Смирнов Г.К. Ответственность за рейдерство, преступления в сфере прав на ценные бумаги и государственной регистрации. М.: Юрлитинформ, 2011.

 

 

Смирнов Г. К. Ответственность за рейдерство, преступления в сфере прав на ценные бумаги и государственной регистрации. – М.: Юрлитинформ, 2011.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

В ежегодном послании Федеральному Собранию Российской Федерации 12 ноября 2009 года Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в качестве приоритетного направления дальнейшего развития страны определил новый экономический курс, основу которого составит постепенный переход от сырьевого к инновационному способу производства, а в перспективе – выход России на лидирующие позиции в мировой экономике.
Реализация этих задач предполагает привлечение дополнительных инвестиций в экономику страны как внутренних, так и внешних. Правительством Российской Федерации в утвержденной им стратегии развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года поставлена задача качественного повышения конкурентоспособности российского финансового рынка и, как следствие, формирование на его основе самостоятельного финансового центра.
Однако для создания привлекательного инвестиционного климата необходимо существенное снижение так называемых инвестиционных рисков, включающих в себя в том числе такие риски, как утрата инвестированных средств, приобретенных финансовых инструментов, а также обеспечивающих их производственных активов в результате противоправных действий.
Эти риски в сознании инвесторов в первую очередь связываются с высоким уровнем коррупции в стране, и порожденной на ее благоприятной почве экономической преступностью, масштабы которой в последние годы приобрели угрожающий государственной безопасности характер.
Одним из наиболее опасных проявлений в структуре экономической преступности на протяжении последних 10 – 15 лет остается рейдерство, при котором коммерческая собственность не перераспределяется в рамках цивилизованного гражданского оборота, а просто захватывается путем незаконного вмешательства в систему корпоративного управление компанией, ее дестабилизации и инициирования незаконных управленческих решений. При этом, как собственники захваченных компаний, так и экономика страны в целом, несут огромные убытки.
Рейдерство – сложное, многогранное явление. Эффективная борьба с ним невозможна без создания соответствующей правовой базы, в том числе введения адекватных уголовно-правовых запретов на наиболее опасные формы противоправного завладения собственностью компании или установления управленческого контроля над ее деятельностью. Поэтому помимо расследования уголовных дел о преступлениях данной категории в качестве одного из важных направлений деятельности Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации определено принятие мер, направленных на совершенствование действующего законодательства о противодействии рейдерству.
Разработанные в Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации в рамках данного направления деятельности законодательные предложения были направлены Президенту Российской Федерации и реализованы им посредством внесения 6 апреля 2010 г. в Государственную Думу Российской Федерации в порядке законодательной инициативы соответствующего законопроекта. После прохождения установленных процедур принятия, одобрения и подписания, Федеральный закон от 1 июля 2010 года № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» вступил в силу.
Этим законом криминализированы так называемые «серые» схемы рейдерских захватов, ответственность за которые ранее предусматривалась исключительно гражданским и административным законодательством. При этом закон установил уголовную ответственность за действия, которые совершаются на ранних стадиях рейдерского захвата, и которыми только создаются условия для вывода активов из компании. Тем самым мерами уголовно-правового воздействия упреждается возможность наступления негативных последствий, при которых возможности истребования захваченного имущества у нового собственника существенно ограничены институтом добросовестного приобретателя.
Кроме того в Уголовный кодекс Российской Федерации введены специальные нормы, устанавливающие ответственность за фальсификацию реестра владельцев ценных бумаг, а также единого государственного реестра, что также часто используется рейдерами в целях захвата управления или активов организации. Ранее, в связи с несовершенством уголовного законодательства, лицам, совершающим подобные действия, в отдельных случаях удавалась избежать уголовной ответственности.
