Пикалов И.А., , О «жизнеспособности» суда присяжных в уголовном судопроизводстве России

Пикалов Игорь Алексеевич, кандидат юридических наук, доцент,
Курганский
гос. университет

 

О «жизнеспособности» суда присяжных
в уголовном
судопроизводстве России

 

«Обвиняемый в совершении преступления имеет право на
рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях,
предусмотренных федеральным законом» (ст. 47 Конституции).

Иными словами, каждый, обвиняемый в совершении преступления
соответствующей категории, должен иметь возможность обратиться за решением о
его виновности либо невиновности к представителям того социума, в котором
проживает и сам.Обвиняемый имеет право. Однако, ктоиз обвиняемых и в совершении
какого преступления, это решает законодатель на федеральном уровне.Таким
образом, спорить о подсудности можно, но вряд ли это будет плодотворным, т.к. в
конечном итоге, данный спор будет разрешаться через призму целесообразности.
Поэтому, вот уже семнадцать лет спор ведется вокруг вопроса о самом
существовании суда присяжных как такового.Основной спор о плюсах и минусах суда
присяжных вращается вокруг оправдательных приговоров. По большей части,
нарекания высказывались в отношении рассматриваемых дел,
связанных с террористическими проявлениями, организованными преступными
сообществами и т.д. Здесь можно отметить следующее:во-первых, наличие
оправдательных приговоров еще не говорит обих неправосудности, а во-вторых,
можно согласиться с мнением о необходимости исключения из подсудности суда с
участием присяжных заседателей дел носящих политическую окраску, направленных
против государства, содержащих государственную тайну и некоторых других,[1]чтов настоящее время уже достаточно
успешно сделано (т.к. это целесообразно).

Одним из доводов в пользу необходимости существования суда
присяжных является возможность тестирования отдельных норм уголовного
законодательства через проявлениеотношения к ним (в первую очередь понимания)
присяжных при рассмотрении отдельных категорий дел. При этом, неприятие
каких-то норм присяжными, никоим образом не должно являться предлогом для
очередного ограничения подсудности суда присяжных, но должно служить поводом
для определенных выводов. Как образец можно привести оправдательные вердикты по
целому ряду дел экстремистской направленности. Достаточно многочисленные примеры
таких вердиктов приводятся, например, М. Добровольским.[2]Прежде
чем исключать какие-либо составы из подсудности необходимо вспомнить, что
присяжные как раз и являются теми, чьи права и свободы являются высшей
ценностью, признание, соблюдение и защита которых – обязанность государства. И
в этом суде, суде присяжных, проявляются те общественные настроения, каковые
необходимо исследовать и учитывать при реформировании законодательства и
избрании государственной политики, как уголовно-правовой, так и в сфере социально-экономических
отношений. Именно в суде присяжных можно непосредственно проследить, какие из
норм уголовного законодательства так и не перешли в категорию объективного,
остались на уровне субъективного. Можно сказать, что коллегия присяжных является
своего рода лакмусовой бумажкой, индикатором настроений, царящих в обществе.
Такие наблюдения, сгруппированные надлежащим образом, могут дать бесценный
материал, как законодателю, так и правоприменителю, в первую (возможно и
единственную, что нисколько не умаляет его ценности) очередь, в сфере
уголовно-правовых отношений.

Еще одним доводом является довод о необходимости
предоставления индивидууму возможности обращения за решением уголовно-правового
спора к членам своего социума, не являющимся представителями того, далеко не
всем понятного образования, называющегося государством. Именно к тем, кого он
ассоциирует с самим собой и никоим образом с правоохранительными органами, а
потому доверяет.

Далее, еще одним доводом можно выделить то обстоятельство,
что именно в суде с участием присяжных заседателей наиболее тесно действуют два
основополагающих начала – публичное и состязательное. Именно здесь,
представители общественности чувствуют свою причастность к государственным
делам, участвуют в решении человеческих судеб, оттого и относятся к этому,в
достаточной степени, трепетно.

Следующим доводом в пользу существования суда присяжных
является то, что повышенные требования, предъявляемые к качеству расследования
и рассмотрения такой категории уголовных дел, формируют (пусть даже вынужденно)
элиту высококвалифицированных специалистов в следствии, прокуратуре и суде.

