:  
 
You are on the old site. Go to the new website linknew website link
Вы находитесь на старом сайте. Перейдите на новый по ссылке.

 
 Архив новостей
 Новости сайта
 Поиск
 Проекты
 Статьи






. .

? !



Стратегии уголовного судопроизводства
Материалы международной конференции, посвященной посвященной  160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого 11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)

Цыганенко С.С. Дифференциация как модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная стратегия)
Материалы международной научной конференции
посвященной  160-летней годовщине со дня рождения
проф. И.Я. Фойницкого
11-12 октября 2007 г. (Санкт-Петербург)


2007, СПб, , , Цыганенко С.С., Цыганенко С.С.  Доктор юридических наук, профессор кафедры  уголовно-правовых дисциплин  Ростовского филиала Российской академии правосудия  


Дифференциация как  модель уголовного процесса
 (уголовно-процессуальная стратегия)


 
  Современным направлением научных исследований  выступает  модельный  подход. В науке  модели рассматриваются  в  качестве  специфического  средства и формы научного освоения  действительности. В этом  смысле, как  предлагается в теории,  модель  уголовного  процесса есть концептуальное выражение его осуществления  на  практике или иначе – уголовно-процессуальная стратегия.[1] Ключевыми признаками уголовно-процессуальной  стратегии  являются  цели, принципы и  функции уголовного процесса, которые преломляются  в уголовной  политике в области уголовного процесса (рассматриваются на правовом (уголовно-процессуальном) и социальном (уголовно-политическом)  уровнях).[2]
       Разработчики этого подхода  теоретических исследований, в  частности,  полагают, что при всем различии авторских подходов, поставленных исследовательских задач и предпочтений выработанные учеными  разных  стран   модели уголовного процесса могут  быть  объединены в рамках шести уголовно-процессуальных стратегий (общих моделей): 1) защиты прав и свобод обвиняемого; 2) уголовного преследования; 3) социальной поддержки обвиняемого; 4) социальной  поддержки  потерпевшего; 5) рациональности и эффективности уголовного судопроизводства; 6) примирения.[3]
      В свете рассматриваемой  темы  наибольший  интерес  представляет стратегия рациональности и эффективности  уголовного  судопроизводства.
     По мнению Н.Г.Стойко, стратегии рациональности и эффективности  уголовного судопроизводства соответствует модель «бюрократической»  эффективности (M.King, Н.Кристи). Она отражает давление на уголовный процесс органов уголовной юстиции, стремящихся ввести в него  ресурсосберегающие правила и процедуры. Основная цель здесь – сократить,  оптимизировать издержки и расходы, добиваться  того, чтобы  уголовные дела обвиняемых (подозреваемых) как можно быстрее и эффективнее рассматривались в  суде. Основная  функция – управление   уголовным процессом. Основные принципы – стандартизация  судопроизводства, экономичности и разделение труда, быстрота и простота, нейтрализация  и минимизация  конфликтов.
       Следует отметить, что и в отечественной  теории уголовного процесса ХХ  века  данное направление (правда, без  ее наименования стратегией) было хорошо известно. Так, например, сходные предложения об оптимизации  порядка уголовного судопроизводства и процессуальной экономии неоднократно  обосновывал в своих  трудах  в семидесятые – восьмидесятые годы  прошлого столетия П.Ф.Пашкевич и другие ученые.
     В то же время, как представляется, данная уголовно-процессуальная  стратегия  по  своему содержанию не может полностью охватывать весь  комплекс   явлений и тенденций в уголовно-процессуальном праве, связанных с развитием  уголовно-процессуальной  формы.
     Ведь общепризнано, что изменение уголовно-процессуальной  формы   связано не только с  ресурсными факторами, но и с другими  условиями  деятельности правоохранительных органов – материально-правовыми и процессуальными по  своему  характеру.

