Волшебным судьям под силу всё

 

ВОЛШЕБНЫМ СУДЬЯМ ПОД СИЛУ ВСЁ

– Будешь пить чай?
– Нет, спасибо.
– У меня есть бутерброды с колбасой.
– Тогда буду. Это уже новое обстоятельство.

На предновогоднем Волшебном балу Сэнтуан выиграл приз, о котором мог только мечтать – «научный отпуск с подбором научного руководителя для написания диссертации». Богиня Волшебной Истины определяла подарки для победителей не случайным образом, а самым прямолинейным – каждый получал именно то, чего искренне желал.

Волшебный судья Сэнтуан уже давно мысленно выбрал для себя научного наставника – в его воображении им был Волшебный судья Бэстер, он же – Председатель здания Волшебного суда. И тему диссертационного исследования Сэнтуан так же подобрал – «Новые волшебные обстоятельства». Но каждый знал, что Председатель никого не берёт в ученики. О причинах этого мало кто был осведомлён кроме узкого круга лиц, к которым отнесён и автор Волшебных историй.

Разные ученики были в жизни Волшебного судьи Бэстера: те, кто ничего не сделал; те, кто сделал половину; один – сбежал в день своей защиты в другую страну; другой – не смог защититься с первого раза, но сумел взять реванш со второго. А ещё у него был ученик, который несколько лет усердно что-то писал, но в завершение своего обучения сказал: «Нет, это не моё». И ушёл, не оставив и следа о себе ни в науке, ни в суде. Это был последний ученик и ещё одного такого же Председатель никому бы не пожелал.

Но не было ни одного соискателя, который бы повторил подвиг успешной защиты диссертации дважды – стал бы не только кандидатом Волшебных наук, но и магистром Волшебного правосудия. Именно эта нереализованная мечта порой заставляла его присматриваться к Волшебным судьям, искать, но пока не находить того самого ученика.

Новогодние праздники закончились, и в первый же рабочий день Сэнтуан был вызван на личный приём к Председателю.

- У меня к Вам три вопроса. Первый – кого Вы видите своим руководителем? Второй – определились ли с темой? И третий – какие ставите перед собой сроки? С выбором научного наставника готов помочь – просто назовите имя. Думаю, никто не захочет пойти против воли Богини Волшебной Истины и моего авторитета.

- Начну отвечать с последнего вопроса. Срок – 3 месяца на написание. 1 месяц – одна глава. И ещё 3 месяца – на организационные моменты (работа корректоров, получение отзывов, приглашение оппонентов).

- Что ж. Очень основательный и взвешенный подход – без лишних иллюзий и ненужной потери времени.

- Тема: «Новые Волшебные обстоятельства». Мы видим прошлое, знаем настоящее. Но порой этого недостаточно. Иногда будущее имеет значение для квалификации прошлого. Именно об этом я и хочу написать.

- Похвально. Предложите новую волшебную стадию, удлинив весь процесс волшебного правосудия? Рискните. Будет интересно выслушать ваши положения, выносимые на защиту.

- Научный руководитель – Вы.

- Почему я?

- Предчувствие. Я буду очень стараться, обещаю.

- Ладно. Но есть условие. Одной диссертации мало. Пишите сразу две.

- Это как?

- Очень просто. Время летит быстро. Мне нужен преемник. А им может быть только магистр Волшебного правосудия. Поэтому пишите сразу две работы – в один день их и защитите.

- Разве так можно?

- Можно ещё и не так. Как вариант - пишете один фундаментальный труд, и если он будет уникальным и полезным – магистром станете сразу, минуя кандидата, но вероятность слишком мала. Это, что называется, норма, не подкрепленная практикой – существует, но не действует. Поэтому либо пишете две работы у меня за 3 месяца, либо одну, но у кого-то другого.

- А почему именно я?

- Предчувствие.

- А тему для второй работы поможете придумать?

- «Коллегия из нескольких Волшебных судей». Завтра жду Вас с двумя планами к двум диссертациям. Либо не жду вовсе.

- Но ведь так не бывает! Судья всегда единолично проводит волшебное разбирательство!

