Царева Ю.В. Залог как мера пресечения в уголовном процессе России: доктрина, юридическая техника, правоприменительная практика. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2018.

Царева Ю.В. Залог как мера пресечения в уголовном процессе России: доктрина, юридическая техника, правоприменительная практика. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Н.Новгород, 2018. Работа выполнена в ФГКОУ ВО «Нижегородская академия МВД России». Научный руководитель:  Александров Александр Сергеевич. Защита состоится 5 декабря 2018 года.

 

На правах рукописи

 
 
 

ЦАРЕВА Юлия Викторовна

 

 ЗАЛОГ КАК МЕРА ПРЕСЕЧЕНИЯ
В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ:
ДОКТРИНА, ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА, ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

 
Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс
 
 
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
 
 
 
 
 
 
Нижний Новгород – 2018

 
Работа выполнена в ФГКОУ ВО «Нижегородская академия МВД России».
 
Научный руководитель:
доктор юридических наук,профессор
Александров Александр Сергеевич
 
Официальные оппоненты:
Цоколова Ольга Игоревна,
доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ,
ФГКУ «ВНИИ МВД России»,
первый заместитель начальника;
 
Рудич Валерий Владимирович,
кандидат юридических наук,
ФГБОУ ВО «Уральский
государственный юридический
университет», старший преподаватель
кафедрыуголовного процесса
 
Ведущая организация:
ФГАОУ ВО «Самарский
национальный исследовательский
университет имени академика
С.П. Королева»
 
Защита состоится 5 декабря 2018 года в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 203.009.01, созданного на базе Нижегородской академии МВД России, по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, Бокс-268, Анкудиновское шоссе, д. 3, зал диссертационного совета.
 
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте Нижегородской академии МВД России: https://на.мвд.рф.
Автореферат разослан «___» ___________ 2018 года.
 
 
 
 
 
 
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент                                               Е.А. Мамай

 
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
 
Актуальность темы диссертационного исследованияобусловлена необходимостью, с одной стороны, гуманизации уголовно-процессуальной политики применения мер пресечения; с другойповышения ее эффективности.
Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права (ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах[1], ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод[2]), в российском уголовном процессекаждому обвиняемому, подвергаемому уголовному преследованию, должно гарантироваться право на применение в отношении него меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества, в том числе – залога.
C момента принятия Конституции Российской Федерации официальной идеологией отечественного уголовного судопроизводства является приоритет прав и свобод человека и гражданина. Ею проникнуто и развитие института пресечения, включая такую меру, как залог.
За последние годы на законодательном уровне произошло значительное усиление ее потенциала, усовершенствовалась юридическая техника. Это должно было привести к расширению применения залога. Тем более, что к этому призывало и призывает руководство страны, неоднократно дававшее негативную оценку избыточной репрессивности применения мер пресечения ввиду характерной для уголовного судопроизводства черты почти автоматического заключения обвиняемых, подозреваемых под стражу[3].
Однако в практике применения мер пресечения до настоящего времени доминируют подписка о невыезде и надлежащем поведении и заключение под стражу, а доля залога в общей массе ежегодно избираемых мер пресечения традиционно мала. Так, в период с 2012 года по 2017 год она условно составила 0,01–0,03%[4] (что в цифровом выражении не превышает трех сотен в год[5]), тогда как количество подписок о невыезде и надлежащем поведении в среднем составляло 85–87%, заключений под стражу – 12–14%. Как минимум в десять раз залог уступает и домашнему аресту, тоже призванному стать альтернативой содержанию под стражей[6]. Такие пропорции свидетельствуют об обвинительно-карательном уклоне деятельности, связанной с применением мер пресечения, которая была и остается предметом постоянной критики правозащитников[7] и Европейского Суда по правам человека[8].
Таким образом, несмотря на возросший процессуальный потенциал и официально провозглашенную позицию властей, настоящей альтернативой заключению под стражу залог так и не стал,поэтому актуальной проблемой для науки является исследование причин этого явления.
Обострило актуальность темы исследования и принятие Федерального закона от 18 апреля 2018 года № 72-ФЗ[9], поставившего под сомнение одно из центральных положений современнойдоктрины в виде запрета на одновременное применение в отношении обвиняемого двух мер пресечения, который, как предполагается, выступает одним из главных факторов, сдерживающих практику избрания залога, и препятствует приданию ему альтернативного характера не номинально, а фактически. Указанная законодательная новелла явилась весомым аргументом в пользу пересмотра данного запрета.
Злободневным стало научное исследование возможности комбинировать залог с элементаминовой, ранее неизвестной российскому законодательству меры пресеченияв виде запрета определенных действий, появление которой сталоважным подспорьем назревшей институциональной реформе институтауголовно-процессуального пресечения, разработка теории которой представляет актуальную задачу уголовно-процессуальной науки.
Происходящие преобразования, свидетельствующие о выходе уголовно-процессуальной политики применения мер пресечения на новый уровень, чреваты приобретением залогом принципиально нового места в системе мер пресечения, расширением возможностейприменения этой меры пресечения, изменением к ней отношения правоприменителей и других участников процесса.
В конечном итоге это должно повысить эффективность достижения целей уголовного судопроизводства. Есть шанс перейти залогу из разряда эксклюзивных мер пресечения в категорию широко распространенных, став элементом обычного правоприменения.
Для достижения этих перспектив потребуется не только новый общий подход к залогу как органичному элементу института пресечения и главной альтернативе заключению под стражу, но и частный – направленный на изучение особенностей данной меры пресечения, безусловно, претендующей на достижение максимально-эффективного результата ее применения.
Изучение тенденций развития законодательства о мерах пресечения и залоге, а также правоприменительного опыта выявило наличие несовершенств, пробелов и противоречий в регулировании процессуального порядка его избрания и применения. Несмотря на множество ранее предложенных путей совершенствования исследуемой меры пресечения, считаем своевременным и уместным именно на новом уровне развития российского уголовно-процессуального законодательства предложить и обосновать ряд мер по модернизации залога с позиции законодательной техники.
Приведенные обстоятельства свидетельствуют об актуальности темы настоящего научного исследования, подтверждают необходимость ее разработки в избранном проблемном ключе.
Степень научной разработанности темы.На сегодняшний день изучению меры пресечения в виде залога посвящены многочисленные труды представителей уголовно-процессуальной науки. Эту тему в диссертациях и монографиях исследовали С.И. Вершинина, О.В. Медведева, А.В. Величко, В.Д. Неутов, В.А. Михайлов, А.С. Фокин, С.А. Баранов, С.В. Богданчиков, А.Г. Григорьева, А.В. Гришин.
В советский период залог чаще исследовался в контексте его места и роли в системе уголовно-процессуального пресечения (принуждения). Указанная тематика освещена в работах А.Д. Бурякова, И.М. Гуткина, П.М. Давыдова, З.Д. Еникеева, З.З. Зинатуллина, З.Ф. Ковриги, В.М. Корнукова, Ф.М. Кудина, Ю.Д. Лившица, П.И. Люблинского,И.Л. Петрухина, С.П. Щербы, П.П. Якимова и др.
На современном этапе развития науки залог в этом ключе рассматривали О.В. Баландюк, Б.Б. Булатов, Е.Г. Васильева, Э.Р. Галимов, В.С. Егоров, В.А. Михайлов, Р.М. Муртазин, К.В. Муравьев, В.В. Николюк, В.В. Рудич, Н.В. Ткачева, И.Л. Трунов, Л.К. Трунова, О.И. Цоколова, С.С. Чернова и др.
Отдельные авторы изучали залог с позиции обеспечения и соблюдения прав личности в результате применения мер пресечения: Н.И. Капинус «Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресечения в уголовном процессе» (2001 г.), В.Ю. Петрикин «Обеспечение имущественных прав граждан при применении мер уголовно-процессуального принуждения» (2007 г.), В.Ю. Мельников «Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации» (2014 г.).
Залог как элемент судебного контроля в отечественном уголовном судопроизводстве рассмотрен в монографии Н.Н. Ковтуна «Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России» (2002 г.), учебном пособии Н.А. Колоколова «Методика проведения основных судебно-контрольных действий в стадии предварительного расследования» (2015 г.) и других системных исследованиях института мер уголовно-процессуального принуждения, применяемых по решению суда.
Однако, несмотря на большое количество научных работ, посвященных различным граням совершенствования института залога в уголовном судопроизводстве, в условиях интенсивно меняющегося уголовно-процессуального законодательстванеразрешенной остается центральная проблема – отсутствие практики применения данной меры пресечения,поэтому всестороннее исследование ее причин видится нам актуальным и своевременным.
Объект исследования –уголовно-процессуальные правоотношения, возникающие в процессе избрания и применения залога как меры пресечения.
Предмет исследования–нормы российского уголовно-процессуального законодательства, регулирующие залог как меру пресечения, международно-правовые стандарты применения мер пресечения, распротраняющиеся на залог, практика применения этой меры, а также научная доктрина о мерах уголовно-процессуального принуждения.
Целью диссертационного исследованияв теоретическом плане являетсяформирование законченной системы научных взглядов о залоге как одном из компонентов современного института уголовно-процессуального пресечения; установление причин малой востребованности залога в правоприменении. В практическом отношении целью исследования является разработка мер по оптимизации уголовно-процессуального законодательства, которые позволят залогу безвозвратно утратить элемент присущей ему эксклюзивности и придадут новый потенциал на пути превращения в ординарное, массовое, широко распространенное средство принуждения и реальную альтернативу заключению под стражу.
Указанные цели достигнуты посредством решения следующих задач:
– рассмотрение залога как элемента уголовно-процессуального института принуждения и определение его места и роли в иерархической системе мер пресечения;
– установление правовой связи и преемственности исторических этапов развития залога;
– предложение авторской формулировки понятия залога;
– исследование целей, условий и оснований применения залога
и прогнозирование на основании этого степени эффективности данной меры пресечения;
– выявление и исследование основных проблем, связанных
с использованием в качестве предмета залога движимого и недвижимого имущества;
– предложение и обоснование авторской модели предмета залога
в уголовном судопроизводстве;
– изучение правового положения залогодателя, установление позитивных и негативных аспектов его правового статуса;
– исследование процессуального порядка применения меры пресечения в виде залога;
– рассмотрение срока действия данной меры пресечения и особенностей разрешения вопроса о судьбе залога, возникающих при его прекращении;
– выработка рекомендаций по совершенствованию российского уголовно-процессуального законодательства в области регулирования залога как меры пресечения.
Научная новизна исследования обусловлена новым подходом к вопросу оптимизации правового регулирования залога, в контексте превращения его в основную мерупресечения. Этому способствовали последние изменения закона[10], затронувшие помимо залога, непоколебимость законодательного запрета на одновременное применение к лицу двух мер пресечения, установленного в ч. 1 ст. 97 УПК РФ. Впервые такой компонент исследуемой меры пресечения, как предмет залога, рассмотрен в свете радикального обновления существующей правовой модели путем разработки альтернативной, принципиально новой концепции, основанной на экономической заинтересованности субъектов уголовно-процессуальных отношений, и заимствовавшей основные черты у институтов гражданского и финансового права.