Данное фундаментальное направление, а с точки зрения вышеизложенных положений – уголовно-процессуальная стратегия, представляет собой самостоятельную модель уголовного процесса под названием дифференциация  уголовного  судопроизводства.   В данной  статье  предпринимается  попытка  охарактеризовать дифференциацию как  самостоятельную модель уголовного процесса (уголовно-процессуальную стратегию.
В теории уголовного процесса общепризнанно, что целенаправленность юридического воздействия  на  складывающиеся в сфере  уголовного судопроизводства общественные  отношения обусловливает и  организацию правоприменительной  деятельности государственных органов и должностных лиц, обеспечивающую достижение выраженных в праве задач.  В своем нормативном роде эта процессуальная организация  представляет специфическое по индивидуальным признакам явление - юридическую конструкцию, обладающую комплексным  характером, необходимую в целом для правового регулирования деятельности  по возбуждению, расследованию и рассмотрению уголовных дел, получившую название процессуальной формы. Таким образом, системно-структурная основа уголовного судопроизводства, интегрируемая  процессуальной  формой как специфической  юридической  конструкцией, приобретает общеобязательное значение  и выступает в качестве  нормативных  правил, установленных для  субъектов  процессуальной  деятельности.       

           Достаточно длительное время  одно из важных мест в характеристике действующей в уголовном судопроизводстве процессуальной  формы  принадлежало ее однородности (единству). Единство уголовного судопроизводства, по общепризнанному  мнению, выступало в качестве правовой и  структурной основы   процессуальной  деятельности ведущих звеньев правоохранительных и судебных органов, оказывало непосредственное влияние на  характер  реализации институтов  материального права и его конечные  результаты. В концептуальном  плане данное положение выражалось в утверждении и развитии представления об уголовном  процессе  как  общем и едином для  всех  государственных органов и  лиц  порядке  расследования и рассмотрения  уголовных дел, обладающем некоторым кругом несущественных особенностей - специальных правил регулирования процессуальной  деятельности.[4]
         В условиях экстенсивного развития общественных отношений, входящих в предмет уголовно-процессуального регулирования, способом, используемым для обеспечения в рамках доминирующего метода  унификации коррекции процессуальной  формы, выступала  предметно-институциональная специализация норм уголовно-процессуального права.[5] Наиболее важным в ней  является, на наш взгляд,  то, что ее применение, безусловно, необходимое и полезное для  совершенствования правовых норм, не может качественно изменить соответствующие сущности предметные и целевые признаки  правовых институтов и отношений.      
         Качественные преобразования отрасли материального уголовного права, реорганизация органов уголовной  юстиции, изменение содержания  правовых задач, развернувшиеся  на рубеже 80-х – 90-х гг. в  России, существенно изменили и сложившуюся на  основе  союзного законодательства структуру уголовного  судопроизводства. Специализация, обеспечивающая  до этого момента эффективность уголовно-процессуальных институтов, оказалась не способной в полной  мере выполнить задачу, стоящую перед модернизацией  структуры  уголовного процесса. Соответствующим  способом  преобразования  процессуальной  формы, приведения ее  в соответствие с новыми  условиями стала дифференциация, что было непосредственно подчеркнуто  в концепции судебной  реформы в Российской Федерации. Благодаря ней в уголовно-процессуальном  праве РФ были закреплены такие специальные институты, как единоличное рассмотрение судьей уголовных дел, производство в суде присяжных, производство у мирового судьи,  ускоренное судопроизводство по делам о преступлениях, не  представляющих большой  общественной  опасности.
           Тем не менее, до сих пор в теории уголовного процесса так и не достигнуто общее понимание ее природы и содержания, пределов  использования. Распространение среди  правоведов  получили несколько точек зрения. Наиболее ранняя отождествляла дифференциацию с процессуальной  экономией.[6] Однако   самым распространенным стал подход  к определению ее сущности как упрощение процессуальной  формы. Такой подход  разделяли  и продолжают разделять многие  юристы.[7]