И, наконец, в отношении традиций можно отметить, что
когда-нибудь наше время будет для кого-то историей (даже древней) и если не
отказаться от суда присяжных сейчас, когда-нибудь и о нем будут говорить как
традиционном для России.

Конкретную практику рассмотрения уголовных дел, а также
изменения отношения к нему, можно проиллюстрировать на примере Курганской
области. Первоначально, после введения в действие УПК РФ, судом присяжных
рассматривалось до 80 – 90% дел данной категории. 40-50%вынесенных вердиктов были
оправдательными. К 2007 году это соотношениеизменилось и в настоящее время
составляет 35-40% от общего количества дел соответствующей подсудности, т.е.
судом с участием присяжных заседателей в Курганском областном суде
рассматривается 3-4 дела за год (в 2008 и 2009г.г. по 4 дела), причем
оправдательные вердикты в настоящее время выносятся крайне редко (в 2008 ни
одного, в 2009 – один оправдательный вердикт)[3]. Все решения оставлены без изменения.

За период действия в Курганской области суда присяжных, население
привыкло к самой идее его существования и возможности их участия в отправлении
правосудия. Каких-либо серьезных проблем в организации судебного
разбирательства суда с участием присяжных заседателей сейчас уже не возникает.
Повышение качества рассмотрения уголовных дел с участием присяжных говорит само
за себя.

Со стороны обвиняемых снижение количества ходатайств о
рассмотрении уголовного дела в их отношении судом присяжных можно объяснить
тем, что обвиняемых, надеющихся избежать осуждения и, соответственно, наказания
за совершенное преступление с помощью суда присяжных, остаются единицы.

Все вышесказанное говорит о том, что суд присяжных, за
период своего действия, показал свою жизнеспособность и необходимость. С учетом
ярчайшего проявления в такой форме судопроизводства гласности,
непосредственности и устности, в сочетании с высоким профессионализмом
судейского корпуса, не вызывает сомнений в ее надежности.

При рассмотрении уголовного дела судом присяжных,
минимизируется возможность осуждения невиновного лица, что полностью
соответствует назначению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК). Отметая
возражения о возможном оправдании виновного, здесь вероятно будет уместно
вспомнить высказывание Ф.М. Вольтера: «Если против ста тысяч вероятностей
виновности обвиняемого, имеется лишь одна вероятность его невиновности, то эта
одна вероятность должна уравнивать все другие».[4]

В отличие от суда присяжных, не вызывающего беспокойства в
части осуждения невиновного, иное отношение порождает особый порядок судебного
разбирательства. Количество рассмотренных уголовных дел в этом порядке
неуклонно возрастает год от года. Например, в Курганской области в 2007 г. в
таком порядке рассмотрено 36,9% от общего количества дел соответствующей
категории, в 2008 – 42,1%, в 2009– 47,8% (в отдельных районах до 80%!)[5]. 
Вроде бы удобно всем, как правоохранительным органам, так и судьям, да и
подсудимый со всем согласен. Однако, нельзя забывать, что при такой форме
рассмотрения уголовного дела полностью отсутствуют три столпа судебного
разбирательства: гласность, непосредственность, устность. С учетом отсутствия
указанных условий судебного разбирательства, делающего невозможным проверить
достоверность представленных доказательств такая статистика должна
настораживать.

 

 


[1]Конин В.В. К вопросу о
реализации конституционного права граждан на судебную защиту через
судопроизводство с участием присяжных заседателей сквозь призму критики //
Актуальные проблемы уголовного процесса и криминалистики России и стран СНГ:
материалы международной научно-практической конференции, посвященной 80-летию
со дня рождения профессора, доктора юридических наук, заслуженного деятеля
высшей школы Лифшица Юрия Даниловича – 2 – 3 апреля 2009 г. – Челябинск: Изд-во
ЮУрГУ, 2009. С. 245-249.

[2] Добровольский М. Судить
нельзя помиловать. Плюсы и минусы суда присяжных в России // Газета «Дело №»,
16.02.2007.

[3] Обзор статистических
данных работы Курганского областного суда за 2008-2009 г.г. // http://oblsud.kurgan.ru/engine.php?id=61&r

[4]Вольтер
Ф.М. Избранные произведения по уголовному праву и процессу. – М., 1956. С. 185.

[5]Обзор деятельности
федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей Курганской области // http://usd.krg.sudrf.ru