По результатам качественного и всестороннего исследования сферы применения залога автором аргументирована необходимость ее оптимизации по уголовным делам о преступлениях, повлекших причинение имущественного ущерба, которая в свою очередь, позволит расширить практику применения изучаемой меры пресечения по уголовным делам такой категории.
На основе обширного массива судебной практики соискатель изучил специфику принятия решений об избрании залога;в теоретико-прикладном аспекте рассмотрел основные проблемы, препятствующие более широкому использованию данной меры пресечения, и высказал ряд предложений по совершенствованиюпроцессуального порядка ее избрания, сложный характер которого обусловлен имущественным характером залога и использованием в качестве его предмета нетрадиционных для сферы уголовного судопроизводства видов имущества.
Новое авторское видение, новейший нормативный материал
и аналитический подход при обработке эмпирических данных позволили соискателю сформулировать оригинальные рекомендации о путях развития и совершенствования механизма правового регулирования залога в современном уголовном процессе.
Теоретическая значимость работызаключается в разрешении ряда актуальных проблем, связанных с необходимостью модернизации правовых предписаний, регламентирующих залог.
В этой связи диссертантом предложена авторская формулировка понятия залога как меры пресечения и новая правовая модель регулирования предмета залога, суть которой состоит в законодательном закреплении денежных средств в качестве единственного вида залогового имущества и разработке за счет создания государственных внебюджетных залоговых фондов нового механизмапреобразованияимеющегося у лица движимого и недвижимого имущества в денежные средства для последующей их передачи в залог.
Результаты исследования вносят позитивный вклад в развитие учения о мерах принуждения и о таком его компоненте, как меры пресечения, не сязанные с заключением под стражу, прежде всего – залоге.
Практическая значимость работы состоит в выработке рекомендаций по оптимизации правовой регламентации залога. Полученные соискателем результаты, в том числе оформленные в виде законопроекта предложения о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, могут использоваться при совершенствовании уголовно-процессуальных норм. Основные положения исследования могут быть востребованы в практической деятельности органов, ведущих производство по уголовному делу и наделенных правом избрания меры пресечения в виде залога. Результаты исследования могут найти применение в учебном процессе юридических вузов и факультетов, при изучении дисциплины «Уголовно-процессуальное право», в рамках повышения квалификации сотрудников следственно-судебных органов, а также в ходе дальнейшей научно-исследовательской деятельности по схожей тематике.
Методология и методы исследования. Для получения и проверки результатов в работе были использованы:
1. Общенаучные методы исследования: диалектико-материалистический метод познания (изучение процесса становления и развития залога на различных исторических этапах); анализ (определение места залога в системе мер пресечения); синтез (формулирование авторского понятия залога на основе выделенных автором свойств); индукция (предложение автором правовой модели предмета залога на основе анализа проблем, связанных с использованиемв качестве него движимого и недвижимого имущества); дедукция (поиск проблем, препятствующих применению залога, на основе анализа проблем системного характера, вытекающих из особенностей современного института уголовно-процессуального пресечения); моделирование (теоретическое прогнозирование высокой степени эффективности залога на основе рассмотренных автором целей, условий и оснований его применения; моделирование правовой модели предмета залога как меры пресечения).
2. Специальные методы исследования:системный подход (изучение места и роли залога в действующей системе мер пресечения);сравнительный (сравнение в процентном отношении количественных показателей применения залога, домашнего ареста, заключения под стражу, подписки о невыезде и надлежащем поведении; сравнение понятий «избрание», «применение», «исполнение» меры пресечения); статистический (изучение статистической отчетности применения указанных выше мер пресечения с акцентом на залог,
а также данных, свидетельствующих о замене залогом ранее избранной меры пресечения); математический (написание научных и практических выводов на основе цифровых данных, полученных с использованием статистического метода); конкретно-социологический (анкетирование
342 сотрудников практических органов из республик Алтай, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Коми, Татарстан; Ненецкого автономного округа, Ханты-Мансийского автономного округа – Югры; Ставропольского края; Астраханской, Волгоградской, Ивановской, Иркутской, Кировской, Курганской, Магаданской, Нижегородской, Оренбургской, Пензенской, Свердловской, Тверской, Тюменской, Ульяновской, Челябинской областей; изучение 146 судебных решений, вынесенных Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ и судами общей юрисдикции различных звеньев, расположенных на территории: республик Адыгея, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карелия, Саха (Якутия), Хакасия; Ханты-Мансийского автономного округа – Югры; Еврейской автономной области; Камчатского, Краснодарского, Красноярского, Пермского, Приморского краев; Амурской, Архангельской, Белгородской, Брянской, Воронежской, Ивановской, Калининградской, Калужской, Кемеровской, Курской, Липецкой, Московской, Мурманской, Нижегородской, Оренбургской, Орловской, Псковской, Ростовской, Свердловской, Смоленской, Тверской, Томской, Тульской областей;городов Москвы и Санкт-Петербурга. Судебные решения изучались путем обращения к архивам судов и посредством электронных баз данных: «РосПравосудие» и «СудАкт».
Положения, выносимые на защиту:
I. Положения политико-правового и доктринального характера:
1. Уголовно-процессуальная политика применения мер пресечения должна быть изменена в контексте общей гуманизации уголовной политики и тенденции, направленной на использование экономических средств для достижения правозначимого результата при защите общественных отношений от любых преступлений. Система мер пресечения, в которой традиционно самыми распространенными мерами были и остаются подписка о невыезде и надлежащем поведении и заключение под стражу, должна измениться за счет использования мер пресечения, не связанных с изоляцией от общества, прежде всего – залога. Вместе с тем, как показывает практика, несмотря на усилия по оптимизацииправового регулирования, удельный вес залогов в числе ежегодно избираемыхмер пресечения ничтожно мал.
Причины низкой востребованности залога на практике носят институциональный, доктринальный, экономический и даже психологический характер. Необходимо принять ряд организационно-правовых мер, направленных на их преодоление и превращение нормативно-правовых предписаний о залогев плоскость реального уголовно-процессуального права.
2. Придание залогу нового статуса в системе мер пресечения требует изменений в правовой психологии. Социологические исследования показывают низкий уровень доверия органов расследования и судей к этой мере пресеченияи нежелание использовать ее в повседневной деятельности. Инерция мышления и привычка, свойственные современному правоприменителю, мешают залогу войти в русский уголовно-процессуальный обиход в качестве широко распространенного средства принуждения. Руководство прокуратуры и судебной власти должно вносить требования подчиненным структурам на расширение использования залога в качестве меры пресечения. Для этого в каждом судебном заседании, рассматривающем вопрос о применении заключения под стражу, прокурор и судья должны выносить на обсуждение участников процесса и разрешать вопрос о применении залога в качестве его альтернативы.
3. Доктринально-правовой предпосылкой для изменения отношения правоприменителей к залогу должна стать отмена запрета, содержащегося в ч. 1ст. 97 УПК РФ. Начало реформированию системы мер пресечения, переходу на новый стандарт их применения и превращению залога из эксклюзивной в ординарную меру пресеченияположено Федеральным законом от 18 апреля 2018 года № 72-ФЗ[11], в котором есть новелла о возможности сочетать залог с возложенной судом обязанностьюсоблюдать один либо несколько запретов, входящих в содержание новой меры пресечения, предусмотренной ст.1051УПК РФ.
4.Авторская позиция по поводу пересмотра одного из условий применения залога в отношении подозреваемого.
В целях устранения правовой коллизии, содержащейся в положениях ч.1ст. 46 и ч.1 ст. 97 УПК РФ, предлагается закрепить в Кодексе положение о том, что мера пресечения (в виде залога) может быть избрана только в отношении лица, уже наделенного статусом подозреваемого в предусмотренном законом порядке, то есть при наличии возбужденного уголовного дела, к которому дополняется фактзадержания данного лицав порядке ст. 91, 92 УПК РФ и (или) его уведомления о подозрении в порядке ст. 2231 УПК РФ, если уголовное дело возбуждено по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, или в отношении иных лиц.
5. Предложение по созданию внебюджетного государственного залогового фонда направлено на формирование нового источника залогового имущества и отработку механизма его внесения, который бы обеспечивал доступность залога для обвиняемых (подозреваемых), не имеющих денежных средств, но располагающих находящимся в собственности ценным имуществом. Автором предложены источники финансирования, организация, функции и другие параметры данного фонда.
6.В ст. 5 УПК РФ предлагается закрепить авторское определение меры пресечения в виде залога.
Залог – мера пресечения, избираемая в отношении обвиняемого, подозреваемого на основании решения суда, заключающаяся в передаче (внесении) денежных средств в наличной либо безналичной форме залогодателем в орган предварительного расследования, осуществляющий производство по уголовному делу, либо в суд, если уголовное дело находится на стадиях судебного производства, в целях: обеспечения явки обвиняемого (подозреваемого) к следователю, дознавателю или в суд; недопущения продолжения обвиняемым (подозреваемым) ранее начатого преступления либо совершения нового; предупреждения совершения обвиняемым (подозреваемым) действий, препятствующих производству по уголовному делу; применяя которую суд вправе возложить на обвиняемого (подозреваемого) обязанность соблюдать один либо несколько запретов, предусмотренных п. 1–6 ч. 6ст.1051 УПК РФ.
 