         Рассматривая  имеющиеся  по данному  вопросу взгляды, отметим, что на  самом деле  дифференциация уголовного судопроизводства не  совпадает с близкими, но не  тождественными ей в целом по  сущности и признакам  явлениями. Так, процессуальная  экономия – это, прежде всего  основанная на  оперативности  организация процессуальной  деятельности органов  уголовного судопроизводства.  Здесь следует  согласиться  с мнением тех специалистов, которые  обоснованно считают, что задача быстроты в процессуальной  деятельности может быть также достигнута и без   изменения его  правовой структуры (например, за  счет  развития материально-технической  базы и ресурсно-кадрового обеспечения  органов  следствия и суда). Представляется, что наиболее перспективным в плане исследования  дифференциации является ее понимание как  применяемого в уголовно-процессуальном праве способа воздействия на общественные отношения, складывающиеся в уголовном  судопроизводстве, ведущего к использованию в уголовном  процессе различных по  своему  характеру и назначению судебных и несудебных производств и форм. Это обеспечивает  разнородную по методам, но общую по целям структурную систему  уголовного  процесса, направленную на предоставление его  участникам адекватной   защиты  их прав  и свобод  в соответствии с  характером  и тяжестью мер уголовной  ответственности. Таким образом, представление о сущности дифференциации в уголовном судопроизводстве как  формальном дроблении, градировании, разделении  правовых институтов и отношений либо объективации различий между процессуальными формами  не может быть  правильным. 
       На ее  основе организация  уголовного  судопроизводства должна  строиться  так, чтобы в отношении дел о преступлениях небольшой (в некоторых случаях допустимо и средней) тяжести или уголовных проступков использовались  способы сокращенной  процессуальной  деятельности. Дела о преступлениях средней  и более тяжести следует расследовать и рассматривались  в порядке, представляющим  собой  механизм общей  процессуальной  деятельности, основанной на развернутости судебных  гарантий. По делам в отношении  особо тяжких и обладающих  исключительной тяжестью преступлений  должен  применяется  общий порядок, дополненный  системой   специальных процессуальных гарантий.
       В современный период среди специалистов сложились два концептуальных  подхода к определению сущности дифференциации. Один из них, по своему содержанию,  может быть обозначен как «дифференциация уголовно-процессуальных  форм». Основой  этой  концепции является такое понимание  порядка уголовного судопроизводства, в котором общие правила судопроизводства  приобретают наиболее широкое значение, а главные различия  в процессуальных формах судопроизводства   могут, по мнению их сторонников,   выражаться в следующем:
     1) в подсудности и в составе  суда, т.е. в том,  на  какой  судебный  орган и в каком  количестве судей  и заседателей возлагается  рассмотрение дела;
     2) в организации обвинения, т.е. в том, каким органам и лицам  предоставляется право обвинения, в каких формах оно осуществляется  и обязательно ли участие защитника и в каких  случаях оно обязательно;
    3) в процессуальных  условиях участия  защитника, т.е. в том, с какого момента допускается участие защитника и в каких  случаях оно обязательно;
     4) в порядке предварительного производства, а именно, должно ли оно проводиться в форме  предварительного следствия или  дознании или нет надобности ни в том, ни в другом;
      5) в порядке предания  суду, т.е. должно ли оно осуществляться судьей  единолично или в судебном заседании, с чьим  участием  и в  каком  порядке;
       6) в порядке судебного рассмотрения и разрешения дела, т.е. в том, обязательно ли  участие представителей обвинения  или защиты в  судебном заседании, какое процессуальное  положение занимает потерпевший и  какой  порядок  проведения совещания  судей при постановлении приговора.[8]
        Таким образом, вне зависимости от того, понимается ли процессуальные формы как  особенности  производства по отдельным категориям уголовных дел, или же через различия в процедуре уголовного судопроизводства, либо дифференциацию судебных составов и наличие особых уголовно-процессуальных порядков указанные разногласия не имеют  принципиального  для  сторонников  данного взгляда значения.

