее анализ. 




[1] Оксюк Т.Л. Обеспечение конституционных прав граждан в надзорной инстанции уголовного судопроизводства // Уголовный процесс 2005 №3, С.41-51.

[2] Завидов Б.Д. Основные причины признания ст. 405 УПК РФ неконституционной  (Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 Г. N 5-П) // правовая системы Консультант Плюс/ Комментарии законодательства.

[3] не надо путать надзор с возбуждением производства по вновь открывшимся обстоятельствам, который известен зарубежному процессу, у данных стадий различная структура и они не имеют видовой общности.

[4] Об истории института надзора в уголовном процессе см.: Чехарин Е.М. Пересмотр приговоров, определений, постановлений вступивших в законную силу. В уч. Советский уголовный процесс. М. 1968.,  С. 456-459; Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М. 1956. С.261-265-267.

[5] Ривлин А.Л. Пересмотр приговоров в СССР. М. 1958, С. 238; Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М. 1956. С. 259-260; Гуценко К.Ф. Сущность и основные понятия уголовного процесса. Глава 1 В уч. Уголовный процесс. Под. ред. Гуценко К.Ф. М., 1998. С.8; Басков В.И. производство в надзорной инстанции Глава 22/ Сущность и значение института § 1. В уч. Уголовный процесс. Под. ред. Гуценко К.Ф. М., 1998. С.451-453; Ковтун Н.Н., Подшибякин А.С. Производство в суде надзорной инстанции: вопросов больше, чем ответов // Российский судья, № 9, 2002 / Правовая система Консультант Плюс/ Комментарии законодательства/ абзац 16.

[6] См. напр.: Демидов В.В. Глава 48 Производство в надзорной инстанции / Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под. общ. ред. В.М.Лебедева, научн. ред. В.П.Божьев. М., 2002. С.677-689;

[7] Радченко В.И. Возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств / Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / под редакцией В.М. Лебедева. М., 2004. С. 314

[8] Басков В.И. производство в надзорной инстанции Глава 22/ Сущность и значение института § 1. В уч. Уголовный процесс. Под. ред. Гуценко К.Ф. М., 1998. С.451;

[9] употребление понятие «существенное нарушение» из закона было формально исключено, но фактически оно выражает правовую формулу, изложенную в ч. 1 ст. 381 УПК РФ (подробнее см. Поздняков  М.Л. Нарушения уголовно-процессуальный закон как основание к отмене и изменению приговора // Российский судья, 2005 №10, С. 27-29)

[10] Строгович М.С. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М. 1956. С.260.

[11] дискреционный  от французского discretionnaire зависящий от личного усмотрения. (Советский энциклопедический словарь. М. 1979. С. 400) 

[12] Ривлин А.Л. Пересмотр приговоров в СССР. М. 1958, С.238.

[13] Вся логика Оксюка Т.Л. в критике ст.405 УПК РФ исходит из следующей посылки «В основе данной новеллы лежит ошибочное суждение ее разработчиков о том, что упомянутые судебные решения являются окончательными…», то есть презюмируется обязательность (ординарность) надзорной стадии. См.: Оксюк Т.Л. Обеспечение конституционных прав граждан в надзорной инстанции уголовного судопроизводства // Уголовный процесс 2005 №3, С.41.


 (1/2)

: 30/06/2006
: 3385
:
Матрица уголовного судопроизводства [перезагрузка]
Особенности регламентации права на тайну телефонных переговоров в Конституциях государств Европы и особенности обеспечение данного права в уголовно- процессуальном законодательстве Российской Федерации.
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РЕФОРМИРОВАНИЯ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА БЕЛАРУСИ И РОССИИ
Прекращение уголовного преследования: понятие, сущность, значение
Процессуальная самостоятельность Следователя: миф или Реальность
Особый порядок вынесения приговора при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением – «Сделка о признании вины»?
ВОЗВРАЩЕНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОКУРОРУ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
Эволюция института задержания в уголовно-процессуальном законодательстве Беларуси: от советского периода до современности
Трепещи, Левиафан…
Международные стандарты деятельности защитников по уголовным делам

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта