Российские судьи как профессиональная группа: социологическое исследование

 Издание представляет результаты социологического исследования, посвященного основным характеристикам судей как профессиональной группы. В книге исследуются социально-демографические характеристики судебного корпуса, структура профессионального сообщества, ценности и нормы, специфика профессионального поведения, а также рабочая нагрузка и бюджеты времени судей. Издание адресовано юридическому сообществу, специалистам в области государственного управления, экспертам, ученым-обществоведам.

Волков В.В., Дмитриева А.В., Поздняков М.Л., Титаев К.Д. Российские судьи как профессиональная группа: социологическое исследование / под ред. В. Волкова. — СПб.: Институт проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2012. — 60 с.

ISBN 978-5-94380-127-3

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

Данное социологическое исследование посвящено основным характеристикам судей как профессиональной группы: социально-демографическим особенностям, структуре профессионального сообщества, ценностям и нормам, специфике профессионального поведения, рабочей нагрузке и бюджетам времени.

Исследование проводилось в феврале-июне 2011 года. На подготовительном этапе было проведено восемнадцать фокусированных экспертных интервью с судьями из четырех регионов Российской Федерации. Затем был проведен опрос в пяти регионах из пяти федеральных округов. Всего было заполнено 759 анкет. В ноябре-декабре 2011 года было проведено шесть дополнительных интервью с судьями для интерпретации результатов опроса.

При 99% уровне доверительной вероятности ошибка выборки составляет 4,6%.

Среди судей преобладают женщины, в выборке оказалось 66% женщин и 33,3% мужчин. В судейском сообществе значительное место занимают судьи, пришедшие в профессию в постсоветское время, особенно после 2002 года (таких 57,4%). Средний возраст судей — сорок три года.

Российские судьи — профессиональная группа с низким уровнем географической мобильности. 76,9% судей работают в том же регионе, где выросли, причем из них 48% не переезжали за пределы своего региона и получили высшее образование в том городе, где родились. 14,6% остались там, где получали высшее образование. Лишь 8,2% работают не в том регионе, где выросли или учились.

Основным источником пополнения судейских кадров является аппарат судов (и судебный департамент) — до 29% судей имели такой опыт работы. Среди этих судей преобладают женщины, занимающие должность судьи в достаточно молодом возрасте (более половины из них вступили в должность до тридцати лет). Вторым по значимости является опыт работы в прокуратуре (16,7%), а также в правоохранительных органах (16%). Оттуда приходят преимущественно мужчины более старшего возраста. Значительное количество судей ранее имело опыт работы в юридических службах государственных организаций. Относительно мало судей с адвокатским опытом работы.

Ценностным ядром судейского корпуса является триада «законность — защита прав — справедливость», причем «законность» занимает центральное место, именно через призму этого понятия воспринимаются и «права», и «справедливость».

В судейском корпусе можно выделить две субкультуры, для которых характерно разное виденье профессиональных норм и разное представление об образе идеального судьи. Первая субкультура в большей степени ориентирована на аппаратные нормы (дисциплину, внимательность, аккуратность) и на строгое следование букве закона. В ней преобладают женщины достаточно молодого возраста, которые имеют опыт работы в аппарате судов. Представители этой субкультуры больше загружены, более зависимы от мнения коллег и позиции председателя суда или вышестоящих судов. Во второй субкультуре больше ценится независимость, бескорыстность и справедливость как нормы профессии. При принятии решений представители этой субкультуры в большей степени полагаются на собственное усмотрение. В ней больше мужчин более старшего возраста, имевших опыт работы в прокуратуре и правоохранительных органах.

Председатели судов существенно отличаются от судейского корпуса в целом как по социально-демографическим характеристикам, так и по нормам (профессиональной культуре). Среди них больше мужчин (48,6% против 33,3% в остальном судейском корпусе), значительно выше доля судей, вступивших в должность в советское время (43% по сравнению с 4,6% в остальном судейском корпусе), более высокая доля тех, у кого был предшествующий опыт работы в прокуратуре (27,3% против 16,4% в остальном судейском корпусе). Для их профессиональной культуры характерен более явный акцент на открытость и справедливость, а не на ответственность и внимательность.

