Конин В.В. О нарушениях профессиональных обязанностей адвокатов – защитников

Конин В.В. О нарушениях профессиональных обязанностей адвокатов – защитников (по материалам квалификационной комиссии Адвокатской палаты Калининградской области) // Адвокат. 2017. № 3. С. 9 – 13.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами. Но всегда ли действия адвоката являются законными и обоснованными?

Ключевые слова: суд, адвокат, адвокатская деятельность, квалификационная комиссия, право на защиту, Кодекс профессиональной этики адвоката, уголовная ответственность, несовершеннолетний, нарушение.    

 

В.В. Конин, адвокат Адвокатской палаты Калининградской области, кандидат юридических наук, доцент

НАРУШЕНИЯ, ДОПУСКАЕМЫЕ АДВОКАТОМ – ЗАЩИТНИКОМ

В СВОЕЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(по материалам квалификационной комиссии Адвокатской палаты Калининградской области)

Пункт 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката устанавливает, что при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом[1].

Вместе с тем, в ряде случаев приходится сталкиваться с ситуациями, когда адвокат либо не в полной мере исполняет возложенные на него законом и Кодексом профессиональной этики обязанности, либо не исполняет их в полном объеме.

Вступление адвоката в уголовный процесс возможно лишь только в двух случаях: заключение соглашения на осуществление защиты с лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, либо с иными лицами, действующими в интересах лица, привлекаемого к уголовной ответственности, либо по назначению органов дознания, следствия либо суда.

Таким образом, при отсутствии назначения для осуществления защиты в порядке ст. 51 УПК РФ, адвокат может принимать участие в уголовном судопроизводстве лишь только на основании соглашения на осуществление защиты. Однако, как показывает практика, это требование закона периодически нарушается адвокатами.

Так, например, гр-н Б. обратился в Адвокатскую палату Калининградской области с жалобой на адвоката П., указав, что в отношении его имело место со стороны адвоката П. по навязыванию услуги при осуществлении защиты на стадии предварительного следствия в военно-следственном отделе по Калининградскому гарнизону. При этом у него отсутствовала реальная возможность заключить соглашение на осуществление его защиты с другим адвокатом. Несмотря на то, что соглашение на защиту не было заключено, адвокат П. вступил в дело, и осуществлял его защиту.

Указанная жалоба Б. в дальнейшем была отозвана, но 09 июня 2009 года Б. вновь обратился с жалобой на действия адвоката П., указав, что отказ от ранее поданной жалобы произошел под давлением сотрудников военно-следственного отдела и адвоката П.

В соответствии с п. 7 ст. 19 Кодекса профессиональной этики адвоката  отзыв жалобы, представления, сообщения либо примирение адвоката с заявителем, выраженные в письменной форме, возможны до принятия решения Советом и влекут прекращение дисциплинарного производства. Повторное возбуждение дисциплинарного производства по данному предмету и основанию не допускается.

Однако указанное положение применяется только в тех случаях, когда жалоба была отозвана после возбуждения дисциплинарного производства. Отзыв жалобы до возбуждения дисциплинарного производства правовых последствий не влечет.

Факт участия в действиях по осуществлению защиты был подтвержден следующими документами: копией ордера № 2514 от 28.05.2009 года; копией протокола допроса подозреваемого Б. с участием защитника – адвоката П. от 28 мая 2009 года, в котором имеются подписи адвоката П.; копией протокола задержания подозреваемого Б. от 29 мая 2009 года, в котором указывается, что данное следственной действие произведено с участием имеется адвоката П., и имеется подпись адвоката П.; копией постановления Калининградского гарнизонного суда об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Б. от 30 мая 2009 года, в котором указывается на участие в качестве защитника адвоката П. в судебном заседании.

Подтвердил факт участия в следственных действиях по осуществлению защиты Б. при отсутствии соглашения на защиту и сам адвокат П.

В соответствии со ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем[2]. Осуществление защиты на предварительном следствии возможно лишь только при наличии заключенного соглашения, в соответствии с положением п. 1 ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" согласно которому адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. В соответствии с п. 2 ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Осуществление защиты по уголовному делу без заключения соглашения возможно лишь в случае, если имеется назначение от органов дознания, предварительного следствия, суда.

Подпункт 5 п. 3 ст. 31 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» устанавливает, что Совет Адвокатской палаты определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда; доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами.