II. Положения юридико-технического характера, направленные на совершенствование правовых норм, регламентирующих залог:
1. Представленная в ч. 1 ст. 106 УПК РФ формулировка целей залога требует корректировки. Необходимо изменить существующее законодательное определение цели залога в виде предупреждения совершения новых преступлений следующей формулировкой: «недопущение продолжения обвиняемым (подозреваемым) ранее начатого преступления либо совершения нового».
2. Необходима оптимизация сферы применения залога путем законодательного установления обязательных условий его избрания.
2.1. По уголовным делам о преступлениях, повлекших причинение материального ущерба(с учетомотсутствия в действующем УПК РФ норм, обязывающих проверять источник происхождения залогового имущества), ими станут: (1) требование закона взыскивать внесенный обвиняемым (подозреваемым) залог в счет погашения материального ущерба после вступления обвинительного приговора в законную силу; но с оговоркой, что возмещение ущерба не может приравниваться к смягчающему наказание обстоятельству, предусмотренному п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, поскольку не связанос законопослушным поведением обвиняемого и его личной инициативой; либополучать согласие залогодателя, которым является любое другое лицо, на обращение переданного им залога в счет погашения имущественного вреда при вступлении в законную силу обвинительного приговора в отношении лица,к которому применен залог; (2) необходимость возложения судом на подозреваемого (обвиняемого), в отношении которого избирается залог, обязанности соблюдать запреты, предусмотренные ч. 6 ст.1051 УПК РФ.
2.2.По уголовным делам об особо тяжких преступлениях, ими будут:(1) предоставление исключительно положительных характеристик личности обвиняемого (подозреваемого), с отражением сведений о наличии у него прочной, устойчиво-длительной связи с семьей и выполнении позитивной роли в обществе и бизнесе; (2) получение согласия от лица, потерпевшего в результате насильственного преступления против личности, если у него имеются основания опасаться за свою жизнь и здоровье, или своих близких, или имущество.
3. Авторская позиция относительно оптимизации правового регулирования предмета залога:
3.1. В качестве единственного средства обеспечения залога по уголовному делу предлагается закрепить деньги, являющиеся всеобщим, удобным в обращении эквивалентом в имущественных отношениях.
3.2. Ценные бумаги целесообразно исключить из перечня имущественного обеспечения залога ввиду сложного характера их правового регулирования и отсутствия у них устойчивого стоимостного выражения.
3.3. В виде исключения предлагается оговорить в законе возможность использования транспорта в качестве предмета залога.
3.4. Предложена новая правовая модель регламентации предмета залога, заключающаяся в законодательном закрепленииденежных средств в качестве единственного вида залогового имущества и формировании нового источника залоговой массыза счет создания государственных внебюджетных залоговых фондов, призванных преобразовать предлагаемое залогодателем недвижимое имущество, транспортные средства и ценности в денежные средствадля их последующей передачи
в залог.
4. Авторская позиция относительно определения размера залога:
4.1. При сохранении установленной в законе минимальной величины залога предлагается предусмотреть ее корреляцию с более точными в социальном отношении модальными и медиальными статистическими показателями подушевого дохода населения и ввести законодательно диспозитивную возможность учитывать названные показатели при определении судом размера залога, сокращая его минимальный порог, если доход обвиняемого (подозреваемого) меньше или равен величине прожиточного минимума, установленной в конкретном субъекте Российской Федерации.
4.2. Пленуму Верховного Суда РФ, с учетом требований ч. 3 ст. 106 УПК РФ и ст. 446 ГПК РФ, следует разъяснить судам о необходимости учитывать при назначении размера денежного залога наличие остающейся у залогодателя суммы денежных средств, кратной величине прожиточного минимума самого залогодателя и каждого члена его семьи, находящегося у него на иждивении, которая не может быть принята в залог ввиду невозможности обращения на нее взыскания.При отсутствии у залогодателя таковой, залог не применять. В выносимых решенияхсудьи должны указывать на исследование данного обстоятельства.
5. Авторская позиция относительно разграничения в законе понятий «залогодатель» и «лицо, имеющее право ходатайствовать об избрании залога».
Залогодателями должны выступать любые физические или юридические лица (за отдельными изъятиями, вытекающими из норм права и правовых обычаев), а лицами, имеющими право инициировать избрание залога, должны остаться только участники судопроизводства (следователь, дознаватель, обвиняемый, защитник и др.), в отношении которых действующий законпредусмотрел четкий процессуальный механизм реализации правовой нормы.
6. Положение об устранении коллизии правовых норм, содержащихся в ч. 6ст.106 и ч. 2 ст. 161 УПК РФ.
Предлагается дополнить ч. 6 ст. 161 УПК РФ, предусматривающую случаи, не относящиеся к фактам разглашения данных предварительного расследования, п. 3 следующего содержания: предоставление сведений о существе подозрения (обвинения) по уголовному делу залогодателю, в качестве которого выступает иное физическое или юридическое лицо, при условии дачи им письменного обязательства о неразглашении указанных сведений без согласия следователя, дознавателя либо судьи.
7. Авторская позиция относительно наложения ареста на передаваемые в залог безналичные денежные средства.Суду, принимающему решение об избрании залога, предлагается накладывать арест на безналичные денежные средства, находящиеся на банковском счете, чтобы освободить органы расследования и суды от дополнительных функций по обеспечению хранения переданных в залог денежных средств.
8. Авторская позиция по решению вопроса о судьбе залога, внесенного обвиняемым (подозреваемым) либо иным залогодателем, давшим согласие на обращение залога в счет погашения материального ущерба.
8.1. Если мера пресечения в виде залога не нарушена и имущественный ущерб на момент вступления обвинительного приговора в законную силу возмещен, залог возвращается залогодателю.
8.2. Если мера пресечения в виде залога не нарушена и материальный ущерб на момент вступления обвинительного приговора в законную силу не погашен, то залог взыскивается в счет возмещения ущерба потерпевшей стороне.
8.3. Если мера пресечения в виде залога нарушена, то, независимо от факта возмещения ущерба, залог обращается в доход государства.
9. Предложение о внесении в УПК РФ нормативно-правовых положений, предусматривающих обязанность органов расследования либо суда вернуть залогодателю внесенный им залог в случае, если в ходе предварительного расследования либо судебного разбирательства данная мера пресечения отменяется или изменяется, и это не связано с нарушением обвиняемым условий ее избрания. С учетом длительности сроков предварительного расследования и судебного разбирательства введение такого требования станет важной гарантией соблюдения прав залогодателя.
Степень достоверности результатов исследования подтверждается:
– преемственностью взглядов автора, связанных с необходимостью дальнейшего укрепления процессуального потенциала меры пресечения в виде залога, доктрине либерализации уголовного закона и тенденции по смягчению применяемых в уголовном судопроизводстве мер пресечения;
– принципиальным соответствием авторской позиции общепризнанным принципам и нормам международного права, нормам конституционного, уголовно-процессуального законодательства, актам Конституционного Суда РФ, постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, относящимся к вопросам применения залога как меры пресечения;
– эмпирической базой исследования, которую составили материалы судебной практики Верховного Суда РФ и судов общей юрисдикции из
38 субъектов РФ в виде 146 судебных решений, из них 94 – об избрании залога и 52 – о неприменении указанной меры пресечения; статистические отчеты Судебного департамента при Верховном Суде РФ о применении залога в 2012–2017 гг.; архивные материалы уголовных дел судов Нижегородской области, Пермского края; данные анкетирования 88 судейи 254 следователей из 23 субъектов РФ.
Апробация результатов исследования.Основные результаты диссертации нашли отражение в 11 научных статьях,6из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК при Минобрнауки Российской Федерации. Общий объем 4,95 п. л.
При апробации и внедрении основных положений диссертационного исследования использовались следующие формы: внедрение результатов диссертации в деятельность практических органов (Нижегородский областной суд, следственное управление Следственного комитета РФ по Нижегородской области, следственное управление Следственного комитета РФ по Ульяновской области, Кстовская городская прокуратура), а также в учебный процесс Четвертого факультета повышения квалификации (с дислокацией в городе Нижний Новгород) Института повышения квалификации ФГКОУ ВО «Московская академия Следственного комитета Российской Федерации»; обсуждение на заседаниях кафедры уголовного процесса Нижегородской академии МВД России и при защите научного доклада по окончании адъюнктурыНижегородской академии МВД России;выступления на представительских мероприятиях, проходивших в Москве, Нижнем Новгороде и Нижегородской области в 2015–2018 гг.
Структура и объем работы. Работа состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения, списка литературы, списка иллюстративного материала и приложений.
 