Средний уровень нагрузки у судей, попавших в выборку, составляет тридцать дел в неделю. При этом половина судей рассматривает меньше двадцати трех дел и материалов в неделю. Наиболее распространена ситуация, в которой судья рассматривает от десяти до двадцати дел в неделю (25,9%), а также ситуации с нагрузкой менее десяти дел в неделю (22,1%) и двадцати одного-тридцати дел в неделю (20,7%). Хотя четверть судей рассматривает в неделю от десяти до двадцати дел, у достаточно большого количества судей (12,4%) стандартная еженедельная нагрузка превышает пятьдесят дел и материалов в неделю, что означает, что судья должен выносить решения по десяти делам или материалам в рабочий день. Это значит, что — при восьмичасовом рабочем дне — судья тратит сорок восемь минут на одно дело.

В целом судьи как профессиональная группа обладают большой степенью единства и, несмотря на присутствие субкультур с характерными половозрастными и карьерными особенностями, эта группа стабильно себя воспроизводит в последние два десятилетия. Главным источником изменений в судейском корпусе в настоящее время являются сравнительно молодые сотрудницы аппарата судов, которые привносят в профессию нормы бюрократического свойства, связанные с исполнительностью, дисциплиной и следованием букве закона, нежели с независимостью и справедливостью. 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение ............................................................................................................................. 6

Методология исследования ............................................................................................ 7

Эмпирическая база исследования .................................................................................10

Социально-демографические характеристики судей ................................................11

Пол .................................................................................................................................11

Возраст ............................................................................................................................11

Профессиональные когорты ..........................................................................................11

Географическая мобильность ........................................................................................12

Социальный статус и вертикальная мобильность ........................................................13

Образование ...................................................................................................................14

Набор в судьи и профессиональная социализация ...................................................15

Возраст назначения на должность .................................................................................15

Набор в судьи ..................................................................................................................15

Профессиональная социализация .................................................................................20

Нормы и ценности ............................................................................................................24

Ценности .........................................................................................................................26

Чем определяются ценности? ........................................................................................28

Нормы ..............................................................................................................................30

Чем определяются нормы? ............................................................................................31

Особенности председателей судов ...............................................................................35

Особенности взаимодействия судей с другими профессиональными группами и роль сообщества .........................................................................................37

Принятие решений и оценка работы .............................................................................40

Принятие судебных решений .........................................................................................40

Оценка работы судей ......................................................................................................42

Рабочая нагрузка ..............................................................................................................45

Уровень нагрузки и ее оценка судьями..........................................................................45

Различия в нагрузке между разными группами .............................................................49

Как отличаются установки судей в зависимости от нагрузки и отношения к ней ........52

Бюджеты времени: как судьи расходуют рабочее время .........................................54 6

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Это социологическое исследование посвящено российским судьям как профессиональной группе. Оно сочетает в себе традиции эмпирической социологии права и социологии профессий. Профессия судьи является одним из наиболее четких и ярких примеров профессии как таковой, наряду с такими профессиями, как врач или ученый. Профессии — это явление, вызванное к жизни разделением труда и специализацией, ростом сложности человеческой деятельности и, соответственно, необходимостью особой подготовки, овладения знаниями, которые даются в специальных учебных заведениях, прежде всего в университетах.

Но с социологической точки зрения профессию образует не техническое знание, а этический или нормативный аспект. Это идея служения или служение идее — то есть наличие некоторого предназначения, более высокого, чем зарабатывание средств к существованию. Само слово profession раньше обозначало постриг в монахи, принятие обета. В отличие от просто работы, движимой материальным интересом, профессия как таковая подразумевает ценностную мотивацию и нормы, регулирующие выполнение долга. Так, врач должен лечить вне зависимости от статуса или расы больного. Мотивация врача подразумевает сильный компонент альтруизма или, как обозначают это социологи, «универсализма», в противовес эгоистической заинтересованности. Таким образом, профессия (в отличие от работы или занятости) предполагает не только специализированные знания и подготовку, удостоверенную специальными сертификатами, но и ценностную ориентацию на служение определенной общественной цели. Поэтому «настоящая» профессия регулируется социальными нормами. Например, непредвзятость (или эмоциональная нейтральность), альтруизм (бескорыстность) являются нормами, определяющими успех деятельности врача, судьи, ученого.

Другим важнейшим аспектом профессии является автономия профессиональной группы (или профессионального сообщества). Чем старше профессия, тем более развиты в ней механизмы поддержания стандартов совершенства, приема в профессиональное сообщество, очищения рядов, разрешения конфликтов, обмена опытом, самоуправления. С социологической точки зрения важно также то, что профессия — это сообщество, которое может обеспечить высокий уровень контроля поведения входящих в него людей, причем этот контроль работает не по принципу кнута и пряника, а через встроенные моральные регуляторы, такие, как профессиональные нормы, идентичность, принадлежность к корпорации.

Наконец, профессионалы обладают властью, которая происходит из их уникальной и неоспоримой компетентности, признаваемой остальными. Пациент подчиняется командам и предписаниям врача именно в силу компетенции последнего, и врачу не требуется каких-либо внешних механизмов обеспечения его власти. Суждения, высказываемые остепененными учеными, принадлежащими к научным обществам и учреждениям, имеют более высокий статус, чем суждения любителей и дилетантов, поскольку на них стоит печать профессионала. Власть судей формально подкреплена исполнительным аппаратом, но их решения легитимны в силу специализированного знания законов и выполнения процессуальных норм.

Таким образом, это исследование основано на предположении, что судьи являются отдельной профессией и профессиональной группой. Хотя их можно отнести к более широкому юридическому полю, в которое входят множество других специальностей (юрисконсультанты, адвокаты, вузовская профессура, нотариусы и другие обладатели юридических дипломов), судьи, безусловно, составляют отдельную профессиональную группу, которой присущи особенности, отличающие ее от других специальностей юридического поля.

Российские судьи стали профессиональной группой относительно недавно. В Советском Союзе были судьи, но не было профессии судьи. Идея была прямо противоположной: судья должен быть народным. Это была должность, занятие, работа, но не профессия, поскольку не выполнялось одно из исходных условий: специальное образование и соответствующий диплом. До конца пятидесятых годов больше половины судей в СССР не имели высшего образования, не говоря уже о профессиональном юридическом образовании. Наряду с отсутствием обязательного специализированного образования, членство в КПСС (контроль, альтернативный внутрипрофессиональному) и формальная выборность (фактически — назначение вышестоящими партийными органами) судей в СССР не позволяли им стать отдельной профессиональной группой. Этого и не требовалось, поскольку суды относились к правоохранительным органам, а существования отдельной судебной власти, основанной на независимых судах, советская юстиция не предполагала. Однако профессионализация судей все же началась еще в советское время: к 1982 году доля судей с высшим образованием выросла до 98,3%, причем в эти годы судьи стали получать и высшее юридическое образование параллельно с основной работой.

Основы превращения судей в самостоятельную профессиональную группу были заложены в России в девяностые годы. Постановление Верховного Совета РСФСР от 24.10.1991 N 1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР» провозгласило независимость судебной власти. Его положения были раскрыты в Законе РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», где в ст. 4 устанавливаются требования к кандидатам на должность судьи, в том числе, в виде обязательного высшего юридического образования и беспартийности. В Конституции Российской Федерации 1993 года были закреплены гарантии независимости судебной власти, последующие изменения законодательства отражали процесс становления судейского сообщества (Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», Федеральный закон от 14.03.2002 N 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»),

Данный проект является первым шагом в изучении того, что представляет собой судейский корпус России как профессиональная группа. Замысел исследования состоит в том, чтобы выяснить ее социально-демографические особенности, профессиональную структуру, источники рекрутирования, образцы нормативной культуры (нормы и ценности), некоторые особенности принятия решений, значимость групповых и иерархических механизмов контроля, распределение времени и нагрузки. 

 

Методология исследования

Одним из основных вопросов при изучении любых профессиональных сообществ является вопрос о нормах и ценностях, присущих членам этих сообществ. К сожалению, прямой вопрос о нормах и ценностях, адресованный конкретному человеку, не способен дать адекватного представления о них. Во-первых, не очевидно, что респондент искренне ответит на вопрос, во-вторых, в большинстве случаев, человек действует под влиянием норм и ценностей, не осознавая этого влияния. Именно поэтому нормы и ценности изучают при помощи специальных методик. Основной из этих методик являются проективные вопросы.

