Смахтин Е.В. Криминалистика в системе юридических наук уголовно-правового цикла: связь времен

 

Смахтин Евгений Владимирович, доцент кафедры уголовного процесса
и криминалистики ИГиП ТюмГУ, кандидат юридических наук, доцент

 

 

 

Криминалистика в системе юридических наук уголовно-правового
цикла: связь времен

 

Место криминалистики «в общей системе уголовных наук» и ее
влияние на «материальное уголовное право» и «формальное уголовное право» было
определено ее родоначальником Гансом Гроссом1.

Вслед за австрийским ученым, его последователи в России также
включают криминалистику в число наук, «разрабатывающих отдельные отрасли
уголовного права», подчеркивают ее тесную связь с уголовным процессом2. В
более поздних по времени научных работах уже говорится о необходимости
определения «правильных взаимоотношений между науками общего научного цикла» и
разграничения их сфер с точки зрения системно-структурного анализа3.

Анализ ряда научных и учебно-методических работ
свидетельствует, что в 1920-1950 гг. криминалистика в своем развитии прошла
несколько этапов:

– возникновение криминалистики как прикладной технической
дисциплины;

– накопление эмпирического материала и формирование основных
разделов криминалистики;

– становление криминалистики как самостоятельной науки4. 

В 70-е годы прошлого столетия Г.А. Матусовский на
монографическом уровне определил место криминалистики в общей системе наук, а в
последующем, ранее высказанные научные положения уточнил и конкретизировал в диссертации
на соискание ученой степени доктора юридических наук1. 

С сожалением приходится констатировать, что дискуссии о
природе криминалистики продолжаются до сих пор. Вместе с тем отметим, что большинство
криминалистов положительно оценили труды Г.А. Матусовского, присоединившись к
его позиции о том, что криминалистика входит в так называемую систему
уголовно-правовых наук2.

Проведенное нами исследование криминалистики как элемента
единой системы юридических наук уголовно-правового цикла, позволило
сформулировать ряд научных тезисов, суть которых заключается в следующем.

1. Криминалистика, «родившись в недрах»
уголовно-процессуальной науки, обрела свою самостоятельность именно в системе
юридических наук уголовно-правового цикла. Находясь  в этой системе, криминалистика имеет правовую
природу и все признаки науки юридической.

Место криминалистики в системе юридических наук
уголовно-правового цикла обусловлено ее сущностью, предметом, методологией,
объектами познания; подтверждается развитием научных взглядов на этот вопрос и
проведенным нами обобщением практики. 

2. Интегративный характер криминалистики не означает
возможности необоснованного «вторжения» в предметные сферы других юридических
наук уголовно-правового цикла. Необходима дифференциация знаний при изучении
общих объектов познания. Таких, например, как преступник, преступление, преступная
деятельность.

Попытки комплексного изучения объектов познания
уголовно-правовых наук без уточнения предметов ведения не будут отличаться
глубиной и системностью изложения полученных результатов.

3. Полагаем, что вопрос дифференциации знаний при изучении
общих объектов познания является одним из основных как в криминалистике, так и
любой другой отрасли научного знания. Одним из путей его решения является
определение критериев для разграничения предмета криминалистики от предметов
ведения других юридических наук уголовно-правового цикла. Такими критериями
могут, например, являться цель и задача познания.

4. Наибольшее практическое значение в криминалистике имеет
научное обоснование  перехода от познания
материальных и идеальных следов в механизме преступной деятельности к
уголовному преследованию и назначению виновным справедливого наказания либо к
отказу от уголовного преследования невиновных, освобождению их от наказания,
реабилитации каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст.
6 УПК РФ).

Если этот переход обеспечен, а мы полагаем, что это одна из функций
криминалистики, то решаются задачи уголовной политики и уголовного судопроизводства.
Если же нет, то многие преступления остаются нераскрытыми, виновные лица не
установленными, потерпевшие не защищенными государством. Возможны и другие
негативные последствия.

Проведенное нами обобщение практики показало, что в ходе
реализации этой функции взаимосвязь и соотношение криминалистики с уголовным и
уголовно-процессуальным правом проявляется наиболее ярко.

5. Одна из задач криминалистики как науки, в решении которой
проявляется ее роль и значение в общей системе юридических наук уголовно-правового
цикла –  сократить число случаев, по
которым установление следовой информации не произошло по субъективным причинам
(отсутствие знаний, опыта, тактические и процессуальные ошибки, нарушения
закона и т.п.). Решение этой задачи будет способствовать повышению эффективности
правоприменения и  реализации мер
уголовной политики.

6. Соотношение криминалистики с уголовным и
уголовно-процессуальным правом  можно
определить как соотношение самостоятельных элементов единой системы юридических
наук уголовно-правового цикла, которое проявляется, с одной стороны, в том, что
многие положения криминалистики воспринимаются законодателем и получают
правовую регламентацию. С другой стороны, основой для выработки тактических
рекомендаций  по производству
следственных  действий, алгоритмов
расследования является  процессуальная
регламентация деятельности участников уголовного процесса и уголовно-правовая
характеристика преступлений.