      Очевидно, что данная точка зрения не  может  в полном  объеме  отразить  картину  происшедших изменений  в уголовном  судопроизводстве.

        Так, участие защитника в соответствии с УПК РФ допускается в отношении всех  уголовных дел. При этом отказ от защитника необязателен для  органов  уголовного судопроизводства. Тем самым нивелируется значение этой  особенности для  выделения  дифференцированных форм  уголовного судопроизводства.

        Исходя из этой позиции сложно обосновать существование суда присяжных. Очевидно, что это не просто отдельный  вид  судебного состава, который  рассматривает уголовные дела  на  основе  общих правил. В противном  случае  следует  признать, что общие правила допускают  в  одних случаях, исходя  из ходатайства обвиняемого,  раздельное  решение основного вопроса уголовного судопроизводства, который в части  виновности подсудимого находится в компетенции  коллегии  присяжных заседателей, а в части квалификации деяния и  назначения наказания относится к полномочиям  председательствующего  по делу  судьи, а в другом  случае,  разрешается уже на равноправной основе всем  составом  суда.

       Сложным для объяснения с этой позиции являлся и феномен протокольной формы досудебной  подготовки  материалов (предусматривался разделом IX УПК РСФСР с 1985 года). Главная  причина  заключается в том, что этот порядок досудебной подготовки  уголовных дел до 1997 года не предусматривал возбуждения уголовного дела, а изначально -  его расследования по правилам предварительного следствия или дознания. Неслучайно, в связи с чем, следует признать и появление мнения об административно-процессуальной  природе  этого  института.

      Другая точка зрения рассматривает дифференциацию как способ воздействия  на процессуальную форму, ведущий к формированию видов уголовного судопроизводства – самостоятельных уголовно-процессуальных производств.

        В уголовном процессе на основе  УПК РФ 2001 года существуют не просто различающиеся своими чертами  процессуальные  производства, а  производства  двух  типов, имеющих  специфическое  предназначение:[9]

      1.Производства по  уголовным делам, обусловленные  материальным  характером  правового отношения  в качестве  своего  предмета.    

    2. Специальные уголовно-процессуальные  производства.

    Производства по уголовным делам (уголовно-процессуальные производства  материального характера) – предусмотрены для  реализации содержащихся  в законодательстве  норм  материального уголовного права – установления юридического факта, порождающего уголовно-правовое отношение, и его субъекта, других  признаков, необходимых  для  уголовной ответственности  и наказания,  а также  для выражения правовых гарантий  в  случае установления  оснований  применения иных  мер уголовно-правового воздействия. 

        Порядки указанного типа образуют основу видов уголовного судопроизводства.

      Специальные уголовно-процессуальные производства  - обусловлены  потребностью  обеспечения  различных  процессуальных  задач  по охране  прав и законных интересов участников уголовно-процессуальной  деятельности, а также реализации  предоставленных процессуальным органам в этой  связи полномочий. Их формирование и применение обусловлено иными,  чем  у  материальных  производств, потребностями. Они не обладают и полностью предметно-функциональными тождественными   формами, присущими  производству  по уголовному  делу.

    С  точки  зрения  первой  группы  производств,  структуру  действующего  уголовного  процесса  составляют:

   1. Общий  порядок  уголовного  судопроизводства - основной  вид  уголовно-процессуальной  деятельности, урегулированный  наибольшим  кругом  правовых  норм, содержащихся в  уголовно-процессуальном законодательстве.  По  своим  задачам и  содержанию – это  публичный  порядок , состоящий  из досудебного  и  судебного   производства по  уголовному  делу, применяющийся  во всех  случаях обнаружения  и регистрации  повода и  оснований  для возбуждения  уголовного дела за  исключением тех  обстоятельств, которые предусматривают  применение иного  порядка  деятельности  процессуальных  органов. Общий  порядок  уголовного   судопроизводства  нормативно   выражен  в  части  второй и третьей УПК РФ (ст.ст.140-313).