Логика одного из вариантов проективного вопроса предполагает, что человек, когда его спрашивают о том, какова, например, миссия его профессионального сообщества вряд ли ответит однозначно. Но если ему предложат выбор между несколькими вариантами, он с легкостью выберет то, что покажется ему более подходящим. В случае с опросом судей был использован именно этот метод. Был сформирован список из некоторого количества нормативных и ценностных ориентиров, из которого судьи должны были выбрать те ориентиры, которые кажутся им наиболее важными. Список был представлен в виде трех отдельных вопросов, в каждом из которых был дан список из пяти — девяти нормативных принципов. Респонденту предлагалось выбрать два или три наиболее значимых с его точки зрения. Задача подобных вопросов не только определить приверженность того или иного человека определенным ценностям, но и увидеть, как исследуемое профессиональное сообщество распадается на группы. Если бы все опрошенные делали совершенно одинаковый выбор, то это означало бы, что вопрос «не сработал», а варианты были предложены неправильно. Однако этого не случилось. Ответы на все три вопроса позволили увидеть различия между разными группами внутри профессионального сообщества.

Проективные вопросы в социологическом исследовании не направлены на то, чтобы высветить определенные качества конкретного респондента (именно этим они отличаются от психологических тестов). Например, из перечня наиболее важных профессиональных качеств человек может по ряду «психологических» причин выбрать «бескорыстие». В частности, ему может казаться, что окружающие его судьи слишком корыстны уже сегодня, он может, обдумав проблему, видеть в потенциальной корыстности судей самые большие риски для судебной системы в целом, или же он может испытывать некоторую вину за свои корыстные поступки. Для психолога важны именно мотивы, по которым человек делает тот или иной выбор. Для социолога важны не мотивы, а поступки. Не важно, по каким соображениям судья называет «бескорыстие», важно, что все судьи, выбравшие этот вариант, ведут себя схожим образом. То есть, выбор некоторых ценностей является индикатором, указывающим на определенные поведенческие характеристики. Судьи, которые ориентированы на «бескорыстие» как важную черту судьи, будут вести себя схожим образом вне зависимости от того, чем именно вызван их повышенный интерес к этой части профессиональной этики. Судья, который выбирает «справедливость» и «законность», но не выбирает «защиту прав граждан», отличается по своим профессиональным ориентирам от судьи, который выбирает в качестве значимых норм «борьбу с преступностью» и «защиту прав граждан». Следует подчеркнуть, что выбор характеризует только профессиональные ориентиры конкретного судьи, которые могут быть не связаны с его человеческими качествами или связаны с ними крайне слабо.

Социология профессий опирается на гипотезу о том, что выборы подобного рода позволяют более или менее предсказать поведение человека в той или иной ситуации. Например, предполагается, что судья сильнее ориентированный на «профессиональную специализацию» как важное качество потенциального коллеги, будет более требователен к профильным навыкам молодого судьи, а судья, большее внимание уделяющий «независимости», будет внимательнее присматриваться к прошлым связям начинающего коллеги. Таким образом, нормы и ценности, которые указываются как относительно более значимые, позволяют говорить о поведении человека в определенных типах ситуаций.

В описываемом ниже исследовании, как и во многих подобных исследованиях профессиональных групп, мы опирались на ценностные выборы судей для того, чтобы сравнить между собой разные группы внутри судейского сообщества. Например, этот метод позволяет нам увидеть, что женщины-судьи чаще выбирают такие ценности, как «аккуратность» и «внимательность», а мужчины такие, как «справедливость». Все эти закономерности будут подробно описаны ниже. Выявление подобных групп позволяет понять, что и каким образом влияет на ценностные ориентиры российского судейского корпуса.