Следует отметить, что рассматриваемый закон стал первым законодательным актом, предусматривающим специальные меры уголовно-правового воздействия противодействия рейдерству, который был принят Государственной Думой Российской Федерации.
Предпринимаемые ранее многочисленные попытки внесения изменений в уголовное законодательство в этой части не увенчались успехом. Здесь следует отметить и проект закона № 34330-5, разработанный Г.В. Гудковым, А.Е. Хинштейном, А.К. Луговым и законодательные инициативы Следственного комитета при МВД России, которые нашли отражение в законопроекте 192734-5 и ряд других предложений.
Сразу же после внесения проекта закона в Государственную Думу Российской Федерации в кругах научного, политического и предпринимательского сообществ началось его активное обсуждение. Как и все новое, концептуальные идеи, заложенные в закон, а также форма их реализации в отдельных его положениях, были восприняты неоднозначно. Одни представители утверждали, что закон необходим и актуален, и что он должен был принят много лет назад, другие же, подвергли его критике за что, новые уголовно-правовые нормы сформулированы слишком сложно, а также, что они могут быть использованы рейдерами или корпоративными шантажистами в целях решения ими своих задач путем инициирования уголовного дела по заведомо ложному заявлению о совершенном преступлении.
Признавая, что некоторая доля высказанных опасений все же является обоснованной, хотелось бы в то же время не согласиться с данной позицией в целом. Во-первых, сложность уголовно-правовых норм обусловлена сложностью механизма самих «серых» схем рейдерства, которые они предусматривают и необходимостью обеспечения «точечного», то есть избирательного уголовно-правового воздействия на лиц, вольно или невольно вовлеченных в сферу рейдерского захвата. Во-вторых, возможность для злоупотребления в той или иной степени присутствует в процессе применения каждой уголовно-правовой нормы Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Однако закон определяет четкие критерии криминализации деяния – его общественная опасность, то есть возможность причинения вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям.
С учетом этого, например, наличие возможности подбросить лицу наркотические средства или оружие, не может рассматриваться как основание для декриминализации незаконного оборота этих объектов. Данный вывод в полной мере справедлив и к нормам, предусматривающим уголовную ответственность за рейдерство.
Предусмотренные уголовным законом новые деяния объективно представляют общественную опасность, так как направлены на захват чужой собственности, имущественных прав либо управления в хозяйственном обществе и основаны на обманном способе достижения этой цели. Одной из предпосылок того, что новые нормы не станут «оружием» в руках недобросовестных участников корпоративных конфликтов является правильное и точное уяснение и понимание их содержания, которое во многом обеспечивается доктринальным толкованием.
Представляемая на суд широкого читателя книга «Ответственность за рейдерство, преступления в сфере учета прав на ценные бумаги и государственной регистрации», по сути, представляет собой первую попытку доктринального толкования новых положений уголовного закона.
Следует отметить, что ее автор кандидат юридических наук Смирнов Г.К. являлся одним из разработчиков Федерального закона от 1 июля 2010 года № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в частности им была подготовлена первоначальная редакция проекта данного закона. Смирнов Г.К. также участвовал в рабочих группах по доработке проекта этого закона на всех этапах его прохождения. Поэтому можно заключить, что автор книги знаком с рассматриваемой в ней темой не понаслышке.
Другим несомненным преимуществом книги является то, что автор в равной мере полно и детально проанализировал и осветил не только нормы уголовного закона, но и положения иных отраслей права, без знания которых правильная квалификация деяния невозможна.
Искренне надеюсь на то, что сформулированные в книге Смирнова Г.К. «Ответственность за рейдерство, преступления в сфере учета прав на ценные бумаги и государственной регистрации» теоретические положения и практические рекомендации будет способствовать правильному пониманию новых уголовно-правовых норм и формированию единообразной практики их применения.