Порядок оказания юридической помощи по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда определяет Совет адвокатской Палаты Калининградской области. Согласно разработанному Советом адвокатской палаты Калининградской области «Положения о порядке участия адвокатов по назначению в уголовных и гражданских делах», утвержденного Конференцией Адвокатской Палаты Калининградской области 19 марта 2004 года, с последующими изменениями, осуществление защиты по назначению (т.е. без заключения соглашения с доверителем) возможно лишь при наличии заявки, полученной от распорядителя заявок. Пунктом 7.1 указанного Положения установлено, что адвокат, принявший самостоятельно заявку от следователя, судьи, прокурора, дознавателя без согласования с распорядителем заявок; с адвокатом, ранее участвовавшим в этом деле; в районе, за которым он в соответствии с графиком дежурств не закреплен – подлежит дисциплинарной ответственности за неисполнение решений органов Адвокатской палаты (подпункт 4 п. 1 ст. 7 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Предложив гражданину Б. свои услуги по осуществлению его защиты на стадии предварительного следствия, и получив его согласие на осуществление защиты (как утверждает адвокат П. в своем объяснении), адвокат П. был обязан заключить с ним, либо с иными лицами, действующими в интересах Б. и с его согласия  соглашение на осуществление защиты, определить размер и условия оплаты труда адвоката.

Участвуя в производстве следственных действий, а также в судебном заседании при решении вопроса об избрании в отношении Б. меры пресечения, при отсутствии соглашения на осуществление защиты Б., а также при отсутствии заявки на осуществления защиты Б. по назначению органов дознания, предварительного следствия, суда, полученной от распорядителя заявок, в соответствии с «Положением о порядке участия адвокатов по назначению в уголовных и гражданских делах», адвокатом П. были допущены следующие нарушения:

  • п. 1 ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" – осуществление защиты без соглашения;
  • подпункт 4 п. 1 ст. 7 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п. 6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката - неисполнение решений органов Адвокатской палаты, а именно требований «Положения о порядке участия адвокатов по назначению в уголовных и гражданских делах», утвержденного Конференцией Адвокатской Палаты Калининградской области 19 марта 2004 года, с последующими изменениями;
  • п. 6 ч. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката – запрещающего адвокатам навязывать свою помощь лицам, нуждающимся в юридической помощи.

Совет Адвокатской палаты Калининградской области согласился с выводами квалификационной комиссии, и привлек адвоката П. к дисциплинарной ответственности.

Но, на наш взгляд, более существенным нарушением является неисполнение адвокатом своих обязанностей по осуществлению защиты лиц, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи.

Федеральный судья Центрального районного суда г. Калининграда Г. обратилась в Адвокатскую палату Калининградской области с сообщением о срыве адвокатом О. судебного заседания по материалу в отношении несовершеннолетнего М. о помещении последнего в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей УМВД России по Калининградской области, которое было назначено на 24 июня 2015 года на 14 часов.

В своем объяснении адвокат О., признавая факт неучастия в судебном заседании, несмотря на направленный ему электронный ордер для участия по назначению в судебном заседании, указывает, что ордер ему был выдан в порядке ст.ст. 50 – 51 УПК РФ, а правоотношения, ставшие предметом рассмотрения в судебном заседании, регулировались федеральным законом от 24.06.1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системной профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»[3]. В связи с этим, по его мнению,  поскольку действие уголовно-процессуального законодательства не распространяются на отношения, возникающие при помещении несовершеннолетних правонарушителей в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей УМВД России по Калининградской области, то по этой причине он был не вправе  принимать участие в судебном заседании. Одновременно с этим, он указал, что у него примерно в это же время должно было состояться заседание в Московском районном суде г. Калининграда, а адвокат не вправе принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем в состоянии выполнить.

Изучив собранные в ходе проведения проверки по дисциплинарному производству, возбужденному президентом Адвокатской палаты Калининградской области материалы, квалификационная комиссия пришла к следующему выводу: согласно части 1 статьи 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи[4]

Среди непреложных основ адвокатской профессии: запрет отказа от защиты; обязанность адвоката честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально, активно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законом средствами; обязанность адвоката соблюдать требования закона и этические нормы; Процессуальное положение адвоката обусловлено тем, что он является субъектом, реализующим  посредством своего статуса гарантированное Конституцией Российской Федерации право по оказанию квалифицированной юридической помощи в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, в связи с чем, на него как Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», так и Кодексом профессиональной этики адвоката возложены дополнительные обязанности по сравнению с лицами, оказывающими юридические услуги населению и юридическим лицам, но не имеющим статуса адвоката.

Согласно подп. 2 п. 1 ст. 7 Федерального закона  «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, прямо предусмотренных действующим законодательством.

В соответствии с частью 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Из этой конституционной нормы и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статей 8 и 29 Всеобщей декларации прав человека, а также пункта 2 и подпункта "а" пункта 3 статьи 2 и пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, следует, что государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Исполнение адвокатом требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда является ничем иным, как реализацией конституционной гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатно. Участие адвоката в осуществлении судопроизводства по назначению есть одна из форм государственной защиты прав и свобод человека и гражданина. При этом необходимо иметь в виду, что эффективность, компетентность и полнота защиты зависят исключительно от отношения адвоката к своим обязанностям.