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования и степень ее научной разработанности; определяется объект, предмет, цели и задачи исследования; формулируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования; раскрывается методологическая, теоретическая, эмпирическая основа диссертации и их влияние на достоверность полученных результатов; приводятся данные об апробации результатов диссертационного исследования.
Первая глава «Правовая природа залога как меры пресечения в уголовном процессе» состоит из трех параграфов.
В первом параграфе «Залог в системе мер пресечения: историко-доктринальный аспект»проведен анализ основных закономерностей становления и развития залога как правового института и сформулировано несколько выводов общетеоретического характера.
Первый выводвытекает из отечественного учения о природе уголовно-процессуального принуждения и заключается в ее обусловленности принудительным характером деятельности, связанной с правоохраной. Мерами принудительного воздействия, включая залог,обеспечивается реализация требований права в ситуации, когда обязанное лицо не выполняет или ненадлежаще выполняет установленные законом процессуальные обязанности.
Второй вывод следует после тщательного изучения вопроса о диалектическом соотношении уголовно-правового и уголовно-процессуального элементов, однозначного ответа на который среди ученых нет до сих пор. Автор исследования отрицает тождественность двух названных элементов, полагая, что обеспечительный характер мер пресечения направлен в первую очередь на достижение целей уголовного процесса, положительный результат которого способен опосредованно обеспечить достижение целей применения норм уголовного и уголовно-исполнительного законодательства.
Третий вывод объясняется необходимостью повышения в современных условиях роли залога в системе мер пресечения и придания ему особого правового статуса ввиду преобладания в его содержании имущественного компонента.
Анализ поэтапного развития залога приводит автора к обнаружению предпосылок для его зарождения в глубине историко-временного пространства. По мере развития в России буржуазного общества крепнет, а затем и реализовывается желание законодателя ввести меру, основанную на действии экономического стимула, способную заменить более суровые меры пресечения, связанные с полным или частичным лишением свободы,однако даже укрепившая свое господство в современном обществе рыночная экономика не смогла придать залогу характер массовости и повлиять на его распространение. Альтернативный характер, которым был наделен залог на этапе своего становления в отечественной правовой системе, остается неизменным.
Четвертый выводпосвящен авторской оценке заключительных на сегодняшний день преобразований уголовно-процессуального закона, касающихся залога, главным достоянием которых стала возможность при его избрании дополнительно возлагать на лицо обязанность соблюдать запреты, входящие в содержание новой меры пресечения, предусмотренной ст.1051 УПК РФ.
В заключение представлено авторское определение меры пресечения в виде залога, подлежащее закреплению в ст. 5 УПК РФ.
Во втором параграфе «Основные свойства залога»диссертант прослеживает специфичный характер изучаемой меры пресечения, всесторонне анализируя содержательные компоненты залога, сферу его применения и область правового регулирования.
Краткая характеристика основных свойств залога представлена следующим образом.
Первое свойство состоит в присущем залогу комплексном характере принудительного воздействия, включающего имущественный и морально-психологический (нравственный) компоненты. Степень пресекательного воздействия залога достигает своей амплитуды илимаксимального значения,когда оба компонента преобладают. Это происходит лишь в случае внесения залога самим обвиняемым (подозреваемым)за счет собственных средств либо имущества.
Второе свойство залога заключается в его регулировании различными отраслями права. Ввиду наличия рассмотренного выше имущественного элемента в содержании залога как меры пресечения, его юридическое регулирование не ограничивается только уголовно-процессуальными нормами и будет завершенным при обращении к гражданско-правовым и иным источникам права.
Третьим свойством залога является особая характеристика сферы его применения.В параграфе приведены критерии, с учетом которых высказаны предложения по оптимизации сферы применения залога: 1) категории преступлений, по уголовным делам о которых может быть избран залог; 2) видовая характеристика преступлений, по уголовным делам о которых он применяется; 3) учет обстоятельств, предусмотренных ст. 99 УПК РФ.
В качестве обязательного условия применения залога по уголовным делам о преступлениях, повлекших причинение материального ущерба, предложено установить в законе требование обращать внесенный залог в счет его возмещения при вступлении обвинительного приговора в законную силу.
У данной авторской позиции, способной качественным образом расширить сферу применения залога, имеется ряд безусловных достоинств:
1.Действующий УПК РФ не требует устанавливать источник происхождения залогового имущества. Это позволяет обвиняемому либо иному лицу внести залог за счет полученных преступным путем средств, а по истечении срока действия залога (при условии его ненарушения) вернуть их обратно, не возместив потерпевшему и малейшей части ущерба.
2. Сейчас решение в пользу залога во многом зависит от факта возмещения ущерба: 53% опрошенных судей причислили егок обязательным условиям избрания залога, а 60% судей, применявших данную меру, подтвердили, что приняли положительное решение с учетом данного обстоятельства. Налицо ситуация, когда обвиняемый вынужден погасить имущественный ущерб, а затем изыскать дополнительную финансовую возможность для внесения залога,поэтому главным достоинством введения предложенного диссертантом условия является создание для обвиняемого наиболее благоприятных в материальном плане условий, которые позволят использовать одну и ту же сумму сначала в качестве предмета залога и гарантии собственного надлежащего поведения, затем в виде обеспечения возмещения имущественного вреда.
3. Если обвиняемый вносит залог за счет «доходов», полученных преступным способом, уровень пресекательного воздействия залога резко падает, ввиду того, что гарантом надлежащего поведения является чужое, незаконно добытое имущество, и кроме его утраты, других негативных последствий обвиняемый для себя не претерпит.
4. Если залог вносится иным залогодателем за счет незаконно полученных обвиняемым средств, реализация предложенной идеи позволит обратить указанные средства в счет возмещения ущерба.В случае внесения им залога из легально полученных средств, похищенное (изъятое у потерпевшего иным незаконным способом) по-прежнему остается в распоряжении обвиняемого, что не исключит возможности его сокрытия и приведет к полному отказу от возмещения нанесенного ущерба.
5. Реализация высказанных предложений приведет к увеличению фактов заглаживания обвиняемыми причиненного вреда.
Четвертым свойством залога является преимущественно альтернативный характер его применения.Преобладание тенденции применять залог вместо одной из ранее избранных мер пресечения негативно сказывается на правовой модели его избрания: залог утрачивает свою процессуальную самостоятельность.
В третьем параграфе «Цели, условия, основания применения залога через призму понятия эффективности меры пресечения» автором дано определение эффективности меры пресечения, отражающее взаимосвязь целей, условий, оснований ее применения и возможности достижения оптимально положительного результата; проведен подробный анализ указанных компонентов применительно к исследуемой мере пресечения и на основании четырехуровневой оценки эффективности мер пресечения, предложенной З.Д. Еникеевым, сформулирован теоретический вывод об обладании залогом высокой степенью эффективности.
Объективный учет и неуклонное выполнение условий и оснований применения залога, соблюдение процессуальной формы (должный субъект, способ и средства применения), наличие неразрывной взаимосвязи всех названных элементов позволяют успешно достигать урегулированные законом непосредственные цели данной меры пресечения и обоснованно рассчитывать на получение оптимально положительного результата.
В параграфе аргументируется необходимость изменения законодательной конструкции, раскрывающей цели залога. Подлежит пересмотру цель, состоящая в недопустимости совершения обвиняемым (подозреваемым) новых преступлений. Для наиболее правильного толкования правовых предписаний, содержащихся в ч. 1 ст. 106 УПК РФ, формулировка указанной цели должна быть заменена следующей: «недопущение продолжения обвиняемым (подозреваемым) ранее начатого преступления либо совершения нового».
В целях устранения коллизии правовых норм, содержащихся в ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 97 УПК РФ, в параграфе представлена авторская позиция одного из условий применения залога в отношении подозреваемого, которая состоит в следующем: чтобы избрать в отношении негомеру пресечения, необходимо: 1) либо наличие возбужденного в отношении него уголовного дела; 2) либо факт его задержания в порядке ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления; 3) либо получение им уведомления о подозрении в порядке ст. 2231 УПК РФ; 4) либо наличие перечисленных оснований в сочетании друг с другом.
Вторая глава «Законодательное регулирование предмета залога по уголовным делам и правовое положение залогодателя» включает три параграфа.
В первом параграфе «Общие нормативные положения о предмете и размере залога» рассмотрены основы современного законодательства, посвященного юридическому регулированию предмета залога в уголовном судопроизводстве.
Автор диссертационного исследования объясняет правовую природу трудностей, препятствующих превращению залога в одну из востребованных мер пресечения, его имущественным характером. Проблемы правоприменения сохранятся, пока декларируемое законом в качестве залогового имущество будет иметь нетрадиционный для уголовно-процессуальной сферы характер, требующий многоотраслевого правового регулирования.
На необходимость системного изучения актуального предмета залога прямо указывают и нормы уголовно-процессуального законодательства, предусматривающие особый правовой режим в отношении залогового имущества в целом и отдельных его видов.