Первый заместитель Генерального
прокурора Российской Федерации –
Председатель Следственного комитета
при прокуратуре Российской Федерации 
доктор юридических наук, профессор                  А.И. Бастрыкин
 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

5 июля 2010 г. после официального опубликования вступил в силу Федеральный закон от 1 июля 2010 г. № 147-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Этим законом УК РФ был дополнен тремя новыми статьями – 1701, 1855 и 2853. Кроме того, ст. 1852 дополнена частью 3. Новые преступления, а также связанные с ними преступления в сфере фондового рынка, предусмотренные ст. 185 – 1854 УК РФ, отнесены к исключительной подследственности следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.
Внесенными в уголовный закон дополнениями установлена уголовная ответственность за умышленное искажение данных, содержащихся в реестре владельцев именных ценных бумаг, в системе депозитарного учета, а также в единых государственных реестрах, предусмотренных законодательством Российской Федерации.
Также криминализированы действия, составляющие основу так называемых «серых» схем рейдерства, суть которых в целом сводится к приобретению относительно небольшого количества голосующих акций или определенного размера доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью и последующему злоупотреблению правами акционера или участника общества с целью избрания или назначения подконтрольных лиц в органы управления и контроля общества и(или) инициирования принятия отдельных незаконных решений этих органов.
Ответственность за такие действия до принятия указанного Закона в основном предусматривалась гражданским и административным законодательством .
Схемы рейдерских захватов условно подразделяются на «черные» и «серые».
Захват, осуществляемый по «черной» схеме, является полностью криминальным, то есть содержит признаки одного или нескольких преступлений. Действия, совершаемые при таком захвате, несмотря на свою разнородность, охватываются единым преступным умыслом, который, как правило, направлен на хищение активов компании.
Наиболее распространенным способом рейдерского захвата по «черной» схеме является представление в налоговый орган поддельного протокола общего собрания акционеров (участников) общества о переизбрании или переназначении единоличного исполнительного органа общества (генерального директора) и совершение таким директором от имени общества сделок по отчуждению имущества компании.
В отличие от «черных», «серые» схемы сами по себе не являются преступными, однако на отдельных этапах реализации для решения ряда задач, предполагают совершение правонарушения, в том числе, возможно и преступления.
Наиболее распространенной является «серая» схема, при которой владельцы относительно крупных пакетов акций, которые могут повлиять на исход голосования, не уведомляются о проведении общего собрания акционеров либо просто не допускаются к участию в голосовании. Вследствие этого на общем собрании принимаются выгодные рейдерам управленческие решения, например, о дополнительной эмиссии акций, заниженной их стоимости и распределении по закрытой подписке между соучастниками, либо о досрочном прекращении полномочий органов управления общества и избрании новых членов в эти органы.
Именно «серые» схемы, балансируя на грани уголовно наказуемого деяния и спора хозяйствующих субъектов, вследствие несовершенства действующего уголовного законодательства, не нашли адекватной уголовно-правовой оценки и должного отражения в следственной практике.
Как показывает анализ правоприменительной практики, при фактическом преобладании над «черными» схемами, удельный вес «серых» схем в общем количестве рейдерских захватов, попавших в сферу уголовного судопроизводства, составляет чуть более 1,5%. Кроме того, ни одно из таких уголовных дел не было направлено в суд.
Президент РФ Д.А. Медведев на встрече с членами Совета палаты Совета Федерации Федерального Собрания РФ 5 ноября 2009 г., говоря о том, что «не припомнит, чтобы у нас кого-то посадили за рейдерство» , имел в виду именно такое – классическое – «серое» рейдерство, а не банальный захват, осуществляемый по «черным» схемам.
Характеризуя тенденции развития рейдерства за последние годы, специалисты схожи во мнении о существенном уменьшении количества «черных» схем и увеличении «серых» . Об этом свидетельствует и арбитражная практика.
Таким образом, наблюдаемое в последние годы снижение количества уголовных дел о рейдерских преступлениях, как представляется, связано не с уменьшением рейдерских захватов, а с указанными качественными изменениями самого явления рейдерства в целом, то есть переходом его от «черных» технологий к «серым».
В целом осуждение лидеров так называемой «тамбовской ОПГ» – Барсукова В.С. (Кумарина), Леухина А.В. и Шенгелия Б.А. можно связать с окончанием очередного этапа передела коммерческой собственности в России, в котором преобладающими являлись «черные» схемы с присущими им так называемыми «силовыми захватами».
На наступившем этапе доминирующими будут именно «серые» схемы рейдерства, отличающиеся большей изощренностью и совершенством с интеллектуальной точки зрения. На таком виде рейдерства специализируются уже не общеуголовные преступные сообщества, возглавляемые преступными авторитетами, а крупные финансово-промышленные компании, привлекающие для этих целей высококвалифицированных специалистов в различных областях знаний (бухгалтерии, гражданском, корпоративном, уголовном праве и т.д.).
Качественное изменение рейдерства от «черного» к «серому» вполне закономерно и объясняемо. Причин тому несколько. Основная из них заключается в том, что при использовании «серых» схем возможность сохранения права на захваченное имущество несоизмеримо выше, чем при использовании «черных».