- Не бывает магистерской без новых идей. А это – очень даже злободневная тема. Вы знаете, как сложно просматривать прошлое сразу семи человек за одно Волшебное заседание? Всё запомнить и ничего не перепутать. Одного судьи здесь явно не достаточно. Вот об этом и порассуждайте. Больше четырёхсот страниц в каждой не пишите – не дочитают.

- Последний вопрос: может я всё же сначала напишу одну работу у Вас, защищу, а потом – другую?

- Не получится. Треть суда так планировала. Но после первой защиты желающих для второй уже не находится. Всё надо делать своевременно, а в данном научном вопросе – одновременно.

Сэнтуан не спал всю ночь, и к утру родилось два заслуживающих уважения плана предстоящих исследований – в каждом по три главы, девять параграфов и 12 приложений. Поставив многоточие в последней строчке плана, оставив место для пока ещё неизвестного интервала страниц, наш соискатель направился в здание Волшебного суда, невзирая на свой выигранный честным творческим трудом научный отпуск.

- А вот и Вы. Рад! Несказанно рад, что Вы приняли мои условия. Вижу – постарались на славу. Ближайшие три месяца Вам придётся много писать. Но ведь Вы сами того желали. Или я ошибаюсь?

- Нет, - протянул Сэнтуан, красными невыспавшимися глазами глядя на Председателя, - Вы правы.

- Тогда вот Ваше следующее задание: придумайте 200 проблемных вопросов. Сто по каждой теме. И сразу набросайте их решение. Какие могут быть диссертации без анализа имеющихся коллизий и лакун?

- Это тоже к завтрашнему дню?

- Нет. Это сегодня до обеда. И мой Вам совет – работайте в суде. Время здесь летит медленнее - успеете сделать в несколько раз больше чем дома. Кабинет у Вас большой – поставим там кровать. 1 час отдыха тут равен 8 домашним. Переезжайте, дорогой Ученик, иначе в три месяца точно не уложитесь. Вы выиграли научный отпуск – так что беспокоить Вас не будут. Но когда дойдете до глав эмпирических – может и проведете пару Волшебных заседаний-экспериментов. На одно пригласим Лениуса – он просмотрит будущее. А Вы произведете классический просмотр прошлого. Заодно и определится необходимость в анализе новых волшебных обстоятельств. А на другом заседании помимо Вас примет участие ещё несколько судей – с расчётом 1 судья на 2 подсудимых. И сразу после разбирательства возьмёте у каждого интервью – было ли проще, быстрее и эффективнее работать коллегиально или единоличный формат оптимальнее.

В обед Сэнтуан, выполнив очередное задание, сразу получил новое.

- Через неделю жду две Ваших статьи в ведущий Волшебный юридический журнал. И к концу месяца – две первых главы.

- Но ведь уже середина месяца!

- Да, время быстро летит. Вы выиграли приз когда? Ещё в том месяце. В предыдущем году, откровенно говоря. Счастливо отдыхали неделю. Пора наверстать упущенное. Кофе Вам в помощь и сон в здании Волшебного суда.

После переезда в суд время для Сэнтуана замедлило свой ход. Утро он начинал с пробежки вокруг здания. В его кабинете Председателем были созданы еще две комнаты, помимо одной большой – спальня и кухня. В самом суде появилась библиотека, в которую перенесли все парные экземпляры книг из Волшебной академии юриспруденции. Таким образом, диссертации писались нашим призёром одновременно и ежедневно. В течение этого кропотливого труда у него с Председателем состоялся такой разговор:

- Я не отказываюсь от написания двух работ за три месяца. Но могу я хотя бы полностью сосредоточиться на одной - всё досконально изучить, дописать, отдать Вам на проверку и заняться второй?

- Хорошая идея. Но хитрость в том, что должны быть ещё научные статьи по каждой из них – 4 и 8 соответственно, которые публикуются не мгновенно. Поэтому следует писать сразу оба труда. Играете на пианино? – спросил Председатель внезапно.
- Нет, - сказал Сэнтуан обречённо.