Это ставит органы расследования и суды в ситуацию зависимости: формирование комплексного представления о процессе правоприменения, в частности, о принятии в залог недвижимого имущества, ценных бумаг и ценностейтребует от них параллельного обращения к целому ряду нормативных источников, получения специальных познаний в конкретной области законодательства.Перед внесением залога они должны убедиться, что на данное имущество может быть обращено взыскание, а в отношении ценных бумаг, удостовериться, что они допущены к публичному обращению. И это лишь малая часть предстоящих им обязательных проверочных действий.
Однако, как показывает проведенное исследование, выполнять указанные предписания законаи накапливать совокупные знания в области нормативной регламентации предмета залогаорганы правоприменения не стремятся[12].
Тематика и емкое содержание настоящего параграфа позволили автору разглядеть трудности, обусловленные современной трактовкой предмета уголовно-процессуального залога, которым посвящен отдельный параграф.
Второй параграф «Трудности, связанные с использованием в качестве предмета залога движимого и недвижимого имущества, и пути их разрешения» раскрывает целый ряд проблемных аспектов, описанных далее.
Нижний порог залога для основной массы населения, живущего в нашем обществе, является непосильным[13]. Отсутствие финансовой возможности внести деньги в «нужном» размере не должно приводить к избранию более суровой меры пресечения, если объективно не подтверждается необходимость изоляции лица от общества,поэтому при сохранении его минимальной величины, требуется предусмотреть законодательно диспозитивную возможность сокращать минимальный предел залога, если доход обвиняемого меньше или равен величине прожиточного минимума, установленной в конкретном субъекте Российской Федерации.
Причины принятия в залог исключительно денежных средств объясняются множеством процедурных (технических) сложностей, связанных с передачей в залог любого другого имущества.
Ведь выбор из действующих средств принуждения именно залога, отличающегося имущественным характером и межотраслевым механизмом правового регулирования, если речь идет не о денежных средствах – автоматически возлагает на следователя (дознавателя) либо судью массив дополнительных обязательств, предшествовавших принятию решения об избрании залога, связанных с проверкой и оценкой передаваемого в залог недвижимого имущества, ценностей либо ценных бумаг.
Проведенное научное исследование доказало, что в современных условиях применение залога возможно только, если у залогодателя имеется необходимая сумма денежных средств. И наоборот ее отсутствие полностью исключит возможность его избрания.
Выявленные автором несовершенства существующей правовой модели регламентации предмета залога привели к идее создания и обоснования ее альтернативы в виде принципиально новой модели предмета залога по уголовному делу, суть которой состоит в следующем.
Во-первых, предмет залога в российском уголовно-процессуальном праве должен выступать в виде определенных удобных в обращении и учете предметов, ценных для обвиняемого и исключающих принадлежность другим лицам. При его определении должны учитываться такие критерии, как: реальность внесения, простота оценки стоимости, возможность длительного хранения, неизменность стоимости и простота отчуждения. Этим качествам в полной мере отвечают только денежные средства[14].
Во-вторых,ценные бумаги из перечня имущественного обеспечения залога предлагается полностью исключить, а транспортные средства в него включить.
В-третьих,предусмотренная сейчас в законе возможность внесения залога за счет движимого и недвижимого имущества должна быть сохранена, но облачена в новую правовую оправу (форму).
Поэтому, с целью освободить следователей и судей от необходимости самостоятельного выполнения трудоемких оценочно-проверочных действий в отношении потенциального залогового имущества, а также максимально сократить длительность указанной процедуры, автором предложено учредить специализированные органы – государственные внебюджетные залоговые фонды, финансируемые за счет обязательных платежей и отчислений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, общую регламентацию деятельности которых путем определения их целевого назначения и направлений использования аккумулируемых в них средств, будут осуществлять государственныеорганы.
С их появлением призрачная возможность внесения залога за счет недвижимого и движимого имущества (за исключением денег) станет реальной. Кроме того, претворение в жизнь предложенной модели модернизации будет способствовать неуклонному соблюдению принципов равенства всех перед законом и судом, процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве.
Третий параграф «Правовое положение залогодателя в действующем уголовно-процессуальном законе: оптимум или проблема?» посвящен проблемным аспектам юридического статуса залогодателя.
Залогодателем по уголовному делу может быть лицо, потенциальные имущественные утраты которого для обвиняемого не безразличны.
Если им является физическое лицо, то оно должно обладать гражданской право- и дееспособностью быть имущественно состоятельным, иметь положительную репутацию и заслуживать доверие у органов предварительного расследования и суда.
Если им выступает юридическое лицо, то оно должно обладать репутацией добросовестного участника финансово-хозяйственной деятельности, способного подтвердить ее легитимность и правомерность.
В параграфе высказано предложение о разграничении понятий «залогодатель» и «лицо, возбуждающее ходатайство об избрании залога». Залогодателями могут выступать любые лица (с учетом описанных в параграфе условий), а лицами, имеющими право ходатайствовать о применении залога, должны быть лишь участники судопроизводства (следователь, дознаватель, обвиняемый, защитник и др.).
Параграф содержит описание способа устранения коллизии правовых норм, содержащихся в ч. 6 ст. 106 УПК РФ и ч. 2 ст. 161 УПК РФ. По мнению автора, он заключается в дополнении ч. 6 ст. 161 УПК РФ положениями о том, что не будет считаться разглашением «тайны следствия» предоставление залогодателю – иному физическому или юридическому лицу сведений о существе имеющегося по уголовному делу подозрения (обвинения).
Третья глава «Законодательная регламентация применения залога по уголовным делам: delegelataetdelegeferenda» содержит два параграфа.
В первом параграфе «Процессуальная форма применения залога»соискательуделяет основное вниманиепредложениям по оптимизации некоторых деталей механизма правового регулирования залога в уголовном процессе.
В начале параграфа автор обращается к весьма скромной в количественном отношении статистике применения залога и ее соотношению с цифровыми показателями избрания иных мер пресечения.
Проведенный сравнительный анализ доказал, что залог практически не применяется, его ежегодное число за 6 лет не превысило и трех сотен. Оно микроскопично мало в сравнении с подпиской о невыезде (85–87%), оно мизерно в соотношении с заключением под стражу (12–14%) и как минимум в десятки раз уступает домашнему аресту, процентное выражение которого не доросло и до единицы[15].
Далеедиссертант подробно анализирует выявленные в ходедиссертационного исследования причины неприменения залога:1) сложности законодательного регулирования, связанные с использованием в качестве предмета залога нетрадиционных видов имущества (ее назвали 86% судей и 63% следователей); 2) завышенный размер залога, выраженного в денежном эквиваленте (66% и 69% респондентов соответственно); 3) риск, связанный с возможностью обвиняемого (подозреваемого) скрыться от органов расследования и суда (29,5% и 54%); 4) отсутствие следственно-судебной практики (10% и 27%).
В завершение параграфа, после описания сложной, многоэтапной и трудоемкой процедуры избрания залога, подвергнутой критике со стороны автора, сформулирован ряд предложений по ее совершенствованию. В частности, автором предложено изменить порядок хранения принятых в залог безналичных денежных средств, что позволит исключить необходимость их перевода и зачисления на депозитный счет органа расследования либо суда. Арест счета залогодателя будет не меньшим образом гарантировать, что ни владелец счета, ни иное лицо распорядиться по своему усмотрению находящимися на нем денежными средствами не смогут.
Во втором параграфе «Срок действия меры пресечения и разрешение вопроса о судьбе залога»проведен анализ сроков действия залога с момента избрания меры пресечения до вступления приговора в законную силу и отдельно отмечены особенности его регламентации при отмене либо изменении указанной меры.
При этом в части изменения меры пресечения возможны две принципиально разные ситуации, от которых зависит решение вопроса о судьбе залога. Первая, когда изменение меры пресечения обусловлено нарушением обвиняемым условий ее избрания, вторая – когда это происходит в силу иных не связанных с этим обстоятельств. Согласно положениям закона в первом случае мера пресечения в виде залога изменяется на более строгую, а залог обращается в доход государства в порядке, предусмотренном ч. 3, 4 ст. 118 УПК РФ. Во втором случае мера пресечения – залог изменяется, а вопрос о предмете залога остается открытым.
Поэтому, по мнению автора, в действующий уголовно-процессуальный закон должны быть внесены положения, предусматривающие обязанность органов расследования либо суда вернуть залогодателю ранее внесенный им залог в случае, если в ходе предварительного расследования либо судебного разбирательства данная мера пресечения изменяется и это не связано с нарушением обвиняемым условий ее избрания.
Завершением параграфа стали выводы,посвященые особенностям нормативного разрешения вопроса о судьбе залога как при достижении целей данной меры пресечения, так и в условиях нарушения обвиняемым обязательств, связанных с внесенным залогом.
В заключении диссертации изложены ключевые выводы проведенного исследования, посвященные залогу как компоненту современного института пресечения, набирающему новые обороты в развитии процессуальной самостоятельности и укреплении процессуального потенциала.
Приложениями к диссертационному исследованиюявляются данные, полученные в результате анкетирования сотрудников практических органов (254 следователей и 88 судей из более чем 20 субъектов Российской Федерации) и изучения 146 судебных решений.
Также в приложениипредставлены итоги интервьюирования Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Б.Ю. Титова и проект федерального закона о внесении изменений в УПК РФ.
 