Так, при рейдерских захватах по «черным» схемам смена органа управления общества осуществляется на основании подложных документов, что влечет недействительность, независимо от признания судом, данного управленческого решения. Последующее совершение сделок или иных юридически значимых действий, вытекающих из этого решения, также предопределяют ничтожность этих действий как совершенных ненадлежащим лицом, так как данное лицо изначально не приобрело полномочий единоличного органа управления общества. Захваченное имущество в данном случае может быть истребовано из чужого владения на основании виндикационного иска, даже у добросовестного приобретателя (ст. 301, 302 ГК РФ).
Таким образом, при использовании «черных» схем рейдер, как правило, однозначно может рассчитывать лишь на получение дохода от отчуждения захваченного имущества, но не на само имущество общества, которое может быть истребовано даже у добросовестного приобретателя.
В отличие от этого при использовании «серых» схем как само управленческое решение, например, о назначении исполнительного органа общества, так и последующие вытекающие из этого решения юридически значимые действия, как правило, являются оспоримыми, то есть сохраняют юридическую силу до тех пор, пока не будут признаны недействительными судом.
В соответствии со ст. 53 ГК РФ общество выступает во взаимоотношениях с третьими лицами в лице своих уполномоченных органов. Таким образом, оспариваемое управленческое решение, а также вытекающие из него иные юридически значимые действия, формально являются выражением воли общества (на смену органов управления, на совершение сделок по отчуждению имущества и т.д.). Лицам, чьи права были нарушены таким решением, необходимо еще доказать в суде, что данное управленческое решение, создавшее юридические предпосылки для рейдерского захвата, было совершено с пороком воли (вопреки воле) общества.
Для возврата имущества, отчужденного незаконно назначенным генеральным директором, необходимо признать недействительным само решение органа управления общества о назначении этого должностного лица, а также совершенные им сделки по отчуждению имущества общества, что во многих случаях представляет значительную сложность.
Таким образом, в результате принимаемых мер по закреплению результатов захвата у рейдеров имеется реальная возможность сохранения юридической силы проведенного управленческого решения, а также вытекающих из него юридически значимых действий (сохранение права на выведенные из общества активы, «прикрываясь» институтом добросовестного приобретателя, сохранение должности в органах управления и т.д.).
Другим фактором, обусловившим активное распространение «серого» рейдерства в России, является несовершенство действующего законодательства, которое во многих случаях не позволяло привлечь «серых» рейдеров к ответственности.
До принятия рассматриваемого Закона действия, составляющие основу «серого» рейдерства, по сути, не являлись преступными. Привлечь рейдеров к уголовной ответственности за их совершение можно было лишь в случае, когда удавалось доказать, что захват управления компанией осуществлялся в целях последующего хищения ее имущества или являлся составной частью иного преступления, например предусмотренного ст. 201 УК РФ (« Злоупотребление полномочиями»).
Однако на практике доказать направленность умысла рейдера на такие последствия (хищение, причинение ущерба, вреда, получение незаконной выгоды и т.д.) было практически невозможно, так как преследуемая цель при совершении этих действий не является очевидной. Кроме того, не всегда действия рейдеров на этом этапе могут быть непосредственно направлены на хищение имущества. Так, он может преследовать цель уменьшения совокупной доли голосов действительных участников (так называемое размывание голосов) путем подтасовки решения о дополнительной эмиссии акций и размещения их среди подконтрольных лиц, в результате чего совокупная доля голосов других участников может уменьшиться в разы, что хищением не является.
В этой ситуации начать проверку сообщения о преступлении и возбудить уголовное дело возможно было только после фактического наступления негативных последствий в виде хищения имущества или иного противоправного его вывода из компании, то есть на завершающем этапе рейдерского захвата.
Вместе с тем после рейдерского захвата имущество «отмывалось» через ряд фиктивных или зарегистрированных в оффшорных юрисдикциях юридических лиц и в конечном итоге поступало в собственность добросовестного приобретателя. Истребовать его у такого лица, как уже было отмечено выше, практически невозможно.
Признавая незыблемость гражданско-правового института добросовестного приобретателя, необходимо было создать правовой механизм, предполагающий сбалансированную защиту интересов добросовестного приобретателя и собственника, имущество которого выбыло из его законного владения посредством рейдерского захвата.
Наиболее оптимальное соотношение защиты прав добросовестного приобретателя и эффективной уголовно-правовой защиты прав прежнего собственника предполагало дополнение уголовного закона статьями, которые предусматривали бы ответственность за действия, посредством которых создаются правовые предпосылки для вывода имущества из компании, то есть за захват управления обществом.
Введение в УК РФ норм, основанных на данном концептуальном подходе, позволит привлекать рейдеров к уголовной ответственности уже на начальных этапах рейдерского захвата, упреждая наступление указанных негативных для собственника последствий.