С учетом особенностей статуса несовершеннолетнего правонарушителя, право на квалифицированную юридическую помощь гарантируется ему не только для обеспечения возможности отстаивать свои интересы в рамках  процесса, но и для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, в том числе исполняющих судебное решение о помещении в центр временной изоляции.

Часть 1 статьи 8 Федерального закона от 24.06.1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системной профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» устанавливает, что несовершеннолетним, их родителям или иным законным представителям, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа, обеспечиваются права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, Конвенцией ООН о правах ребенка, международными договорами Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, а также на обеспечение бесплатной юридической помощью с участием адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание юридической помощи в соответствии с законом (часть 2 статьи 8 указанного закона).

В соответствии с пунктом 2 статьи 31.2 Федерального закона от 24 июня 1999 года N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" в рассмотрении материалов о помещении несовершеннолетних в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел наряду с несовершеннолетним, его родителями или иными законными представителями, прокурором, представителями центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органа внутренних дел обязательно участвует и адвокат.

При этом необходимо отметить, что несовершеннолетний является субъектом любых правоотношений с повышенной формой защиты. Правовой статус несовершеннолетнего, гарантии его основных прав должны соответствовать принципам и нормам Конституции РФ, общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации.

Одновременно с этим, центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей УМВД России по Калининградской области является учреждением, временно ограничивающим права и свободы несовершеннолетнего, гарантированные Конституцией РФ, в частности право на свободу передвижения.

Право на защиту от неблагоприятных последствий для личности гарантированно Конституцией Российской Федерации, и не может быть поставлено на усмотрение адвоката.

По смыслу статьи 46 Конституции Российской Федерации обеспечение права на защиту является одним из принципов уголовного и административного судопроизводства, действующих во всех его стадиях. В силу этого правом на защиту обладают как лица, не имеющие процессуального статуса, но в  отношении которых осуществляются затрагивающие их права и свободы процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, так и лица, имеющие процессуальный статус (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный), лицо, в отношении которого ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера. К этой же категории относится и  несовершеннолетний, к которому применена принудительная мера воспитательного воздействия; лицо, в отношении которого поступил запрос или принято решение о выдаче иностранному государству; а также любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, предпринимаемыми органами исполнительной власти, и свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица.

В соответствии с п. 6 ч. 4 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ  «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

Указанное положение было конкретизировано в статье 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которой адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника.

Следовательно, адвокат является единственным субъектом оказания квалифицированной юридической помощи на досудебном стадиях в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, а в ходе судебного разбирательства, где предусмотрено обязательное участие адвоката – основным, вне зависимости от наличия защитников, не имеющих статус адвоката.

Отказ адвоката О. от защиты несовершеннолетнего М. послужил основанием для затягивания судебного заседания, и приглашением другого адвоката для реализации гарантированного Конституцией Российской Федерации права на защиту.

Таким образом, адвокат О., отказавшись от защиты интересов несовершеннолетнего М. при рассмотрении в судебном заседании Центрального районного суда г. Калининграда вопроса о помещении его в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей УМВД России по Калининградской области, оставил его без защиты, не исполнив свои обязанности как адвоката, возложенные на него Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом профессиональной этики адвоката. 

Тем самым, квалификационная комиссия Адвокатской палаты Калининградской области пришла к выводу о том, что адвокатом О. было допущено нарушение п. 6 ч. 4 ст. 6, п. 1 п. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п. 1 ст. 8, ч. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с требованиями которых адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, и обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно исполнять свои профессиональные обязанности.

Совет Адвокатской палаты Калининградской области согласился с мнением квалификационной комиссии и привлек адвоката О. к дисциплинарной ответственности.

 

Список литературы:

  • Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) // СПС Консультант Плюс
  • Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // СПС Консультант Плюс
  • Федеральный закон от 24.06.1999 N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" // СПС Консультант Плюс
  • Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС Консультант Плюс

 

V. V. Konin

the lawyer of lawyer chamber of the Kaliningrad region

candidate of legal Sciences, associate Professor

THE VIOLATIONS COMMITTED BY THE ATTORNEY IN HIS PROFESSIONAL ACTIVITIES

(according to the materials of the qualifying Commission of Lawyer chamber of the Kaliningrad region)

In accordance with paragraph 1 of part 1 of article 7 of the Federal law "On advocate activity and advocacy in Russian Federation" a lawyer shall honestly, reasonably and in good faith to defend the rights and legitimate interests of the principal all not prohibited by the legislation of the Russian Federation means. But whether the advocate's actions are lawful and justified?

Keywords: court, lawyer, advocacy, qualification Commission, the right to protection, the Code of professional ethics lawyer, criminal responsibility, juvenile, violation.

 


[1] Кодекс профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003) // СПС Консультант Плюс.

[2] Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // СПС Консультант Плюс.

[3] Федеральный закон от 24.06.1999 N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" // СПС Консультант Плюс.

[4] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС Консультант Плюс.