По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:
Научные статьи в рецензируемых научных изданиях, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук:
1Царева, Ю.В.К вопросу о субъектах, правомочных возбуждать перед судом ходатайство об избрании залога/ Ю.В. Царева // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2016. – № 3(35). – С. 212–216.
2. Царева, Ю.В. О реализации прав защитника при избрании судом залога / Ю.В. Царева // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2016. – № 2(34). – С. 481–484.
3. Царева, Ю.В. Проблемы, связанные с использованием в качестве предмета залога движимого и недвижимого имущества / Ю.В. Царева // ЮРИСТЪ-ПРАВОВЕДЪ. – 2017. – № 1(80). – С. 129–133.
4. Царева, Ю.В. Этапы законодательного регулирования залога в современном уголовном процессе / Ю.В. Царева // Юридическая наука
и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2017. – № 2 (38).– С. 203–204.
5. Царева, Ю.В. Залог в системе мер уголовно-процессуального пресечения / Ю.В. Царева // Труды Академии управления МВД России. – 2018. – №1 (45). – С. 162–168.
6. Царева, Ю.В. Невымышленная самобытность дореформенного уголовного процесса и место в нем залога / Ю.В. Царева // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2018. – №1(77). – С. 34–37.
 
Иные публикации:
7. Царева, Ю.В. К вопросу о целях применения меры пресечения в виде залога / Ю.В. Царева // Проблемы юридической науки в исследованиях докторантов, адъюнктов и соискателей:сборник статей / под ред. М.П. Полякова, Д.В. Наметкина. – Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2016. – Вып. 22. – С. 213–220.
8. Царева, Ю.В. Коллизии уголовно-процессуального закона, связанные с отдельными аспектами применения залога / Ю.В. Царева // Юридическая техника. – 2017. – № 11. – С. 716–718.
9. Царева, Ю.В. К вопросу об эффективности залога как меры пресечения / Ю.В. Царева // Международная молодежная научная конференция «Гармонизация межнациональных отношений в условиях глобального общества», 21Нижегородская сессия молодых ученых. Гуманитарные науки :материалы докладов/ отв. за вып. И. А. Зверева. ‒Княгинино : НГИЭУ, 2016. –С. 243–246.
10. Царева, Ю.В. Эффективность залога по уголовным делам об экономических преступлениях/ Ю.В. Царева // Причины экономической преступности: выявление, обучение,противодействие : материалы межвузовского межведомственного научно-практического круглого стола по обсуждению учебного пособия И.М. Мацкевича «Причины экономической преступности»/под ред. В.М. Баранова. – Москва : РГ-Пресс, 2017. – С. 246–249.
11. Царева, Ю.В. Равенство в суде, избирающем залог: истина или заблуждение / Ю.В. Царева // Альманахъ№ 1: дискуссионные аспекты развития и применения уголовно-процессуального законодательства / под ред. М.П. Полякова, В.В. Терехина; Нижегородская научная школа процессуалистов. – Казань: Бук, 2018. –С. 268–274.
 