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Предисловие
Введение
Указатель сокращений

Глава 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА от 1 июля 2010 г. № 147-ФЗ «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И В СТАТЬЮ 151 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
1.1 История создания и принятия закона
1.2. Общая характеристика уголовно-правовых норм, введенных Федеральным законом от 1 июля 2010 г. № 147–ФЗ

ГЛАВА 2. УГОЛОВНАЯ ОТВЕСТВЕННОСТЬ ЗА РЕЙДЕРСТВО (ст. 185 5 УК РФ)
2.1. Конструкция состава преступления
2.2. Объективные признаки преступления
2.3. Субъективные признаки преступления
2.4. Квалифицирующие признаки преступления
2.5. Соотношение с иными преступлениями

ГЛАВА 3. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ УЧЕТА ПРАВ НА ЦЕННЫЕ БУМАГИ (ст. 170¹ и ч. 3 ст 185² УК РФ)
3.1. Общая характеристика системы учета прав на ценные бумаги 
3.2. Конструкция состава и объективные признаки преступлений
3.3. Субъективные признаки преступлений
3.4. Квалифицирующие признаки преступлений
3.5. Соотношение с иными преступлениями

ГЛАВА 4. УГОЛОВНАЯ ОТВЕСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОРЯДКА ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ И УЧЕТА (ст. 285³ УК РФ)
4.1. Общая характеристика, виды и содержание единых государственных реестров
4.2. Конструкция состава и объективные признаки преступления
4.3. Субъективные признаки преступления
4.4. Квалифицирующие признаки преступления
4.5. Соотношение с иными преступлениями

 

 

 

 

 

Об авторе:

Смирнов Георгий Константинович

Смирнов Георгий Константинович – кандидат юридических наук.

После окончания юридического факультета МГУ им. Ломоносова в 2002 г., работал в следственных подразделениях органов внутренних дел, где специализировался на расследовании преступлений экономической направленности. Расследовал ряд громких уголовных дел. 
 

С 2005 г. по 2009 г. – старший научный сотрудник НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.
 

С 2009 года работает в Следственном комитете РФ.

Участвовал в разработке ряда законопроектов по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в том числе проекта закона, предусмотревшего рассматриваемые в настоящей книге преступления в сфере корпоративного управления, учета прав на ценные бумаги и государственной регистрации.  

Приобрести книгу можно в интернет магазине издательства по ссылке: http://www.urlit.ru/book/show/845

 

 

 

 

 


Melvyn

Информация довольно познавательная, тут, нужно изучать ее дальше.