   2. Дифференцированные порядки  уголовного  судопроизводства – нормативно выраженные, как  обычные  по  своим  правоприменительным  задачам и  предмету, так  и особые, обладающие индивидуально-специфическими признаками, виды  уголовно-процессуальной  деятельности:

       а) сокращенный   порядок -  вид  судопроизводства, специфическими  чертами  которого является  измененная  структура  частей (этапов)   уголовного  производства, быстрота,  использование меньшего  круга  процессуальных  действий и применение  по делам о преступлениях, не представляющих значительной  опасности. В то же  время  этот  вид включает в  себя  следующего  рода   формы:

   - ускоренные   порядки  рассмотрения   уголовных дел;

  - сокращенные ( упрощенные) досудебные  производства;

 - сокращенные (упрощенные)  формы судебного  разбирательства.

   В  УПК РФ этот порядок закреплен как дознание – форма  предварительного  расследования (ст.150, ст.223-226) и в виде  особого  порядка  судебного  разбирательства (ст. 314 –ст.317);

   б) судопроизводство с усиленными гарантиями  прав  обвиняемого – порядок, применяемый  в отношении дел  о  преступлениях  особой  и исключительной тяжести, дифференцированный  за  счет  модели  суда  «с  разграниченными  полномочиями»  для   судебного  состава. Данный  порядок  нормативно   выражен в  разделе ХII, главе  42  УПК  РФ (ст.ст.324-353);

   в)  судопроизводство по  уголовным делам в отношении несовершеннолетних – дифференцированный по признаку  несовершеннолетнего  субъекта  уголовной  ответственности  порядок, в  котором общие  правила досудебного и судебного  производства сочетаются  со специальными  нормами – гарантиями, обеспечивающими защиту  несовершеннолетних  подозреваемого, обвиняемого от необоснованного уголовного преследования и осуждения, а  также  имеющих  предупредительный и восстановительный характер. Данный  порядок  нормативно  выражен в  главе 50  УПК  РФ (ст.ст.420-432)  и в  ряде  других  норм;

   г) особый  порядок – производство о применении принудительных  мер  медицинского  характера -  вид  уголовно-процессуальной  деятельности, обеспечивающий  применение  специфических  мер  государственного принуждения   в отношении лица, совершившего  запрещенное  уголовным законом  деяние в состоянии невменяемости, или  лица, у которого  после  совершения  преступления   наступило  психическое  расстройство, делающее  невозможным    назначение   наказания  или  его  исполнение.  Данный  порядок   нормативно  выражен  в главе 51  УПК РФ (ст.ст.433-446);

       д)судопроизводство по  делам  частного обвинения -  процессуальный  порядок,  в  котором   уголовное  преследование, включая   обвинение  в суде, осуществляется  в частном  порядке , а  уголовные  дела  с  частным  обвинением рассматриваются, как правило, мировыми судьями.
     Представляется, что именно с позиций уголовно-процессуальных производств как видов уголовно-процессуальной деятельности, имеющих свой  материальный предмет (выраженный в категории уголовных дел) и соответствующую ему форму деятельности субъектов правоприменения (порядок) будет  возможным  уяснение сущности дифференциации и ее воплощения в уголовно-процессуальном  праве.

       Таким образом, современный уголовный процесс, как показывает  сравнительный  анализ, не возможен без его дифференциации, связанной с применением в регулировании специального  метода  правового воздействия  – дифференциального, обусловливающего, прежде  всего, образование в процессе развития правовых явлений их отдельных структурных признаков и свойств.  Последняя есть самостоятельная модель уголовного процесса (уголовно-процессуальная  стратегия). Ее цель – достижение гибкости уголовного процесса. Ее  функция – развитие системно-структурной  организации уголовного процесса. Ее принципы – диверсификация  процессуальной  формы, основополагающая  роль общего порядка  уголовного судопроизводства, формирование видов уголовного судопроизводства на базе уголовно-правовых категорий и признаков, равностепенность по степени сложности и характеру  изменений  уголовно-процессуальной  формы.