Общий объем опубликованных работ – 4,95 п.л.

 

 

 

 

 

 


[1] Международный пакт о гражданских и политических правах (принят и открыт для подписания, ратификации и присоединения резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. // Международные акты о правах человека: сборник документов. М., 1999.
[2] Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) и протоколы к ней // Собрание законодательства РФ. 2001. № 2, ст. 163.
[3] См.: Послание Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию РФ от 12 ноября 2009 г. // Российская газета. 2009. 13 ноября; Послание Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию РФ от 3 марта 2015 г. // Российская газета.2015. 3 декабря; Выступление Президента РФ В.В. Путина на заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ 23 марта 2016 г. URL: http://onf.ru/2016/03/23/putin-vystupil-na-zasedanii-kollegii-genprokura... (дата обращения: 18.05.2018).
[4] При расчете учтены статистические показатели ежегодно поступавших в суд уголовных дел, данные о применении мер пресечения судами, характерная практика избрания меры пресечения по каждому уголовному делу и установленные в ходе анкетирования незначительные показатели применения мер, предусмотренных ст. 103–105 УПК РФ:5% из 254 опрошенных следователей пояснили, что за период своей практической деятельности (от 1 года до 10 лет) один раз избирали личное поручительство и не имели опыта применения мер пресечения: присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым; наблюдение командования воинской части.
[5] Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. URL: http://www.cdep.ru/ (дата обращения: 07.03.2018).
6 См. там же.
[7] Доклады Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2015, 2016, 2017 гг. URL: http://ombudsmanrf.org/ (дата обращения: 11.05.2018).
[8] Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 17564/06 «Садретдинов против России» от 24 мая 2016 г. // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 23.04.2018); Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобам № 35919/05 и № 3346/06 «Бирулев и Шишкин против России» от 14 июня 2016 г. // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 23.04.2018); и др.
[9] О внесении изменений в УПК РФ в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста: федеральный закон от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2018. № 17, ст. 2421.
[10] О внесении изменений в УПК РФ в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста: федеральный закон от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2018. № 17, ст. 2421.
[11] О внесении изменений в УПК РФ в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста: федеральный закон от 18 апреля 2018 г. № 72-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2018. № 17, ст. 2421.
[12] 76% опрошенных следователей и 58% судей не знакома процедура передачи в залог недвижимого имущества.В отношении ценных бумаг ситуации аналогична: процедура их оформления в залог не знакома 88% следователей и 58% судей. У рядаправоприменителейнет четких и однозначных представлений о том, что именно согласно российскому законодательству относится к ценностям (73% опрошенных следователей и 39% судей)и как их следует принимать в залог(78% и 43% соответственно).
[13] Как причину, сдерживающую распространение практики, фиксированный размер залога назвали 66% судей и 69% следователей.
[14] 74% судей полагают, что в качестве предмета залога должны выступать только денежные средства, а «мертвые» нормы, предусматривающие возможность использования иного имущества, целесообразно исключить. Остальные 26% предложили сохранить существующий перечень залогового имущества, однако адаптировать его под реальные возможности правоприменителя.
[15] Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. URL: http://www.cdep.ru/ (дата обращения: 11.06.2018).