Второй блок вопросов, которые задавались судьям и которые нуждаются в дополнительных пояснениях — это вопросы об их повседневной работе. В анкете были вопросы о том, как распределяется бюджет времени конкретного судьи, какие вопросы обсуждает респондент с коллегами, на что ориентируется при принятии решений и тому подобные. Изучать повседневную жизнь через анкетный опрос — достаточно сложная задача. Дело в том, что повседневная жизнь и повседневные поступки очень сильно рутинизированы, то есть находятся за пределами осознания, поскольку совершаются автоматически. 9

Прежде чем приступить к анкетному опросу, социологи берут интервью. Сначала проводятся неформализованные беседы, которые посвящены подробному описанию рабочего дня, обычных повседневных поступков (в случае с судьями — ведению судебных заседаний, подготовке текстов решений и т.д.). В анкете судьям предлагают выбрать один из предложенных вариантов (список которых формируется на основании материалов интервью). Например, мы не спрашиваем о том, что именно занимает больше всего времени на протяжении рабочего дня, но предлагаем оценить степень загруженности теми отдельными видами работы, которые на основании интервью кажутся нам ключевыми. Также, когда мы хотим узнать о том, что именно влияет на оценку работы конкретного судьи, мы сразу предлагаем ему оценить важность нескольких отдельных критериев, которые упоминались в интервью и неформальной профессиональной дискуссии. Понятно, что для отдельных респондентов предлагаемые списки могут не подойти. Так, например, кто-то из судей при принятии решения вспоминает, какие решения принимал по похожим делам его старший коллега, а такого варианта в анкете нет. Однако качественно проведенное предварительное исследование позволяет охватить все ключевые повседневные практики в анкетном опросе.

Социологические исследования, как в сфере повседневной жизни, так и в сфере изучения ценностей, опираются не на нормативное, а на реальное поведение. Так, формально, принципы «справедливости» и «законности» равноценны. Однако исследователь намеренно ставит респондента в ситуацию, когда между ними надо выбирать, демонстрируя свои личные предпочтения.

В ходе анализа результатов анкетного опроса исследователи опираются на статистические выводы. Статистическое описание работает с понятием «тенденция» (например, обнаруживается тенденция, что женщины из набора предложенных альтернатив склоняются к варианту «А», а мужчины — к варианту «В»). Или мы можем говорить о том, что средний председатель на десять процентов больше загружен административной работой, нежели средний судья, не занимающий этого поста.

В этой ситуации возникает естественный вопрос о том, когда можно говорить о наличии некоторой тенденции. Например, если мужчины выбирают вариант «А» на полтора процента реже, чем женщины, это уже тенденция или еще нет? Для этого в статистике разработана система критериев, которые позволяют оценить вероятность присутствия некоторой тенденции не только в выборке, но и в генеральной совокупности. Самый известный из таких критериев — это ошибка (или погрешность) выборки. Если разница между двумя феноменами больше, чем удвоенный размер ошибки, то некоторое различие наблюдается не только в данной конкретной выборке, но и в генеральной совокупности. Однако в чистом виде ошибка выборки применима только к простым ситуациям, когда сравниваются две цифры в ответах на один вопрос.

Для более сложных ситуаций разработан ряд статистических критериев, который позволяет оценить вероятность наличия или отсутствия связи. Самыми известными из них являются коэффициент корреляции Пирсона и критерий Хи-квадрат Пирсона. Эти критерии позволяют оценить вероятность того, что связи между двумя признаками нет (то есть в нашем примере выбор между альтернативами «А» и «В» не зависит от пола). Принято считать, что зависимость значима, если вероятность того, что два показателя не связаны друг с другом, не превышает 1% или 5% (соответственно, с вероятностью 99% или 95% можно утверждать, что два параметра связаны друг с другом). В настоящем отчете уровень значимости в 99% отмечен в таблицах и на диаграммах двумя звездочками (**), уровень значимости в 95% отмечен одной звездочкой (*). 10

Эмпирическая база исследования

Исследование проводилось в феврале-июне 2011 года. На подготовительном этапе было проведено восемнадцать фокусированных экспертных интервью с судьями из четырех регионов Российской Федерации. Затем была создана анкета и проведен опрос в пяти регионах из пяти федеральных округов. Опрос проводился методом заполнения анкет. На данный момент для анализа доступны 759 анкет. В ноябре-декабре 2011 года было проведено шесть дополнительных интервью с судьями.

При 99% уровне доверительной вероятности ошибка выборки составляет 4,6%.

Предлагаем вам ознакомиться с результатами исследования: "Российские судьи как профессиональная группа: социологическое исследование" (http://www.enforce.spb.ru/images/analit_zapiski/Jan_2012_NormsValues.pdf