[1] Стойко Н.Г. Уголовный  процесс западных государств и России: сравнительное теоретико –правовое исследование англо-американской и Романо-германской  правовых систем: Автореф. дисс… доктора юрид наук.-Санкт-Петербург, 2007.С.23.

[2] Там же. С.24

[3] Там же. С.24.

[4] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1: Основные положения науки советского уголовного процесса. М.,1963.С.61; Добровольская Т.Н., Элькинд П.С. Уголовно-процессуальная форма, процессуальные нормы и производства // Юридическая процессуальная  форма. Теория  и практика. М., 1976. С.266-276. 

[5] Сенякин И.Н. Специализация и унификация российского законодательства как основные тенденции его развития // Теория государства и права. Курс  лекций/ Под ред. Н.И. Матузова и А.В.Малько. М.,1997.С.382-386. 

[6] Пашкевич П.Ф. Проблемы  процессуального обеспечения  оперативности   и быстроты  судопроизводства// Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 14. М., С.75-98.

[7] Вот что  пишет, например, в этой  связи А.В.Смирнов  в своей  монографии  «Модели уголовного процесса»: «Единый  порядок из всех   европейских государств сохранялся  только  у нас. Его использование по всем делам связано с крупными материальными затратами, которые не могут себе  позволить даже богатые западные  страны.  В результате  догматической  приверженности универсальному  принципу мы  надолго лишились упрошенного, ускоренного производства, таких его форм, как судебный  приказ, непосредственный  вызов  обвиняемого  в суд, суммарное производство». Смирнов А.В. Модели  уголовного процесса. СПб.: Наука, Альфа,2000. С.197.

[8] Якуб М.Л. процессуальная  форма в советском  уголовном судопроизводстве.- М.,1981.С.80-81.

[9] Указанные положения излагаются по  работе: Цыганенко С.С. «Общий и дифференцированные порядки  уголовного  судопроизводства». Автореф. дис….  доктора юрид. наук. –СПб, 2004.С.16-17.


: 15/09/2007
: 6093
:
Барабаш А.С. Вклад Ивана Яковлевича Фойницкого в определение места состязательности в российском уголовном процессе
Зайцева Л.В. Реформирование уголовно-процессуального законодательства республики Беларусь: проблемы и перспективы
Мартышкин В.Н. Пределы судебного усмотрения и механизмы его ограничения в уголовном судопроизводстве
Панькина И.Ю. Основные элементы внесудебного способа разрешения уголовно-процессуального конфликта
Калинкина Л.Д. Совершенствование норм УПК РФ о нарушениях уголовно-процессуального закона – необходимое условие обеспечения должной процедуры производства по уголовным делам
ТУЛАГАНОВА Г.З., ФАЙЗИЕВ Ш. Классификация мер процессуального принуждения по характеру воздействия
Алексеев С.Г. , Лукичев Б.А. Взгляды И.Я. Фойницкого на институт судебной экспертизы и их отражение в зеркале современности
Галюкова М.И. Реализация функции защиты в состязательном уголовном процессе
Гамбарян А.С. Реформа досудебной стадии уголовного процесса в Республике Армения
Дикаев С.У. Кризис лишения свободы в контексте проблемы социальной адаптации лиц, отбывших и отбывающих наказание в виде лишения свободы

| |


.:  ::   ::  :.

RusNuke2003 theme by PHP-Nuke -
IUAJ

(function(w, d, n, s, t) { w[n] = w[n] || []; w[n].push(function() { Ya.Direct.insertInto(66602, "yandex_ad", { ad_format: "direct", font_size: 1, type: "horizontal", limit: 3, title_font_size: 2, site_bg_color: "FFFFFF", header_bg_color: "FEEAC7", title_color: "0000CC", url_color: "006600", text_color: "000000", hover_color: "0066FF", favicon: true, n
PHP Nuke CMS.
2005-2008. Поддержка cайта