Выявленные нами взаимосвязи отраслей научного знания носят устойчивый
и двухсторонний характер. 
Научно-обоснованные рекомендации криминалистики по расследованию
отдельных видов и групп преступлений как конечный продукт криминалистической
науки согласуются  с уголовно-правовыми и
уголовно-процессуальными, взаимно дополняют, развивают и обогащают их.

7. Реализация уголовных правоотношений невозможна вне
уголовного судопроизводства, в содержание которого входит не только
деятельность уголовно-процессуальная, но и деятельность криминалистическая, что
также свидетельствует о взаимосвязи отраслевых наук  с криминалистикой.

В ходе криминалистической деятельности, осуществляемой в
уголовном судопроизводстве, возникают уголовно-процессуальные отношения. Вместе
с тем проведенный анализ показал, что вопросы, относящиеся к деятельности эксперта-криминалиста,
а тем более следователя-криминалиста, лишь отчасти регламентированы
Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, наряду с которым
существуют и другие федеральные законы и подзаконные нормативные правовые акты,
определяющие и регламентирующие некоторые вопросы в деятельности
эксперта-криминалиста и следователя-криминалиста.

Таким образом, имеются все основания утверждать о
фактическом существовании криминалистических отношений, регламентированных не
только уголовно-процессуальным законодательством, но и рядом федеральных законов
и подзаконных нормативных правовых актов. Причем в одном случае, когда  криминалистическая деятельность
осуществляется в уголовном судопроизводстве она, по своей сути и содержанию,
является деятельностью процессуальной, а в 
другом – носит самостоятельный характер.

8. Криминалистика, пройдя путь от естественнонаучной до
юридической дисциплины, имеет специфический предмет и метод регулирования. В
настоящее время вполне закономерным будет являться разработка и принятие федерального
закона, в котором будут учтены все основные вопросы, связанные с криминалистической
деятельностью. Предлагаемый к принятию федеральный закон   может быть назван «О криминалистической
деятельности в Российской Федерации».

9. С учетом предыдущего тезиса очевидно, что в настоящее
время не все криминалистические отношения являются правовыми. Одним из
субъектов криминалистических отношений всегда выступает должностное лицо,
наделенное властными полномочиями. Государственно-властный характер
криминалистических отношений в большинстве случаев складывается не только в
силу требований закона, но и в силу воли вступающих в эти отношения субъектов.
В этом смысле для возникновения, развития и окончания криминалистических
отношений характерна диспозитивность, то есть свобода поведения участников
отношений. Следовательно, круг субъектов криминалистических отношений специфичен.

Естественно, тезисный вариант статьи довольно уязвим
для  научной дискуссии по
рассматриваемым  автором проблемам. В
связи с этим, полагаем необходимым выразить свою готовность к более широкому
обсуждению изложенных положений1. 

 


1
Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система
криминалистики. Новое изд., перепеч. с изд. 1908 г. М.: ЛексЭст, 2002.
С. IX-X, XVI.

2
См., напр.: Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике
и тактике. Новое изд., перепеч с изд. 1925 г. М.: ЛексЭст, 2003. С. 5.

3
См., напр.:  Васильев А.Н.  Проблемы
методики расследования отдельных видов преступлений. Новое изд., перепеч.  с изд. 1978 г. М.: ЛексЭст, 2002. С. 11.  

4
См., напр.: Митричев С.П. Предмет,
метод и система советской криминалистики. М., 1956. С.24; Кримиалистика. М.:
Госюриздат, 1959. С. 5-7; Кирсанов З.И. Теоретические
основы криминалистики: учеб. пособие. М., 1998. С. 27 и некоторые др.

1
См., напр.: Матусовский Г.А. Криминалистика
в системе научных знаний. Харьков: Вища шк. Изд-во при Харьк. ун-те, 1976. 112
с; Он же Криминалистика в системе
наук и ее межнаучные связи: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1980. 42 с.

2
Матусовский Г.А. Криминалистика в
системе научных знаний … С. 68.

1 Более
подробно рассматриваемые в статье вопросы освещены в некоторых монографиях и
публикациях автора. См. напр.: Криминалистика
в системе материального и процессуального уголовного права. Тюмень: Изд-во
ТюмГУ, 2008. 456 с; Криминалистика: соотношение с уголовным и уголовно-процессуальным
правом. – М.: Юрлитинформ, 2009.  232 с;
Значимость криминалистических знаний при реализации
назначения уголовного судопроизводства (ст.6 УПК РФ) // Криминалистика в
системе правоприменения: материалы конференции.
Москва,
МГУ имени М.В.Ломоносова, 27-28 октября 2008 г. М.:  МАКС Пресс, 2008. С.82-86 и некоторые др.