- Рекомендую научиться. Вы должны быть как пианист - для левой руки басовый ключ, для правой – скрипичный. Для каждой - свои ноты и октавы. Но профессионалы играют одновременно и той, и другой. Вы должны слышать музыку своих работ. Они – те же песни, но без нот. Всё получится. А если начнёте сомневаться - пианино на верхнем этаже суда.

Когда Сэнтуан забывал поесть – еду ему приносила его сова. Это были зайцы, рыба, утки, разумеется, не приготовленные. Поначалу рацион состоял из одних мышей, но так как хозяин их не ел – приносить такие деликатесы вскоре перестали.

Обе диссертации были написаны по-научному легко, с интересом и неиссякаемым энтузиазмом. В оговоренные сроки ученик уложился. И после того как Председатель всё изучил – даже подправил пару заранее уязвимых для критики моментов. И отдал свои труды корректорам. Они неоднократно вызывали его для пояснений, замены отдельных красочных слов другими эквивалентами из научного жанра, и в целом подводили под шаблон его авторские рукописи в плане оформления. Было ещё много обсуждений, выступлений, голосований – но это всё являлось не более чем подготовительным этапом и происходило до официальной защиты.

И когда этот долгожданный день настал, у Сэнтуана имелось 6 презентаций, по три на каждое выступление (об ознакомительной информации об оппонентах, о научном руководителе и о себе; для основной речи; презентация благодарностей), был разработан различный дизайн волшебной мантии для каждого научного выхода и отрепетированы две научных роли.

Первый сценарий заключался в многочисленных выступлениях и виртуозных ответах на вопросы. В жизни Сэнтуана это был первый и очень успешный научный выход такого уровня - он завоевал свой Оскар, предварительно выучив основную речь дома, а дальше действуя экспромтом, засняв трейлер, рекламирующий его волшебную диссертацию как фильм: он в архиве, на конференции, в библиотеке, на Волшебном заседании практическим путём приходит к научным выводам. После благодарственной презентации, которая взбодрила переполненный зал волшебного совета, началось голосование. «За» - единогласно. И Сэнтуан уже не просто Волшебный судья, а кандидат Волшебных наук.

Затем трехчасовой перерыв (в это время успел защититься адъюнкт Волшебной академии юриспруденции).

И сценарий № 2, отчасти схожий с предыдущим. Но степень магистра присуждалась спустя полгода, после претворения на законодательном уровне положений, выносимых на защиту, в жизнь. Нововведения должны быть апробированы в Волшебной академии юриспруденции и в здании Волшебного суда. С этой целью Сэнтуану дали существенный грант. И по истечении 6 месяцев на результаты практической части научного труда стали поступать отзывы ведущих специалистов.

Все полученные на работу характеристики были положительными. В суде появились специальные залы для вершения правосудия судьями от двух до семи человек в зависимости от количества подсудимых. В такую волшебную коллегию всегда старались включить Лениуса, который, благодаря своему дару мог учесть не только прошлые, но и обстоятельства «вновь открывшиеся», которые уже существуют в будущем, но ещё не известны в настоящем.

Вскоре Сэнтуану торжественно вручили степень магистра Волшебного правосудия. А после был организован научный маскарад, сопровождающий защиту каждой магистерской диссертации.

Из разговора Богини Волшебной Истины и Председателя:

- И стоило ли так спешить? Приз стал чуть ли не наказанием.

- Главное, что он справился. И теперь у меня есть не только самый любимый ученик, но и заместитель Председателя здания Волшебного суда.

- Так это всё ради возможности взять отпуск?

- Не всё. И не только ради отдыха. Но для меня это было эффективным стимулом для прочтения его 800 страниц и 12 страниц еженедельно в качестве научных статей. Так что ещё не известно, кто из нас двоих устал больше.

- Мальчика заставил две работы написать, а заместителя только одного подготовил? Какой отпуск без второго зама? Придется ещё немного поработать, - смеясь, сказала Богиня, и поставила свою подпись на заявлении Председателя. Если у Сэнтуана возникнут вопросы – помогу лично. Так что спокойно отдыхайте. Спасибо за тысячелетний труд.

 

 

Прикрепленный файлРазмер
16-vs.jpg34.72 кб